№3(59)
Сентябрь 2017
ISSN
1990-4126

English

«Архитектон: известия вузов» № 14 - Приложение Июль 2006

Архитектура


 Сошников Иван Владимирович

магистрант УралГАХА Научный руководитель: кандидат архитектуры, доцент Конева Е.В.

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СТИЛЯ СОВРЕМЕННОЙ ПРОМЫШЛЕННОЙ АРХИТЕКТУРЫ УРАЛА


В настоящее время существует острая необходимость в совершенствовании эстетических качеств городской среды. В большей степени это касается зданий и сооружений второй половины ХХ века, входящих в состав промышленной инфраструктуры городов, поскольку их архитектурно-художественные качества оставляют желать лучшего. Главная проблема современной промышленной архитектуры Урала заключается в ее исключительно утилитарной направленности, которая затмила собой все то, что отличает архитектуру от строительства. Здания превратились, по сути, в функциональные блоки, которые характеризуются исключительно внутренними эксплуатационными качествами. Это обусловлено тем, что в период правления советской власти страна развивала в большей степени военную индустрию и крупное машиностроение, которые требовали немалых площадей и большого количества зданий и сооружений. Именно поэтому считалось, что для возведения промышленных объектов рациональнее использовать типовые проекты, так как они требовали меньших трудозатрат и финансовых расходов. Таким образом, задача подъема промышленности успешно выполнялась, но при этом значительно ухудшалось качество архитектурной среды заводов.

Промышленная архитектура всегда носила утилитарный характер и напрямую зависела от функционального назначения здания. Если рассматривать заводские постройки XIX века, выполненные в стиле классицизма, то можно заметить, что они были похожи друг на друга по структуре производственного процесса и объемно-планировочному решению. В то время, так же как и в ХХ веке, культивировалось своеобразное типовое строительство промышленных зданий и в разных городах можно было встретить одинаковые постройки. Они имели свои закономерности, отступление от которых могло повлечь за собой серьезные затруднения в производстве. Если взять для анализа, например, домны или мартеновские цеха, то обнаружится, что на их внешний облик, в основном, влияет их функциональное назначение. Эти постройки просто не могли иметь другую объемно-пространственную конфигурацию, иначе технологический процесс был бы невозможен. Поэтому можно сказать, что проблема некоторой однообразности индустриальной застройки появилась с начала промышленной эпохи, с той поры, когда начали строить первые капитальные производственные здания и сооружения. Это происходило потому, что в силу технологической направленности в промышленной архитектуре эстетике уделялось меньше внимания, чем функциональности, – здания всегда были достаточно упрощенными, и декор использовался исключительно в пределах разумного. Однако в отличие от типовых производственных построек второй половины XX века промышленные сооружения и комплексы конца XIX века не были полностью лишены художественно-эстетических качеств, неся в себе элементы стилистического направления того времени.

Если отслеживать поэтапно эволюцию промышленного зодчества, то станет очевидно, что оно шло путем упрощения форм и с каждым этапом все больше внимания уделялось функции, что негативно отразилось на эстетических качествах. Это связано, прежде всего, с ростом масштаба промышленности и изменением технологии и характера производства. В XIX веке заводские территории были компактными, а здания достаточно небольшими, процесс производства не требовал крупных габаритов сооружений, поэтому возможностей совершенствования художественных параметров у промышленной архитектуры было несколько больше.

Во многих индустриальных городах Урала возникла крайне критическая ситуация в сфере эстетических качеств промышленной архитектуры. Производство занимает значительную часть городов и напрямую взаимодействует с исторически ценной застройкой, что негативно сказывается на состоянии местных памятников архитектуры. Их территориальные габариты весьма велики в процентном соотношении с селитебной застройкой, а архитектурно-эстетические качества намного ниже, чем у взаимодействующей с данными объектами исторической среды.

Многие памятники архитектуры в течение ХХ века находились в опасности и в любой момент могли быть уничтожены. В частности, при советской власти под угрозу была поставлена легендарная Наклонная башня в Невьянске, уникальный памятник, аналогов которому в мире не существует. Она находилась в то время на территории секретного военного завода. На очень близком расстоянии от нее были выстроены утилитарные промышленные сооружения. Такое расстояние с точки зрения правил охранного зонирования считается критическим. Реставраторы, как и туристы, на территорию завода не допускались, в результате чего памятник архитектуры долгое время пребывал в запущенном состоянии. Разумеется, о каком-либо гармоничном подходе к проектированию новых промышленных зданий в исторической среде не могло быть и речи, так как это не считалось необходимым по причине закрытости данного пространства от посторонних наблюдателей.

