№58
Июнь 2017
ISSN
1990-4126

English

«Архитектон: известия вузов» № 14 - Приложение Июль 2006

Архитектура


 Виноградова Евгения Игоревна

аспирант УралГАХА. Научный руководитель: кандидат архитектуры, профессор Барабанов А.А. Уральская государственная архитектурно-худоржественная академия г. Екатеринбург, Россия

ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О МЕНТАЛЬНЫХ КАРТАХ ГОРОДА ЕКАТЕРИНБУРГА


Сегодня внешний облик города – его архитектура, строения – меняются очень быстро, в связи с чем изменяются и требования к нему, как некому социальному объекту, приводящие к изменению представлений жителей о городе, влияющих на жизнь, планы и настроение людей. Один из важнейших аспектов изучения влияния является ментальный образ города, сложившийся в сознании жителей.

Весной 2005 года было проведено исследование ментальных карт Екатеринбурга его жителей. Основой для работы послужили труды К.Линча, который одним из первых занялся вопросом представления города в сознании его жителей, [4,5] С. Милграма, рассматривающего возможные психологические факторы, влияющие на формирование ментальных карт. [2]. Кроме того были учтены результаты исследований особенностей восприятия Екатеринбурга его горожанами, проведенных Иовлевым В.И. [1] и Холодовой Л.П. [3].

Хотя суть самого понятия «ментальная карта» со времени его использования К.Линчем до настоящего времени несколько изменилась, это нисколько не умаляет, а даже увеличивает его значимость.

Теперь, под ментальной картой понимается образ города, формирующийся в сознании человека под влиянием важных лично для него социо-культурных, исторических, архитектурных особенностей города, а также в силу личностных черт самого человека и сложившихся у него установок по отношению к городу.

В данном исследовании использованы два метода: анкетирование и графическое изображение карты города по представлениям горожан. Объектом исследования выступили 126 жителей Екатеринбурга в возрасте от 13 до 50 лет. Предметом исследования было представление о Екатеринбурге, сложившееся в сознании его жителей.

На первом этапе исследования с помощью анкетирования исследовалось отношение жителей к объектам городской архитектуры, запечатленным в ментальных картах города. В ходе анализа отношения жителей к «первичным слагаемым» городской архитектуры – к конкретным видам и типам зданий – были получены следующие результаты: наиболее привлекательными являются старые особняки, они нравятся более 55% опрошенных; новое элитное жилье вызывает положительные эмоции более чем у 80%; свое негативное отношение к «хрущевкам» высказали более 40 % жителей.

Екатеринбург является крупным промышленным центром, наполненным заводами, фабриками и другими промышленными объектами. Подавляющая часть жителей города (более 75%) разных возрастов не удовлетворены внешним видом зданий.

Важным акцентом привлечения внимания горожан являются общественные центры, в том числе, крупные универмаги, театры и т.д. Большинство (в среднем по 90%) ответили, что им нравится, как выглядят эти здания, при этом 25% ответивших очень довольны этими зданиями.

Столь положительное отношение горожан к данным типам строения связано не только с архитектурой общественных зданий, но и с тем значением, которое с ними связано у горожан. Существует положительная связь между тем, насколько человек близко знаком с данным типом зданий, приходилось ли наблюдать вблизи его или быть внутри и тем, какую оценку он дает его экстерьеру.

Тенденции современной архитектуры связаны с ростом города по «вертикали». Хотя в России проблема «вертикального» города еще не возникла, но полмира уже изучает влияние небоскребов на жизнь человека. Подавляющее большинство опрошенных горожан считает, что для города было бы лучше, если дома были бы от 9 до 16 этажей. Ясно, что горожане не готовы к застройке Екатеринбурга небоскребами.

Как показало исследование, горожан заботит степень озеленения города. Каждый четвертый житель считает, что озеленение в городе явно недостаточно и необходимо увеличить количество зеленых насаждений.

В число важных первоочередных изменений, высказанных респондентами, вошел снос старого жилья, что связано с остро существующей проблемой жилья в городе.

В ходе исследования было выяснено, какие места горожане считают самыми красивыми, а какие причисляют к культурному наследию.

В качестве красивых места и пространств анкетируемыми было названо всего 25 городских элементов. При этом самыми красивыми были названы – Плотинка (15% горожан) и Храм на Крови (15% опрошенных), Церковь Вознесения Христова и Театр оперы и балета (по 8% респондентов).

Самое красивое место в городе 15% опрошенных связали с его неповторимой архитектурой, для15% «зеленый уголок» – самый важный показатель, а 7,6% основным качеством такого места считают чистоту и уют.

