№3(59)
Сентябрь 2017
ISSN
1990-4126

English

«Архитектон: известия вузов» № 18 - Приложение Июль 2007

Дизайн


 Ахунова Айгуль Дамировна

магистрант УралГАХА Научный руководитель: кандидат искусствоведения, доцент Гарин Н.П.

ИНОЙ ТУРИЗМ: ФРАГМЕНТЫ БУДУЩЕГО ГЛАЗАМИ ДИЗАЙНЕРА


Как появился рынок развлечений для мышц,
появится и рынок развлечений для чувств.

Ролф Йенсен. «Общество мечты»

 

Туристическая индустрия сегодня – огромный рынок, торгующий впечатлениями. Впечатление – это довольно сильная эмоциональная единица; можно даже метафорически назвать впечатление единицей измерения времени. Однако глубина такого «впечатывания» дифференцируется в зависимости от смыслового наполнения туристического «круиза». Перемещение человека в пространстве – не более чем перемещение, ведь потребительский эффект туризма измеряется не в километрах, а в полноте духовного насыщения. Безыдейное же насыщение впечатлениями, если в его процессе качественно ничего не изменять, грозит привести к пресыщению.

Грезы о доступных каждому полетах в космос преследуют человечество, пожалуй, со времен первых космонавтов. А ведь это – тоже туризм. Только товар здесь другого рода. То, что англичане называют experience, или emotional experience – эмоциональный опыт. Опыт уже в корне отличен от впечатления, хотя и то и другое включает эмоциональную компоненту. Однако эмоциональный опыт – это своего рода протеин, питающий и наращивающий человеческое сознание.

В туризме сегодня есть альтернатива, дающая человеку возможность пережить эмоциональный опыт. Это паломничество. Писатель и культуролог, а, кроме того, путешественник, Александр Генис пишет: «Если цель туризма – новые впечатления, то цель паломничества – новые переживания. Вместо беглого и хаотического осмотра достопримечательностей наши впечатления организуются и структурируются определенным, заданным традицией образом». [1, С. 299-300] Никто не скажет, что уже побывал в Мекке, так же как никто не говорит, что уже слышал музыку Моцарта. Это туризм иного плана, событие сакральное и внутренне пережитое. Однако совершение паломничества требует от человека определенных душевных усилий, это не развлечение, а зарубка на линии жизни. Туризм такого рода (в его чистых проявлениях), во-первых, мало доступен, а во-вторых, смысловое, сакральное наполнение его подразумевает подготовленность, владение нужной информацией, принадлежность к религиозному течению и другие предпосылки. То же относится и к «космическому» туризму.

«Однообразное-разнообразие» туристических услуг и специальность, исключительность альтернативных направлений на сегодняшний день могут служить предпосылкой для разработки новой концепции туризма. Как на идейном (концептуальном) уровне, так и на проектном этапе, эта проблема находится в сфере профессиональных интересов дизайнера1.

Одной из возможных стратегий «нового» туризма может быть синтез двух описанных выше явлений: развлекательного и сакрального туризма. Это особенно наглядно можно показать на примере культурно-познавательного направления туристической активности. Культура коренных народов российского Севера для туриндустрии на данный момент – товар. При слаборазвитой инфраструктуре каждое второе местное турбюро берется показать туристу быт и обычаи аборигенов. Алгоритм примерно таков: туриста транспортируют на жилое стойбище, прогуливают вокруг, заводят внутрь чума, показывают обряд и увозят обратно. Какое впечатление может остаться у человека, носителя совершенно другой культуры, от такой экскурсии? Поданная в чистом виде первобытная культура – это не более, чем музей под открытым небом. Современного туриста, состоятельного горожанина, многое в ней шокирует, многого он не понимает и не поймет, потому что он из другого мира. «Нужна тема, идея, эмоциональная цель круиза» [2].

Почему бы не решить эту проблему в рамках региона, просто правильно подав товар потребителю? Не сталкивая его лоб в лоб с коренной культурой, но показывая грамотно переработанные, интерпретированные для потребителя ее аспекты? Такой тактический ход сплавляет воедино аттракцион и ритуал, позволяя потребителю самому решать, насколько погружаться в сакральные глубины. Тот, кто однажды уже «пробовал воду ногой», в следующий раз, возможно, войдет в нее по колено – следовательно, это «неодноразовый» туризм.

