№58
Июнь 2017
ISSN
1990-4126

English

«Архитектон: известия вузов» № 18 - Приложение Июль 2007

Дизайн


 Фомина Ольга Викторовна

Аспирант УралГАХА. Научный руководитель: кандидат искусствоведения, профессор Салмин Л.Ю.

РОССИЙСКИЕ ДИЗАЙН-ШКОЛЫ КАК ИНКУБАТОРЫ «ДИПЛОМНИКОВ»


«Кто не знает куда идти, очень удивится, попав не туда…»
М.Твен.

 

В дизайнерском образовании Европы и России, в частности, сегодня, как отмечают многие специалисты, явный кризис. Подготовка специалистов в традиционных вузах ориентирована на сложившиеся стереотипы профессиональной практики. Однако кардинальные изменения, произошедшие в последнее время, в том числе и в сфере информационных технологий, фактически взорвали существовавшую структуру профессиональной деятельности и пошатнули систему профессиональных ценностей. Сфера образования призвана не только отвечать существующему спросу, но и опережать его. Совершенно очевидно, что нынешнее дизайнерское образование не всегда дает адекватный ответ на вызов настоящего и не соответствует своему высокому предназначению – прокладывать дорогу в будущее.

В идеальной ситуации процесс проектирования предполагает отлаженную работу нескольких подразделений, способных продуктивно сотрудничать, которые могут быть представлены как группой людей, так и отдельными индивидами. В реальности у каждого звена, вовлеченного в процесс на различных этапах, собственное видение ситуации. Однако, как показывает практика, коллегиальные решения нельзя назвать удачными. Неизбежно возникает острое противоречие между желаниями заказчиков, инициаторов проектирования, и проектировщиками – выпускниками вузов.

С одной стороны, даже самые успешные выпускники вузов подчас абсолютно не готовы к встрече с реальностью практики отечественного дизайна. Приходится заново учиться чему-либо, порой довольно неожиданному, познавать тонкости, «поправки» реальной практики дизайнеров и чьи-то случайные предпочтения и вкусы, порой неадекватные до абсурда. С другой стороны, сам рынок не готов встретить теоретически подкованных профессионалов, способных мыслить стратегически и дальновидно, а не сиюминутно. Возможность сотрудничества в этих условиях – непростая задача.

По мнению психологов, сотрудничать на равных позволяет лишь субъект с заранее заявленной позицией и здоровым чувством рациональности. В противных случаях ситуация колеблется между манипуляцией и полным подчинением. (2)

В классической ситуации работы в команде заказчик – дизайнер – работодатель манипуляции может подвергнуться каждый, в зависимости от того, на чьей стороне находятся больше интересов и возможностей. Прав тот, кто сильней. К примеру, работодатель в союзе с заказчиком нередко оказывают значительное давление на дизайнера. Ситуация естественная, в ней дизайнер всего лишь исполнитель и его собственное мнение (часто довольно правильное) не интересно. С другого ракурса ситуация иная. Дизайнеру, как профессионалу, сформированному в контексте классического теоретического образования, просто не хватает практического опыта и достаточной подготовки для генерирования жизнеспособных решений.

Говоря о глобальном кризисе дизайн-образования, следует обратить внимание на подобную ситуацию в Европе, где успешно решены многие моменты образовательного процесса, интересные автору. В этом смысле полезно мнение людей, погрузившихся в атмосферу европейского образования. А.Матвеев и В.Самойлов – редакторы ресурса Designet.ru посетили три известные дизайн школы – IED (Istituto Europeo di Design), школу моды Maragoni и SPD (Scuola Politecnica di Design), а также впечатляющее фешн-шоу выпускников IED Moda Lab, тем самым получив возможность понять соотношения тонкостей итальянского образования.

По мнению автора, фешн-шоу, официально устроенное с целью продвижения выпускников-дизайнеров одежды, является великолепной иллюстрацией конструктивных решений. В его организации были задействованы силы всех отделений вуза, представители которых не остались незамеченными и имели возможность продемонстрировать свой профессионализм. К примеру, студенты отделения визуальных коммуникаций создали «видеоантураж» для всего мероприятия, развернув целые сюжеты на стенах зданий. Все событие было приурочено ко дню города, поэтому недостатка в публике не наблюдалось, тем более что это – своеобразная ежегодная традиция, способная собрать тысячи людей и тем самым способствовать продвижению школы. По мнению автора, событие очень уместное, причем, действующее в двух направлениях – это и промо-акция новоиспеченных выпускников, и некий «образовательный момент» для публики, стирающий грань между ожиданиями общества и реальными возможностями и тенденциями молодых дизайнеров. Они не создают воздушных замков и футуристических проектов, они демонстрируют то, чему научились, то, что будут предлагать потенциальным потребителям.

Другая школа дизайна – Maragoni достаточно известна и за пределами Италии. Эту школу, так же как и многие дизайнерские вузы Италии, отличает очень качественная реклама в городе, чем не могут похвастаться российские города – кузницы креаторов. В подразделении вуза существует и успешно функционирует отдел международных отношений, созданный специально для абитуриентов, где можно узнать все подробности о школе.

Моменты демонстрации присутствуют и здесь – своеобразные выставки новых образцов тканей и экспозиции некоторых коллекционных моделей студентов. Интерьеры и предметную среду формируют предметы мебели от ведущих дизайнеров Италии. Несомненно, атмосфера учебного процесса – не основополагающий компонент в рецепте качественного образования, но играет огромную роль и в процессе генерирования идей, и в качестве подачи проектов. Интересно, что в обсуждении этих привлекательных моментов европейского дизайн-образования в рамках того же Design.net мнения отечественных студентов разделились: кто-то говорил о том, что чаще всего «талантливые люди выходят из «подвалов и чердаков» – это огромный стимул», а благоприятную среду советовали формировать при помощи «богатого воображения». Менее активные сторонники этого тезиса упрекают российские художественные вузы в потере собственных школ, в наивности генерируемых проектных решений и в полном отказе от комфортных условий обучения. Обе точки зрения, несомненно, имеют право на жизнь. Однако перевес на стороне приверженцев разумного комфорта, и это не случайно: гармоничная или, по меньшей мере, внятно сформированная среда уже претендует на звание одного из инструментов подготовки профессионала в области дизайна.