Были названы 27 объектов Екатеринбурга культурным наследием, среди них: комплекс Храм на Крови (12,5 %), Плотинка (8, 3%), храмы (8,3). Но в то же время 15% горожан затруднились сказать, что является главным культурным наследием Екатеринбурга.

В итоге можно сказать, что существуют такие места в Екатеринбурге, которые играют значимую роль как в организации городского пространства, так и в формировании образа города в глазах его жителей. Это Плотинка и комплекс Храм на Крови.

Чтобы понять отношение жителей к Екатеринбургу, мы попросили выразить свое отношение к нему через прилагательные, которые бы более всего отражали его особенности. Всего было названо 33 прилагательных. Если объединить мнение большинства о городе, то получится следующая характеристика: «Грязный, большой, но красивый и родной Екатеринбург».

На формирование представления о городе оказывает влияние его архитектура и городская инфраструктура, удовлетворяющая различные потребности жителей. Как показали результаты анкет, горожане хотят ходить в кино, театры, кафе, но все же проводят большинство своего свободного времени дома с семьей, во многом из-за неразвитости инфраструктуры Екатеринбурга, которая не может полностью и качественно удовлетворить базовую потребность человека в общении.

В целом же Екатеринбург нравится его жителям, причем, свое твердое «да» сказали 44% опрошенных , и только 5% респондентов дали ответ «нет».

Екатеринбург привлекает наличием ВУЗов и возможностью работы. Получается, что город – это шанс выжить и обеспечить свое существование, встать на ноги, проявить себя, сделать карьеру со всеми вытекающими отсюда последствиями, т.е. самореализоваться и самоактуализироваться. Ради этого человек может терпеть многие недостатки жизни большого города.

Тех, кто не хотят связывать свое будущее с Екатеринбургом, больше всего беспокоит экологическая ситуация, складывающаяся в нем (50% от желающих уехать); 25% опрошенных беспокоит повышенный уровень преступности в городе.

Было также необходимо понять, насколько хорошо жители знают город. Для этого было проведено анкетирование студентов- архитекторов УралГАХА и УрГУ, обучающихся по специальности «Социальный сервис и туризм» с целью выяснения их уровня осведомленности о структуре городского пространства и выявления существующих у них установок.

В ходе исследования оказалось, что ни один из опрошенных не имеет четкого представления о количестве административных районов, чаще всего студенты путали названия административных районов и жилых микрорайонов. Большинство знает лучше те районы, где расположены места их учебы и проживания.

Анкетирование показало, что город в сознании жителей как бы делится на две части: «личную» часть, включающую значимые именно для конкретного горожанина места; памятники, здания, наполненные личностным смыслом, ассоциациями и воспоминаниями и «общественную» часть города, представленную памятниками, играющими роль неких формальных городских символов.

На этапе исследования ментальной карты Екатеринбурга в сознании его жителей была использована методика, заключающаяся в графическом изображении карты города по представлениям горожан.

В итоге все полученные изображения, названные картами, можно условно разделить на четыре типа.

Первый тип изображений – фрагментарная карта, содержащая фрагменты реальной карты города, оторванные от всей остальной городской структуры. Второй тип – фрагментарно-целостная карта – состоящая из одного или нескольких подробно прорисованных участков города, которые были вплетены в общегородскую структуру. Третий тип – условно целостная карта – представляющая лишь схематичное расположение некоторых районов города относительно друг друга. При этом на таких картах было нанесено очень мало конкретных объектов. Четвертый тип – фронтальная карта – изображения города, которые с трудом можно причислить именно к картам. Они состояли из совокупности городских объектов, никак не соединенных в рисунке между собой.

Частота встречаемости типов карт такова: фрагментарная – 45% от общего числа, фрагментарно -целостная – 26%, условно-целостная – 18%, фронтальная – 11%.

Яркой особенностью всех типов карт Екатеринбурга является то, что только на фронтальных картах отсутствовали дороги, улицы, на всех же остальных коммуникационные связи были представлены. Кроме того, необходимо подчеркнуть еще одну особенность ментальных карт Екатеринбурга: ни одна их них не содержала хотя бы примерный контур города. Из этого можно сделать вывод, что большая часть горожан с трудом может представить себе, как выглядит реальная карта города, какой формы сам город и как расположены относительно друг друга большинство его районов.

Из всех 481 объектов, нанесенных на 42 карты, чаще всего встречались 95 объектов. Наиболее часто встречаемое изображенное место на картах – центр города, который включает в себя несколько опорных точек: в качестве таковых выступают УПИ, Площадь 1905 года, железнодорожный вокзал. Изображение города на южной части чаще всего обрывалось около цирка. Иными словами, на картах большинство респондентов изобразили примерные границы старого Екатеринбурга – города- крепости.