При проектировании промышленных объектов в исторической застройке необходимо корректно относится к окружающей среде и не нарушать ее стилистического единства, что может быть осуществлено с помощью внедрения в образную структуру объекта подходящего исторического стиля. Стилевая архитектура во все времена считалась одним из наиболее важных показателей качества художественно-эстетической организации архитектурного пространства городов. Во многих населенных пунктах Уральского региона градообразующим фактором являются промышленные объекты, в которых в настоящее время отсутствует определенный стиль. Подобные тенденции наблюдаются по причине существования стереотипа: некоторые архитектурные стили совершенно неуместно применять в промышленности. Это объясняется изначальной непричастностью того или иного направления зодчества к производственным зданиям. Такие стили как романика, русский (византийский) стиль, готика и барокко в большинстве случаев вызывают ассоциации с культовыми и дворцовыми постройками, а не с цехами или домнами. И это совершенно оправдано, поскольку эти стили существовали до начала индустриальной эпохи, и промышленных зданий тогда попросту не могло быть. Но, в то же время, если рассмотреть классицизм, то можно заметить, что изначально он не был рассчитан на проектирование и строительство производственных сооружений, когда же в этом появилась необходимость, архитекторы новый тип зданий выполнили в рамках господствующего направления. Из этого следует, что сломать стереотипное представление относительно некоторых исторических стилей вполне возможно.

Однако в обществе, в том числе и в среде архитекторов, сегодня существует мнение, что в промышленной архитектуре стиля нет и быть не должно. Аргументируется такая установка тем, что не вполне целесообразно применение тех или иных стилей, так как промышленная архитектура изначально носит исключительно утилитарный характер. Но если думать только о практичности, то можно вернуться к тому, что происходило в индустриальном зодчестве СССР в 1960-70-е годы. Нельзя забывать о том, что на любом производстве задействованы люди, на психическом здоровье которых сказывается окружающая архитектурная среда, что может повлиять на уровень их трудоспособности. Поэтому сейчас крайне необходимо избавляться от этого нелепого стереотипа и искать такую форму архитектурной выразительности, которая бы обеспечивала визуальную образность и гармоничность промышленной застройки, а также не теряла бы при этом смыслового функционального назначения данной сферы зодчества. Синтез старых и новых архитектурных форм, сочетание современной высокотехнологичной архитектуры и исторических стилей, слияние прошлого и настоящего позволят зодчему получить совершенно новые архитектурные формы и решить существующую проблему.

Отработать данные принципы можно на примере экспериментального проекта завода по производству декоративных деталей, который предлагается создать в историческом центре города Невьянска. Для поиска возможного проектного решения объекта была сделана попытка визуального и смыслового сочетания ряда основных архитектурных стилей. Примерный перечень тех стилистических направлений, которые возможно применить для промышленного зодчества и которые можно совмещать друг с другом, определяется с помощью матрицы взаимодействия (см. приложение табл.2). В ней приведено восемь стилей и двадцать семь возможных вариантов их сочетания. Важным дополнением является тот факт, что каждая пара совмещаемых стилей также может иметь бесконечное множество вариантов.

Переходя к исследованию различных стилей и возможностей их сочетания, хотелось бы высказать несколько предположений относительно функционалистического направления в архитектуре. Дело в том, что функционализм пришлось исключить из матрицы взаимодействия стилей в промышленной архитектуре. Это объясняется тем, что одно из составляющих данного стиля, – зонирование территории, которое изначально предполагается в любом производственном комплексе, независимо от его внешнего облика и характера стилевых компонентов, присутствующих в нем. То есть доля функционализма «по умолчанию» присутствует в любом из вариантов синтеза архитектурных стилей. Это внутренняя суть всех без исключения промышленных зданий, которые должны быть функциональны по определению, иначе они перестанут выполнять свою задачу и превратятся во внешне красивые, но бесполезные сооружения. Однако основной причиной исключения данного стиля является негативность его образа, который, к сожалению, является в настоящее время типовым для современной промышленной архитектуры. Это не означает, что функционализм настолько плох в отношении эстетических качеств, что не стоит даже рассматривать его как образную сторону здания. В истории этого явления существуют весьма удачные примеры, достойные внимания, и не существует объективных оснований развивать тезис об абсолютной отрицательности образных структур данного стиля. В этой связи стоит вспомнить функционалистические шедевры Мисса Ван дер Рое и Ле Корбюзье, подтверждающих состоятельность функционализма как направления архитектуры. Однако среди удавшихся построек, о которых идет речь, процент промышленных зданий не велик.

Производственные постройки, выполненные в рассматриваемом стиле, как правило, типовые и эстетически не продуманные. В особенности подобные тенденции проявились в промышленных регионах бывшего СССР, в том числе на Урале. Функционализм можно с уверенностью назвать прямым потомком популярного в 30-е годы направления. Фактически это тот же конструктивизм, только доведенный до предела упрощенности, целесообразности и рациональности. И в том, и в другом стилях применяются почти одинаковые приемы объемно-пространственной композиции, используются одинаковые, чрезвычайно простые и понятные архитектурные формы. Не имеет смысла включать в матрицу взаимодействия различных стилей два по сути однородных направления. В этом случае получится стилистическая тавтология, являющаяся признаком архитектурной безграмотности.

