№3(59)
Сентябрь 2017
ISSN
1990-4126

English

«Архитектон: известия вузов» № 18 - