№3(59)
Сентябрь 2017
ISSN
1990-4126

English

«Архитектон: известия вузов» № 14 - Приложение Июль 2006

Архитектура


 Старкова Любовь Юрьевна

студентка УралГАХА Научный руководитель: кандидат архитектуры, доцент кафедры АП Янковская Ю.С.

РОЖДЕНИЕ НОВОГО СТИЛЯ В СОВРЕМЕННОЙ АРХИТЕКТУРЕ НА ПРИМЕРЕ ФЕДЕРАЛЬНОЙ ПЛОЩАДИ В МЕЛЬБУРНЕ


«Почему геометрию так часто называют «холодной» и «сухой»? Одна из причин — ее неспособность описать форму облака, горы, дерева или береговой линии. Облака не являются сферами, горы — конусами, береговые линии нельзя изобразить с помощью окружностей, кору деревьев не назовешь гладкой, а путь молнии — прямолинейным».

 Бенуа Мандельброт. «Фрактальная геометрия природы».

 

Площадь Федерации в Мельбурне – cамый большой градостроительный и культурный проект последних лет в Австралии. Проект был выполнен Архитектурной студией LAB, Лондон, совместно с Дональдом Байтсом. Главные архитекторы проекта – Дональд Байтс и Питер Дэвидсон.

ПРЕДЫСТОРИЯ

Федеральная площадь в центральном районе Мельбурна была задумана на месте прежней промышленной зоны это 9 акров с двумя огромными коммерческими построениями, позже разрушенными. Площадь должна была включать почти 145 000 квадратных футов коммерческого и культурного пространства: Австралийский Центр Кинематографии со своими собственными офисами, киностудиями и кинозалами; офисы и студии звукозаписи для SBS; а также рестораны, кафе и вспомогательные офисы. Центром всего проекта должен был стать открытый амфитеатр, который способен разместить 25 тыс. человек.

В 1995 году был объявлен конкурс на разработку проекта. Заказчиком выступило правительство штата Виктория. Тендер на реконструкцию площади выиграла Архитектурная студия LAB под руководством Питера Дэвидсона и Дональда Байтса. Студия была основана в 1994 году в Лондоне, в ее послужном списке успешное участие во многих архитектурных конкурсах.

Первоначальная дата открытия Площади Федерации в Мельбурне была приурочена к столетию Австралийской Федерации (создана 1 января 1991 года), но произошло открытие в октябре 2002 г.

СИСТЕМА ПОСТРОЕК

Федеральная Площадь является связующей тканью системы построек. В ее состав входят Национальная галерея австралийского искусства (The Ian Potter Centre - NGV Australia), крытый Атриум (the Atrium), Crossbar (аудитория для наблюдения прогнозов на большом видеоэкране), Музей австралийских гонок (Australion racing Museum), Универсальный Зал (BMW Edge): Центр киноискусства (Australion centre for the moving image) и Информационный центр (два последних размещены в одном здании) и другие постройки.

ЗНАКОВАЯ, ОБРАЗНАЯ, МЕТАФОРНАЯ СИСТЕМА

«Я полагаю, что принятие на себя ответственности за явный (публичный) и скрытый (эзотерический) смысл, заключенный в форме общественного здания – это одна из профессиональных задач архитектора. Смыслы эти могут быть неожиданными в большей или меньшей степени, однако в ситуации глобализированной культуры, не выработавшей пока никакой единой системы ценностей, эта задача в любом случае существенно усложняется. Соответственно, всеми овладевает искушение «спрятаться» за экономическими и техническими параметрами, представляя их как нечто, заранее полностью определяющее облик будущего здания и не оставляющее места для художественной выразительности и символизма...

Многие люди, в том числе и философы, уверены в том, что утрата общих ценностей в глобальный век неизбежна и необратима. Хотя другие философы, среди которых наиболее заметной фигурой является Мэри Миджли (Mary Midgely), отстаивают точку зрения, согласно которой на место прежних ценностей уже приходят новые и достаточно убедительные общественные концепции, такие, как Гайя [Gaia] – представление о Земле как о единой саморегулирующейся системе. Метафора живой планеты, непрерывно настраивающей себя через обратную связь, – это, конечно, один из элементов новой парадигмы в науке, но смогут ли архитекторы предложить общедоступную иконографию, основанную на этой идее – еще предстоит увидеть», – пишет Чарльз Дженкс в своей работе «Новая парадигма в архитектуре». Авторы проекта Федеральной площади выдержали эту задачу. На первый взгляд, весь комплекс воспринимается как абсолютно абстрактная композиция. В то же время можно проследить и конкретные образы. Комплекс представляет собой сложную, многоуровневую Ланд-форму, систему геологических напластований, кристаллических решеток. Хорошо прочитываются элементы водной стихии: водопады, реки. Три основных объема, решенные как фрактальные формы, олицетворяют скалы, осколки пород.

Созданные образы существуют вне времени и национальности, некоторым из них присущ «футуристический» характер.

ТЕКТОНИЧЕСКИЕ ПРИНЦИПЫ

Идея тектоники проекта Федеральной площади раскрывается в статье Чарльза Дженкса «Новая парадигма в архитектуре». Он пишет: «Во многом здание выглядит как результат столкновения тектонических пластов, продукт землетрясения, что подчеркивает понимание земли как непрерывно эволюционирующей динамичной среды, противостоящее привычной для нас идее «твердой почвы» [terra firma]. В этой архитектуре материя «оживляется» в поистине гигантских масштабах». Эта характеристика подходит и для анализируемого проекта.