То, что на большинстве карт появляется здание УПИ, можно объяснить тем, что это действительно доминантный объект в городской архитектуре, невольно привлекающей к себе внимание, являющийся ярким завершающим акцентом главной улицы. Однако необходимо добавить, что данный элемент известен всем горожанам (его название, предназначение), т.е. имеет ярко выраженный смысловой оттенок.

Еще одной уникальной городской точкой является Площадь 1905 года – в ней пересекаются главные городские пути, она занимает центральное местоположении и выступает формальным символом власти и управления городом.

Именно к изображению официально важных объектов, составляющих «лицо» Екатеринбурга, можно относить популярность изображения здания городской администрации и Храма на Крови, которые выступают символами мирской и духовной власти города.

Примерно 40 % опрошенных изобразили реку Исеть, что говорит о значимости ее для горожан. Она является неким ориентиром и в тоже время одной из основных композиционных осей, вокруг которой и выстраивается центр города.

На картах были выявлены две группы объектов: объекты, появление которых не зависит от возраста горожанина, ни от пола, ни от его социального положения и места, которые значимы лишь для определенной демографической группы жителей. Например, памятник Татищеву и де Геннину рисуют в основном жители в возрасте от 13 до 18 лет, Храм на Крови – те, кому за 19. Т.е. городское пространство «поделено» на зоны субкультур, объекты которых значимы только для определенной группы жителей. Другими словами, город, его архитектура, некоторые его места являются в буквальном смысле хранителями культур определенных групп, которые помогают сплачиваться их членам, благодаря идентификации с данными местами, которые становится символом данных групп. Это можно видеть при сопоставлении выделяемых «любимых» мест и изображенных объектов на ментальных картах опрошенных.

Интересно, что на ментальных картах Екатеринбурга часто встречается изображения различных магазинов (43% карт). Среди них были такие как супермаркет «Купец» на улице 8 Марта (12% карт, что чаще даже, чем изображения таких культурных центров, как библиотека Белинского, зоопарк, Дом Кино) и очень небольшие частные магазинчики и даже продуктовые киоски. Появление такого большого числа торговых точек на картах, скорее всего, можно связать с тем, что потребительский рынок в последнее время увеличивается, и поход в магазины становится чем-то вроде семейного отдыха. Ввиду этого и того, что в их оформлении используются яркие цвета и нестандартные формы, они становятся ориентирами, доминантами.

Помимо реально существующей ситуации анкетируемые попытались отразить на картах и проблемные аспекты города, которые волнуют его жителей: транспорт и вечные пробки. Это проявилось в том, что в большинстве случаев размеры изображаемых машин и трамваев превышали рисуемые рядом же памятники культуры, архитектуры.

 Большинство жителей на картах изображали места своей учебы и работы (57% карт), но гораздо в меньше (28% карт) изображали свой дом. Ни один из испытуемых старше 24 лет не изобразил место своего проживания. Это объясняется тем, что главными преимуществами жизни в городе и, следовательно, основой жизни в нем является работа, значение которой для большинства, судя по всему, превосходит значение «домашнего очага». Кроме того, жителям больше свойственно выбирать «свой» кусочек города в зоне центра, чем признавать таковым свою квартиру.

Интересной особенностью карт также является часто встречаемое (на 21% карт) изображение часов. Причем, гораздо чаще они встречались у лиц, который имеют более строгий, четкий дневной график. Однако, что примечательно, часы не были изображены ни на одной карте, где присутствовала кольцевая дорога. Действительно, время и замкнутость пространства – два взаимоисключающих элемента. Либо человек ощущает себя полностью погруженным в определенную структуру города, пространство которого замыкается вокруг него, окольцовывает его. Ему уже «некуда спешить» и потому уже не столь важно следить за временем. Либо человек чувствует пространственную свободу и ощущает стремительное течение времени в городе.

Важный стратегический узел города, железнодорожный вокзал, встречается на 40% карт. Он выступает в роли символа городских «врат», через которые житель может «выйти «за пределы города, попасть в другой мир, однако, они на 75% карт «закрыты». «Врата» есть в представлении жителя, ими можно воспользоваться, но выходить через них горожане не спешат. Такой вывод можно сделать, исходя из того, что только на 25% изображена железная дорога (которая является символом движения, изменения), идущая от вокзала, во всех остальных – вокзал представлен только как здание. При этом процентное соотношение изображений только здания вокзала и вокзала с железной дорогой встречаются у иногородних и местных примерно равное. В этом случае можно провести параллель с анкетным данным, по которым более 80% опрошенным сказали, что хотят продолжить жить в Екатеринбурге.

