№58
Июнь 2017
ISSN
1990-4126

English

«Архитектон: известия вузов» № 14 - Приложение Июль 2006

Архитектура


 Вырлан Александр Иванович

аспирант УралГАХА Научный руководитель: кандидат архитектуры, профессор Санок С.И.

ТРАНСФОРМАЦИИ ЭЛЕМЕНТОВ СОВРЕМЕНОЙ ГОРОДСКОЙ СРЕДЫ


Современная городская среда предстает перед нами в постоянном движении, развитии и преобразовании. И это понятно, коль скоро сам термин «город», как таковой, среди прочих определений на современном этапе, формулируется не как застывшая материальная оболочка, а как процесс внутри этой оболочки, трансформирующий ее. При этом под процессом понимается постоянно происходящие изменения градостроительной системы, связанные с:

  • деятельностью населения: ежедневной и периодической, выражающейся в перераспределении населения, его потребностей по территории (миграция);
  • изменением потребностей человека (жителя), технологий, социально-экономических отношений, обуславливающих изменение как отдельных элементов, так и системы в целом;
  • изменением самих материальных элементов в силу их физического разрушения.

 Таким образом, «город» предстает перед нами как совокупность процессов, проявления которых можно рассматривать в изменении архитектурной среды, то есть через ее трансформацию.

Например, изменение социально-экономических отношений – появление различных форм собственности на землю, или наоборот, монополизация права собственности в руках государства – влечет за собой сразу целый ряд изменений, имеющих возможность оказывать существенное влияние, как на формирование среды, так и на всю градостроительную систему. Это, прежде всего, возможность или невозможность выбора видов застройки; изменение или отказ от ранее принятых градостроительных документов и принципов ориентации среды (на месте вместо запланированного появляется совсем другое); появление территорий и мест, выходящих из под «прямого» контроля общественности и администрации, или же полная централизация контроля над градостроительной деятельностью. Речь идет о видах использования территории (разрешенных, неразрешенных) [3], направлениях развития системы, скорости и интенсивности использования территорий.

Само собой разумеется, что «город», как всякая система, имеет собственную структуру, то есть совокупность устойчивых связей объекта, обеспечивающих его целостность и тождественность самому себе [2]. Данная структура проявляется в наличии тех или иных объектов, их группировке, размещении, возможности взаимодействия. Теория градостроительства рассматривает всю совокупность элементов системы как каркас города (инженерный, транспортный, ландшафтный природный и ландшафтный антропогенный) и как его ткань. Каркас, включающий в себя наиболее важные системообразующие элементы, является наиболее устойчивой подсистемой. Однако, при всей его устойчивости, он все же подвергается интенсивным изменениям, прежде всего внутри себя самого: одни элементы каркаса заменяются другими, меняются качественные характеристики самих элементов.

Городская ткань, являясь более однородной структурой по составу элементов в ходе использования (например, жилые территории) более инертна и не может своевременно перестраиваться под изменяющиеся условия существования системы, требования населения. В этой связи она подвержена замене на более активные элементы каркаса: в однородных жилых структурах появляются элементы торговли, обслуживания, развлечений.

Поскольку в данном контексте «город» решено понимать как процесс, или даже совокупность процессов, приводящих к трансформации материальной оболочки, то городская ткань – промышленные районы и жилые районы – кардинально реагируют на изменения. В теории градостроительства конца XX века жилая среда, как элемент ткани, рассматривалась как подвергающаяся изменениям гораздо легче, нежели промышленные территории [2]. Однако на современном этапе сложилась ситуация, прежде всего в центрах крупных городов, когда и промышленные территории подвергаются значительно большим и динамическим изменениям, более всего подпадающим под понятие «трансформация». Эти изменения приводят к полной утрате этими территориями черт, свойственных промышленным. По сути, сложилась ситуация, когда считавшиеся ранее более инертными промышленные территории и менее инертными – жилые, как бы, поменялись местами. В силу ряда причин, в частности, экономических, трансформация промышленных территорий стала намного проще, чем жилых.

Вместе с тем, трансформируемые промышленные территории составляют относительно небольшую часть от общей территории градостроительной системы. А бурно развивающаяся жилая среда, в силу своего больше распространения, создает впечатление больших проявлений современных трансформаций.

Городскую ткань можно осмелиться назвать индикатором современных преобразований. Оглядываясь назад и опираясь на понимание трансформации как преобразования, причем достаточно быстрого, порой претендующего даже на некую революционность, можно действительно удостовериться в подобной способности городской ткани.

В настоящее время жилая среда переживает и будет переживать серьезные изменения. Связано это с целой совокупностью факторов, среди которых значительную роль играют, несомненно, факторы административно-правового характера. Принятие нового Градостроительного кодекса, нового Жилищного кодекса, провозглашение новой жилищной программы государства являются серьезным толчком к изменениям в современной жилой среде. Само собой разумеется, что названные административно-правовые факторы сами по себе являются следствием назревших изменений в самом нашем обществе. Так, выступление небезызвестного деятеля советской эпохи положило начало борьбе с «излишествами» в архитектуре, вылившееся в то, что сегодня мы называем «хрущевки». Но одновременно это спровоцировало быстрый рост однотипных «черемушек» во всех крупных, больших, средних городах, интенсивное освоение территорий и, как следствие, появление «поясов» жилых районов вокруг центральных зон городов, застроенных в большей степени некапитальным жильем, промышленными, коммунальными предприятиями. Функциональная структура города оказалась «вывернутой наизнанку», трансформированной. А жилые территории, формировавшиеся в административном порядке, оказались не только архитектурно обезличенными, но и оторванными от городских мест социальной активности.