Создается визуальное впечатление напряженности конструкции под воздействием совокупности сил. Напряжение возникает благодаря реакции на воздействие разнонаправленных распоров, ветровых нагрузок, силы ландшафта.

На форму действуют «гравитационные эпицентры», деформирующие измерения. В другой интерпретации можно сказать, что форма получена путем разнонаправленных сдвигов пространственных решеток, не имеющих никаких общих направлений.

Таким образом, тектонику здания можно охарактеризовать как совокупность трех факторов: тектоники вертикальной гравитации живой и минеральной природы, тектоники разнонаправленных гравитаций и разнонаправленной 3-мерной решетки. Причем, при использовании разнонаправленной решетки не происходит критической, разрушающей деформации – напротив, она носит созидательный характер, подчеркивая тектоничность формы.

ПРИНЦИПЫ ПОСТРОЕНИЯ ОБЪЕМНО-ПРОСТРАНСТВЕННОЙ КОМПОЗИЦИИ

Композиции свойственны следующие свойства: контрастность, сложная симметрия частей и асимметрия целого, модульность, сильная расчлененность плоскостей формы.

 Композиция фасадов построена на нюансном соотношении перепадов высот и контрастных сочетаниях материала.

Части сооружения симметричны, но в целом объемно-пространственная композиция площади создает ощущение сложной вариативности, подчинения законам фрактальной геометрии. Характеристику этого понятия дает Бенуа Мандельброт в своей работе «Фрактальная геометрия природы».

«Термин фрактал я образовал от латинского причастия fractus. Соответствующий frangere переводится как ломать, разламывать, т. е. создавать фрагменты неправильной формы. Таким образом, разумно — и как кстати! — будет предположить, что, помимо значения «фрагментированный» (как, например, в словах фракция или рефракция), слово fractus должно иметь и значение «неправильный по форме» — примером сочетания обоих значений может служить слово фрагмент…

В более общем виде я заявляю, что многие формы Природы на столько неправильны и фрагментированы, что в сравнении с Евклидовыми фигурами (евклидовым в данной работе мы будем называть все, что относится к обычной геометрии) Природа демонстрирует не просто более высокую степень, но совершенно иной уровень сложности. Количество различных масштабов длины в естественных формах можно считать бесконечным для каких угодно практических задач. Существование таких феноменов бросает нам вызов и побуждает заняться подробным изучением тех из форм, которые Евклид отложил в сторону из-за их «бесформенности» — исследовать, так сказать, морфологию «аморфного». Математики же пренебрегли этим вызовом и предпочли бежать от природы путем изобретения всевозможных теорий, которые никак не объясняют того, что мы видим или ощущаем. Рискнув ответить на вызов, я задумал и разработал новую геометрию Природы, а также нашел для нее применение во многих разнообразных областях. Новая геометрия способна описать многие из неправильных и фрагментированных форм в окружающем нас мире и породить вполне законченные теории, определив семейство фигур, которые я называю фракталами.

Наиболее полезные фракталы включают в себя элемент случайности; как правильность, так и неправильность их подчиняется статистическим законам. Кроме того, описываемые здесь фигуры стремятся к масштабной инвариантности, т. е. степень их неправильности и/или/ фрагментации неизменна во всех масштабах», – пишет автор фрактальной геометрии.

Продолжая объемно-пространственную характеристику проекта Федеральной площади, можно отметить еще ряд особенностей, таких, как преобладание динамичности масс и пространств, четкое разграничение внутреннего и наружного пространства.

В целом иррациональность сооружения обусловлена его конструктивной системой, многомерной структурной решеткой, природными чертами формообразования.

СТИЛИСТИЧЕСКАЯ ПРИНАДЛЕЖНОСТЬ

Благодаря ориентации на Land-forms и применению принципов фрактальной геометрии, авторам проекта удалось создать целостный образ обновленной Федеральной площади. Полученная композиция легко и приятно воспринимаема, не вызывает недоумения и неприязни и объединяет структуру разрозненного ранее района Мельбурна.

 Стилистическое направление Федеральной пощади в целом можно охарактеризовать как Модернизм новой волны, точнее – скульптуралистский экспрессионизм с частичным использованием деконструктивистских принципов и принципов eco-tech.

 


Библиография

Подготовлено по материалам INTERNET:

1. www.federationsquare.com.au

2. www.archrecord.construction.com

3. www.labarchitecture.com

4. www.cooper.edu/architecture/faculty

5. www.en.wikipedia.org

6. www.a3d.ru

 

 

  1. Чарльз Дженкс «Новая парадигма в архитектуре» (Перевод с английского Александр Ложкин, Сергей Ситар.) // журнал "Проект international 5"
  2. Мандельброт. Б «Фрактальная геометрия природы». – Москва: Институт компьютерных исследований, 2002.

 


ISSN 1990-4126  Регистрация СМИ эл. № ФС 77-70832 от 30.08.2017 © УрГАХУ, 2004-2017  © Архитектон, 2004-2017