Однако в связи с вышесказанным может возникнуть вполне объяснимый вопрос: почему из двух однородных стилей исключается именно этот? Дело в том, что конструктивизм, являясь достаточно выразительной и не настолько фундаментальной и бескомпромиссной системой образов, как функционализм, способен к более органичному и гармоничному взаимодействию с другими архитектурными стилями, что для данного исследования является ключевым и определяющим фактором. Функционализм крайне затруднительно на внешнем уровне синтезировать с другими направлениями, так как его структура слишком ортодоксальна и неподвижна. Синтез возможен лишь на внутреннем, планировочном уровне, а основная задача исследования заключается в показе возможности совмещать стили на уровне архитектурно-пространственного решения.

Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что на сегодняшний день возникает потребность не просто в переработке художественно-эстетических характеристик на уровне отдельных элементов и деталей, но и в усложнении образной структуры этих объектов, с помощью сочетания смысловых и образных компонентов различных стилей при проектировании зданий (см. табл.1). На современном этапе развития промышленности необходимо не просто решать вопрос производительности заводов и скорости их возведения, но и учитывать при этом фактор психологического воздействия архитектурной среды промышленных предприятий на человека, которая на сегодняшний день является негативной. Не следует забывать о том, что высокое качество эстетических параметров индустриальной застройки может положительно сказаться и на производительности труда занятых на производстве работников. Исторические стили обладают свойствами, которые способны гармонизировать среду, а синтез стилей может придать архитектурному образу особую выразительность.


 

Таблица 2. Матрица взаимодействия различных стилей в промышленных зданиях


Библиография

  1. Штиглиц М.С. Промышленная архитектура Петербурга. 2-е изд., испр., доп. – СПб.: журнал «Нева», 1996 – 132 с.
  2. Иконников А.В. Историзм в архитектуре. – М.: Стройиздат, 1997.– 558 с.
  3. Ковалев А.Я., Ковалев В.А. Промышленная архитектура Советской России. – М.: Стройиздат, 1980.–159 с.
  4. Холодова Л.П. История архитектуры металлургических заводов Урала второй половины XIX – начала ХХ вв.: Учебное пособие. – М.: 1986.–96 с.
  5. Аполлон. Изобразительное и декоративное искусство. Архитектура: терминологический словарь./ Под общ. ред. А.М.Кантора. – М.: Эллис Лак, 1997. – 736 с.
  6. Бартенев И.А., Батажкова В.Н. Очерки истории архитектурных стилей: Учебное пособие. – М.: Изобразительное искусство, 1983. – 384 с.
  7. Кириченко Е.И. О закономерностях развития архитектуры (опыт системного анализа эклектики и модерна). // Архитектура СССР, 1973, № 12,– С. 42–50.
  8. Кириченко Е.И. Проблема архитектурного стиля на страницах журнала «Зодчий». // Архитектура СССР, 1972, № 2,– С. 5–6.
  9. Раппапорт А.Г. Стиль и среда. // Декоративное Искусство СССР, 1983, № 5,– С. 40–41.
  10. Архитектурное наследство. Вып. 38. Проблемы стиля и метода в русской архитектуре / Российск. Акад. архитектуры и градостроительства; Под ред. Н.Ф. Гуляницкого. – М.: Стройиздат, 1995. – 400 с.: ил.
  11. Рябушин А.В., Шукурова А.Н. Творческие противоречия в новейшей архитектуре Запада / ЦНИИ истории и терии архитектуры. – М.: Стройиздат, 1986. 273 с.
  12. Виоле ле Дюк, Об украшении зданий. Пер. с 3-го французского изд. Под ред. Н.Н.Спиридонова. М., 1901. 79 с.
  13. Юдин М. Особенности промышленного зодчества в Сибири XVIII – XIX вв. (По материалам Алтайских и Нерченских серебро-плавильных и железоделательных заводов): Дис. канд. Архитектуры м-во общего и сред.спец. образования РСФСР; Новосиб. Инженерно-строит. Ин-т. В. В. Куйбышева, каф. Пром и с.-х. зданий. – Новосибирск, 1966. 271., 20 л.
  14. Гофман В. Л. Фабрично-заводская архитектура. Изд. 2 доп., Кубуч, тип. «Ленингр. Правда». 1935.
  15. Дженкс, Чарльз «Язык архитектуры постмодернизма» / пер. с англ. д. архитектуры А.В.Рябушина, к. иск. В.Л.Хайта. – М.: Стройиздат, 1985, 137 с.

 


ISSN 1990-4126  Регистрация СМИ эл. № ФС 77-70832 от 30.08.2017 © УрГАХУ, 2004-2017  © Архитектон, 2004-2017