Отношение к данному промежутку истории отечественной архитектуры может быть неоднозначным, однако напрашивающиеся аналогии между тем периодом и нынешним без внимания оставить нельзя: задачи стояли одни и те же – решить проблему с жильем для населения, массовым жильем. Однако там, где раньше достаточно было одного удара кулаком по столу, теперь приходится разрабатывать целый комплекс нормативно-правовых актов – и это специфика нашего времени.

Жилищная программа государства, опираясь на новые социальные отношения, определила несколько основных типов жилья: «высококомфортное», «комфортное», «массовое», «социальное», «специальное».

Высококомфортное и комфортное жилье характеризуется высокими архитектурно-планировочными показателями, высоким качеством обслуживания, тяготением к замкнутости и самодостаточности: встроенные объекты обслуживания, многообразие предоставляемых услуг, особые условия безопасности.

Доступное широкой массе жилье является своего рода компромиссом между комфортным и социальным. Здесь присутствуют относительно высокие архитектурно-планировочные параметры среды, однако уровень обслуживания значительно ниже.

Социальное жилье – это, прежде всего, доступное жилье. Доступное необеспеченному населению в форме социального найма [4]. Но если копнуть глубже в понятие «социальное», то мы увидим, что на данный момент это жилье, где сэкономлено буквально на всем: на строительных материалах, инженерном оборудовании, объемно-пространственном решении, даже сам процесс проектирования урезан до крайних пределов.

Таким образом, на современном этапе уже сложилось деление жилой среды по качеству, что влечет за собой особые условия размещения ее в пространстве. Подобное деление ведет к расслоению жилой среды. Значит, утверждение, что «социальная иерархия отражается в иерархии пространственной» [1], по-прежнему верно и будет таковым. Поэтому подобный факт, при всей его негативной внешней окраске, является всего лишь одним из современных процессов, влияющих на изменение архитектурной среды.

Расслоение жилой среды влечет за собой проблему выработки параметров комфортности той или иной территории, что, в свою очередь, требует решения вопросов зонирования. На современном этапе, в условиях трансформации правовой, строительной, нормативной базы, в изменившихся условиях жизнедеятельности основной задачей стал поиск решения архитектурно-пространственной и территориальной организации различной по качеству жилой среды с учетом существующего опыта. Причем, в этот процесс включается и уже существующее жилье. Таким образом, процесс трансформации затрагивает всю жилую среду города.

В настоящий момент не только жилая среда с многоэтажной застройкой претерпевает изменения. Широкое развитие получило малоэтажное индивидуальное строительство. В генеральном плане города Екатеринбурга заложены значительные территории под развитие именно такого жилья. И если раньше подобная среда твердо ассоциировалась с относительно неблагоприятной средой (отсутствие развитых инженерных коммуникаций), а в последние годы с высококомфортной, элитной «коттеджной» застройкой, то в настоящее время, что, несомненно, является новшеством, подобный тип застройки стало возможным классифицировать и как доступную для широкой массы жилую среду [5]. Но разговор идет не о деревнях или поселках. Здесь имеется ввиду так называемое второе жилище горожанина – частный дом в пригороде. Говорить о доступном загородном жилье стало возможным после принятия соответствующей программы правительства, где озвучены механизмы финансового содействия развитию не только городского, но и индивидуального жилья, которое для многих может стать и единственным.

Прогнозируемое бурное развитие индивидуального жилья влечет за собой определенные требования по формированию такой среды, ее физическому расположению. Таким образом, проблемы территориальной организации различных по социальному уровню сред оказывается актуальной не только для центров городов, но и для пригородов.

В условиях постоянно ускоряющейся трансформации, изменения городской среды основной задачей является понимание факторов, движущих этим процессом: как они между собой взаимосвязаны и как себя проявляют. Таким образом, главной проблемой на сегодня является невозможность использования методов прогнозирования развития градостроительных систем, сформулированных в 60 – 80 гг. XX века как «генерального плана» населенного места, базирующегося на едином нормативном подходе.

В этой связи наиболее актуальной задачей является формулирование принципов, методов, подходов, учитывающих процессы трансформации и получивших свое частичное проявление в методах «прогнозирования», «стратегического планирования» и тому подобных.

 


Библиография

  1. Основы теории градостроительства: Учеб. для архитектур. вузов / З. Н. Яргина, [и др.]; ред. З. Н. Яргина. – М.: Стройиздат, 1986. – 325 с.: илл. – Библиогр.: с. 317-321.
  2. Яргина З.Н. Социальные основы архитектурного проектирования: Учеб. для архитектур. вузов / З.Н.Яргина, К.К.Хачатрянц. – М.: Стройиздат, 1990. – 343 с.: илл.
  3. Градостроительный кодекс Российской Федерации. Принят Государственной Думой 22 декабря 2004 года, одобрен Советом Федерации 24 декабря 2004 года.
  4. Жилищный кодекс Российской Федерации. Принят Государственной Думой 22 декабря 2004 года, одобрен Советом Федерации 24 декабря 2004 года.
  5. Программа социально-экономического развития Российской Федерации на среднесрочную перспективу (2006-2008 годы). Утверждена распоряжением Правительства Российской Федерации от 19 января 2006 года N 38-р.

 


ISSN 1990-4126  Регистрация СМИ эл. № ФС 77-50147 от 06.06.2012 © УрГАХУ, 2004-2017  © Архитектон, 2004-2017