№58
Июнь 2017
ISSN
1990-4126

English

«Архитектон: известия вузов» № 14 - Приложение Июль 2006

Архитектура


 Воронцова Дарья Сергеевна

аспирант УралГАХА
Научный руководитель: кандидат архитектуры, профессор Меренков А.В.

ПРОБЛЕМЫ ФОРМООБРАЗОВАНИЯ АРХИТЕКТУРЫ И УРБАНИЗАЦИИ СОВРЕМЕННОГО ГОРОДА


Бурный рост темпов городского строительства свидетельствует о материальном подъеме, об относительной экономической стабильности региона, являясь благом для соответствующих ниш социально-экономической сферы городов. Но, к сожалению, высокий рост строительства не всегда дает одинаково положительный результат для всех сфер жизни урбанистических образований, среди которых присутствуют: политическая, культурно-эстетическая, образовательная, архитектурная, градостроительная и др.

Речь идет о разрушительной силе отдельных составляющих архитектурного и градостроительного процессов. Дело в том, что все такие привычные и, казалось бы, обыкновенные города России, среди которых Екатеринбург не исключение, обладают так называемыми «урбанистическими ценностями». Если следовать мнению О. Боигаса, «главного героя реконструкции Барселоны» и автора «Девяти тезисов методологии градостроительства»[1], то к данным ценностям относятся элементы города, формирующие пространство для «коллективной жизни разных городских сообществ».

Под такими элементами подразумеваются привычные улицы, парки, кварталы, монументы. Данные элементы являются ценностями больше не исторического, а семантического характера. Они несут в себе символическую информацию о данном городе, а также обладают функцией, понятной, легко распознаваемой разными поколениями жителей и посетителей города. Это привычное обыденное пространство на самом деле уникально и неповторимо, так как формирует основной сценарий жизни горожан. Его нельзя буквально перенести в другой город, ибо оно потеряет свой смысл и станет бесполезным. Оно не является случайно сложившимся, «побочным продуктом»[1] цивилизованного города из-за своей определенности, некоторой цельности городского пространства, отработанной веками. К. Линч в своей книге «Образ города» упоминает о значимости символической среды в жизни города и человека в нем[2].

Искусственное грубое вмешательство в данные естественные процессы урбанизации может привести к коренному изменению содержания, образа жизни отдельных сообществ, которое может оказаться и не плодотворным, или привести к гибели данного города. Гибель города может быть выражена как в утрате его в качестве культурной ценности, так и в утрате городом его основных материально осязаемых смыслов. Утрата основного содержания может сделать городское образование не пригодным для жизни коллективных сообществ, а утрата культурных признаков сделает город, по меньшей мере, неприятным для существования в нем и понизит его статус.

Данная работа не имеет целью призвать к консервативному отношению к архитектуре, не призывает к воспроизведению образцов ушедших эпох или их элементов. Речь идет о современных интерпретациях уже существующего города, о причинах появления новых типологических объектов многофункциональных комплексов и способах их деликатного внедрения в существующий городской порядок. Глубокий анализ, который не ограничивался бы относительно кратковременными экономическими прогнозами, а уповал бы на урбанистическую целесообразность и архитектурную элегантность, помог бы определить наиболее эффективные площадки для строительства таких объектов. Контроль над территориальным размещением помог бы сохранить функциональное содержание города и избавиться от бросовых территорий (фото 1, 2, 3), которые формируются в настоящее время, как в центре города, так и на его окраинах.

фото.1 фото.2 фото.3

 

В отсутствии подобных способов контроля над развитием города кроется одна из основных проблем российской урбанизации: «тканевая» беспорядочность среды. В результате многие современные объекты, среди которых многофункциональные комплексы исполняют ведущую роль, вырастают подобно раковым опухолям в клетках живых тканей города.

Другая, не менее злободневная проблема, характерная для многих городов России: это условия формирования средствами объемной архитектуры ткани современного города. В настоящий момент разрешение на строительство того или иного объекта производится в основном по соответствию его генерального плана генеральному плану города, нормативным и количественным ограничениям участка. По этому поводу справедливо высказался О.Боигас: «По всей Европе в течение этих последних тридцати лет генеральные планы обосновывали разложение городов, отсутствие у них социальной и физической цельности, их распад на отдельные гетто и прокладывали путь криминальной спекуляции незастроенной землей» [1]. Автор данного высказывания справедливо предлагает проектировать не плоские генпланы, а объемные структуры города, «квартал за кварталом», сочетая их друг с другом. Более детальное объемное моделирование на начальных этапах проектирования, а также на этапах утверждения генеральных планов городов позволило бы наглядно демонстрировать профессионализм, правоту мастеров и отсутствие данных характеристик их деятельности. Таким образом могла бы решаться проблема эстетического качества архитектуры, а не просто её функционального содержания и физических параметров.