Ментальная карта города является продуктом переживания городского пространства, это наполнение его личностными смыслами, образами и знаками. Они могут иметь как исключительно индивидуальное субъективное значение, так и выражать культуру определенной группы. При этом они могут отражать асоциальные или социально приемлемые данной общей культурой знаки. Наглядной иллюстрацией этому служат ментальные карты города жителей, которые не просто нарисовали «Белый дом», но и подписали название объекта – как «Серый дом» (75%). Памятник Татищеву и де Геннину назвали своим истинным именем 60%, в то же время 40% обозначили его, как «Beaves and Butthead», распространенным именем в молодежной среде.

В целом же, если учитывать подобные сленговые названия, обозначающие места, посещение которых не входит в культурные программы показа города (кафе «Рюмочная», киоск «Табак», Казино, психлечебница и т.д.), то можно увидеть, что 31% карт несут некий асоциальный оттенок. Хотя перемена названий с общепринятых на сленговые может свидетельствовать о принятии места, личной значимости данных объектов для человека. Ментальные карты города отображают опыт переживания городского пространства и наполнение его личностно значимыми смыслами.

Подводя итог анализу графического изображения ментальных карт города Екатеринбурга, можно сказать следующее.

Во-первых, у большинства горожан не сложилась в сознании цельная ментальная карта города, она носит фрагментарный характер. Причем, чаще всего на картах изображается центральный район города, ограниченный железнодорожным вокзалом, УПИ, цирком, Дворцом молодежи, что объясняется скоплением в этом районе большинства учреждений, относящихся к инфраструктуре города, памятникам архитектуры, культуре. Возможно, это также можно расценивать как проявление коллективного бессознательного, заключающегося в принятии города в пределах его первоначальных границ – по периметру его первоначально заложенных улиц. Большинство этих мест несут для жителей личную значимость.

Во-вторых, на картах преимущественно изображаются объекты, которые относятся скорее к формальным символам Екатеринбурга, являющиеся его «лицом» и такие объекты, которые наполнены личной значимостью. Формальными символами Екатеринбурга выступают Площадь 1905 года, здание городской Администрации, Храм на Крови. Большинство изображенных объектов имеют эмоциональную окраску для жителей. Личную значимость, в зависимости от принадлежности к определенной субкультуре, имеют Храм Вознесения Господня, памятники Ленину, монумент Татищеву и де Геннину, Плотинка.

В процессе формирования своей структуры город разросся вокруг центрального ядра таким образом, что многим жителям одного района достаточно знать лишь свой и центральную часть города, чтобы вести полноценный образ жизни, удовлетворяя свои потребности разных уровней. Учитывая это, стоит подчеркнуть, что фрагментарность изображений карт и личная значимость наносимых на нее городских элементов показывают, что Екатеринбург представляет важную часть жизни его жителей. На изображаемых картах отражаются лишь те моменты, которые действительно дороги человеку, которые связаны с его индивидуальными, некими положительными ассоциациями. Это влияет и на оценку города в целом, создавая его притягательный образ. Те же городские элементы, которые не представляют интереса или не вызывают приятных ассоциаций, не удовлетворяют своим внешним видом, отсутствуют на картах, рисуемых горожанами. Город в сознании отдельного жителя – это не просто некая формальная единица, сумма административных районов, а переживаемое личностно пространство, пусть и сужаемое до небольшого участка. Это видно из того, что никто не изобразил незнакомые районы, т.е. всю карту целиком. В итоге, можно сказать, что Екатеринбург действительно личностно дорог его жителям. Они склоны видеть в нем больше положительных моментов, чем отрицательных.

Подводя общий итог проделанной работы, можно с уверенностью сказать о важности и актуальности изучения ментальных карт.

 


Библиография

  1. Иовлев В.И. Экопсихология для архитекторов: процесс и форма. – Екатеринбург: Архитектон, 1996. –304 с.
  2. Милграм С. Эксперимент в социальной психологии – СПб.: «Питер», 2000 – 336 с.
  3. Холодова Л.П. Образ города Екатеринбурга. Екатеринбург – вчера, сегодня, завтра. Материалы научно- практической конференции, посвященной 275 –летию города. – Екатеринбург, 1998.
  4. Lynch K. The image of the city. –1960. –194 p. ill
  5. Meaning and behavior in the built environment. – edit by Geofray Broadbent, Richard Bunt and Tomas Llorens. – New York, 1980. – 372p. ill.

 


ISSN 1990-4126  Регистрация СМИ эл. № ФС 77-50147 от 06.06.2012 © УрГАХУ, 2004-2017  © Архитектон, 2004-2017