Турист занимает место полноправного участника действий, становится актером, дизайнер выступает как художник-постановщик, а вековая культура «подкидывает» ему сценарий. Туризм будущего – это театрализованное (а значит – заранее просценированное), ритуализованное действо. Туристический акт, вовлекающий путешественника в другой, «потусторонний» мир. Побывать в таком мире – это не просто физическое перемещение в пространстве, но изменение состояния и сознания человека. «В создании такого тотального произведения участвует как культура, так и природа, как прошлое, так и настоящее, как чужой умысел, так и свой душевный настрой. И исполняется такая «симфония» прямо в душе путешественника».[1, С. 300-301] В целом такой туризм дает человеку организованный комплекс впечатлений и эмоционального опыта.

Концепция «сакрализации туризма» [1] имеет частичное отражение в музеологии в виде теории интерпретации культурного наследия2. Обобщая его методологию, можно сказать, что цель интерпретации культурного наследия – это «раскрытие смысла объекта или предмета культурного наследия, установление контакта между посетителем и объектом, который делает возможным новое понимание, основанное не только на знании, но и на духовном и эмоциональном опыте» [3].

Такая концепция туризма, без сомнения, требует интегративного проектного подхода. Необходима разработка дизайн-программы, развивающей эту концепцию. Требуется сформировать конгломерат знаний, привлечь сопряженные научные дисциплины, такие как социология, культурология, экономика, этнография, менеджмент, теория коммуникаций, а также новейшие технологические разработки. Структурно такая конструкция представляет собой «нанизанные» на ось дизайна дисциплинарные «плоскости». Дизайн, как системообразующая ось, позволяет в данном случае объективно смотреть на индустрию туризма в целом, одновременно держа в фокусе потребителя, живого человека.

Туризм – живая индустрия. Она, как наделенная собственным разумом планета Солярис, активно реагирует на события мировой политики, экономики, культуры, и изменяется в ответ на меняющиеся запросы потребителей. На смену обществу информации грядет «общество мечты», обещает известный футуролог Ролф Йенсен. «Сегодняшнее общество характеризуется научностью и рационализмом, анализом и практицизмом (…), но наступил момент, когда на сцену возвращаются эмоции, истории и ценности». [2, С. 36] «Если бы нам нужно было выявить отрасль, которая будет быстрее всех развиваться в XXI веке, то это была бы индустрия развлечений для ума и чувств» [2, С. 51]. Развлекательная индустрия как динамичный компонент «рынка эмоций» рано или поздно отреагирует на предвосхищенные Йенсеном и другими футурологами изменения в общественном сознании. И уже сегодня пора задуматься: что пожелает турист завтра?

 


 

Примечания

 

1 Необходимо понимать, что дизайн как вид профессиональной деятельности имеет более широкую сферу интересов, чем область художественно-технического проектирования промышленных объектов. Здесь уместно привести выдержку, дающую определение понятию «вербальный дизайн», из книги И.А.Розенсон «Основы теории дизайна»: «Концептуальный дизайн, нон-дизайн, дизайн-концепция и дизайн-программа, конечным продуктом которых является словесно сформулированное решение производственной или социально-культурной проблемы, не лежащее в плане традиционных (например, экономических или социологических) рекомендаций, но представляющее собой уникальное по своей тактике предложение».

Известное синтетическое определение дизайна как «формы организованности (служба) художественно-проектной деятельности, производящая потребительскую ценность продуктов материального и духовного массового потребления» В.Глазычева (В.Глазычев. «Дизайн как он есть»), на наш взгляд, предельно проясняет данный вопрос.

 

2 Основоположник теории интерпретации культурного наследия Фриман Тилден разработал шесть общих принципов интерпретации:

  • Интерпретация должна опираться на внутренний мир, чувства или опыт посетителя;
  • Информация как таковая – это не интерпретация, а только неотъемлемая часть успешной интерпретации;
  • Интерпретация – это искусство, которое сочетает множество искусств; это синтез науки, истории, архитектуры, техники и т.д.;
  • Основная цель интерпретации – не обучение, а пробуждение интереса;
  • Интерпретация должна представлять общий контекст, а не отдельные части;
  • Интерпретация, предназначенная для детей, должна осуществляться на других подходах, нежели для взрослых [3].

 


Библиография

  1. Генис А. Сочинения в 3 т. Т. 1 Культурология. – Екатеринбург: У-Фактория, 2003. – 539 с.
  2. Йенсен Р. Общество мечты. – СПб.: Стокгольмская школа экономики, 2004. – 269 с.
  3. Краснова Е.М. Интерпретация культурного наследия как фактор развития туризма: международный опыт и перспективы развития в Беларуси. В сборнике «Туризм и региональное развитие». Выпуск 4. – Смоленск: Универсум, 2006. – 640 с.

 


ISSN 1990-4126  Регистрация СМИ эл. № ФС 77-70832 от 30.08.2017 © УрГАХУ, 2004-2017  © Архитектон, 2004-2017