Неоспоримым положительным моментом является серьезная нацеленность европейских вузов на развитие технологий и их активное внедрение в учебный процесс. Рисунки, выполненные «в ручную» — неприемлемы. И это, как утверждают очевидцы, официальная точка зрения. Вопрос «в чем уникальность вашей школы?» задавался везде, и везде звучали разные ответы. «Конечно, каждая школа считает себя лучшей. При этом критерии оценок у всех свои. Одни — известнее и старее, другие — выпускают практиков, знающих нужды промышленности, а не фантазеров, третьи —  имеют лучшую базу и офис в центре или выпускников-арт-директоров в ведущих домах моды» – пишут А.Матвеев и В.Самойлов (3). Несомненно, одним из главных преимуществ итальянских школ является готовность к диалогу с заказчиком и стремление к демонстрации своих возможностей – рассеиванию тайн вокруг образовательного процесса креаторов.

Возможно ли заимствование подобных удачных решений в сферу российского образования, при условии сохранения своих преимуществ? Согласно основным задачам небезызвестного Болонского процесса, единая Европа следует цели повышения «привлекательности общеевропейского (включая Россию) пространства высшего образования для остального мира». В качестве преимуществ заявлены высокая вариантность научных школ и образовательных программ, позволяющая широкие возможности выбора образовательных и научных траекторий. У России также есть преимущества, в частности, наличие большого числа сильных школ, особенно в точных и естественных науках, существенно меньшие затраты на любой образовательный цикл. Однако эти преимущества теряют свою ценность на фоне неразвитости адекватной инфраструктуры, включая до сих пор имеющий место дефицит образовательных программ на английском языке, отсутствие комфортной среды проживания и обучения (в том числе, проблемы с безопасностью проживания), проблему признания дипломов из-за несовместимости учебно-научных направлений, отсутствие отлаженной системы поддержки инициатив студентов. В решении подобных проблем немалая ответственность за действия по повышению привлекательности российского высшего образования, несомненно, лежит на самих вузах.

В целом, основным вызовом для университетского сообщества стало трудно выполнимое требование сочетать одновременно высокое академическое качество, расширять доступность образования с меньшими издержками и делать все это при снижающемся государственном финансировании. В России в последние два десятилетия происходят те же процессы, но их причины несколько отличаются от западно-европейских, а острота существенно выше. Удержание академического качества в российских университетах крайне затруднено, не только вследствие уменьшения государственного финансирования, но и в связи с огромными трудностями сохранения и развития научно-педагогических школ. Другая причина – резкое изменение структуры выпуска российских вузов. Рейтинг специальностей все динамичнее меняется и требует пристального к себе внимания. Имеет место методологический перекос со стороны консервативно настроенного пожилого преподавательского состава при минимальном контроле над качеством образования во многих вузах.

Новые школы возникают дискретно и сталкиваются с серьезными трудностями и в большинстве случаев имеют успех благодаря технической помощи западных фондов и собственно стараниям преподавателей. Контроль академического качества мог быть осуществлен за счет высокой внешней конкуренции, однако, большинство российских студентов лишено возможности получать образование за рубежом. Это во многом обеспечивает популярность российских вузов, но резко снижает стремление к адекватному качеству результатов обучения.

Вместе с тем, если для Европы характерен дефицит бюджетных ресурсов для гипертрофированной социальной сферы, давящей на бизнес, то в России бизнес не дает пока стране ресурсов даже для минимального обеспечения этой сферы. Образование не получает должного внимания. Начиная с 1991 г., в России не закрыли ни одного вуза, более того, открылись сотни негосударственных вузов. Выбор между сохранением российских университетов, в частности дизайн-школ, в состоянии инкубаторов «дипломников» и стремлением создать кузницы конкурентоспособных креаторов является наиболее актуальным для российской системы высшего образования.

Если выбор остановится на последнем, то очевидной представляется необходимость полного принятия идеологии нацеленности на будущее. Серьезных изменений требует система взаимодействия участников при решении комплексных задач проектирования. В сложившейся ситуации чрезвычайно актуальны поиски инновационных путей решения этих проблем. В том числе имиджевые технологии, такие как медиа-акции, информационные события, презентации проектных решений студентов, способные привлечь внимание различных аудиторий: состоявшихся профессионалов, абитуриентов, студентов и, что немаловажно, инвесторов и работодателей. Это способ цивилизованной коммуникации, позволяющей вступать в диалог «на равных». Желание действовать – обновляемый ресурс. Самое время сделать это.

 


Библиография

  1. Почепцов Г.Г. Имиджелогия – М.: РЕФЛ-бук, 2001.
  2. Ихсанова С.Г. Психология манипуляции и психология сотрудничества. – Режим доступа: http://npi.samara.ru/collection/00-04-08/part6.html
  3. Матвеев А., Самойлов В. Школы дизайна в Италии. – Режим доступа: http:// designet.ru/ 4. http://www.nauka.mesi.ru/index.php?id=konfer


ISSN 1990-4126  Регистрация СМИ эл. № ФС 77-50147 от 06.06.2012 © УрГАХУ, 2004-2017  © Архитектон, 2004-2017