В результате существования подобных проблем и отсутствия поисков их решения мы имеем заведомо бросовые территории и агрессивные архитектурные объекты, подлежащие, минимум, реконструкции ещё в процессе строительства, а максимум – сносу. Агрессия архитектуры направлена против существующего уклада города, а также и против отдельного человека, менталитет которого развивался в соответствии с его жизнью в данном городе.

Невниманием к данной проблеме в среде зодчих-практиков и законодателей архитектурных процессов можно объяснить явную нестыковку современного облика екатеринбургских многофункциональных торговых центров с «урбанистическими ценностями» самого города. На самодостаточную архитектуру, которая имеет право не подчиняться механически окружающей среде в силу своего культурного первенства, отечественные торговые центры также не похожи. Их не могут исправить попытки подражания качественным зарубежным образцам из-за дешевизны исполнения, из-за упрощенных функциональных структур, основанных на максимальном использовании площадей, из-за невнимания к интерьерным пространствам.

Среди причин такого отношения общества к современному российскому городу и его архитектуре можно отметить следующие: во-первых, коммерциализация строительства, как самоцель, подкреплена маркетинговыми исследованиями, бизнес-планами, не учитывающими культурно-этических факторов, моральной долговечности объектов; во-вторых, выработка практикой стандартного упрощенного и экономичного типа здания вполне приемлема для менталитета людей, воспитанных на типовом строительстве. Современный российский заказчик не стремится к индивидуальности своего объекта, для него является нормой факт похожести его здания на здание его конкурента.

Проблемы современного российского города выходят далеко за рамки архитектуры. В таком случае архитектор и градостроитель могут решать многие, но не все проблемы, связанные с урбанизацией и архитектурой. При настоящем динамизме в развитии наук, технологий, техники, смене моды, мышления архитектор не может рекомендовать или навязывать какие-либо известные стилевые приемы в формообразовании, превращать в догму существующие сетки улиц, кварталов. Но объективные характеристики, критерии оценки архитектурного творчества и современных городских объектов все же стоит искать.

Если обратиться к высказываниям теоретиков разных эпох и культур, то можно встретить следующие мнения по поводу формирования города и его облика. О. Боигас предлагает в свете проблем реконструкции Барселоны методологические рекомендации: «…архитектура должна в первую очередь учитывать форму города и ландшафта и участвовать в создании их новой конфигурации» [1]. А.И. Каплун в своей книге «Стиль и архитектура» [3] предлагает искать новые возможности реализации фундаментального понятия «стиль», преобразуя эпохальные характеристики стиля в индивидуальный художественный язык, отвечающий требованиям времени. В современной трактовке в качестве основы для формирования индивидуального художественного стиля стоило бы подразумевать региональные, национальные, климатические факторы, влияющие на формообразование.

К.Линч, автор книги «Образ города», предлагает формировать символическую среду, обеспечивающую ориентиры, защищенность человека, эмоциональную и смысловую доступность города.

К.Зитте, сформулировавший «Художественные основы градостроительства» [4], выдвигает в качестве основ градостроительства создание городской среды, отвечающей масштабу человека.

Данные точки зрения можно объединить по тому, что все они выражают интересы человека в городском пространстве, которое призвано обеспечивать материальную и культурную безопасность пребывания в ней человека.

В период высокой коммерциализации архитектуры практически бесполезно заострять внимание на культурных ценностях, этических и, тем более, семантических её характеристиках. Но стоит вести речь о новых методах проектирования: более продуктивном участии объемной архитектуры в градостроительных процессах, более строгом подчинении объемной архитектуры так называемым «урбанистическим ценностям», новым оценочным критериям архитектуры, отвечающим не только за её функциональное содержание, но и за её смысловое значение. Объемная архитектура на начальных этапах согласования землеотводов позволит проектировать целостный город, без обрывочных территорий, непригодных для пребывания человека. Подчинение объемной архитектуры существующему сценарию развития города избавит его от нелепых форм, механически заимствованных из разных культур и эпох. Научно сформулированные критерии оценки позволят избегать дилетантских суждений и решений в сфере архитектуры и градостроительства.

 


Библиография

  1. Боигас О. Десять тезисов методологии градостроительства  // Проект International 11. – 2006 г. – С. 54 –56.
  2. Линч К. Образ города: пер. с англ. под ред. А.В.Иконникова, пер. В.Л.Глазычева.  – М.: Стройиздат, 1982 г. – 328 с.
  3. Каплун А. Стиль и архитектура / ЦНИИ теории и истории архитектуры – М.: Стройиздат, 1985 г. – 232 с.
  4. Зитте К. Художественные основы градостроительства: перевод с немецкого Я.А. Крастиныша.  – М.: Стройиздат, 1993 г. – 255 с.

 


ISSN 1990-4126  Регистрация СМИ эл. № ФС 77-50147 от 06.06.2012 © УрГАХУ, 2004-2017  © Архитектон, 2004-2017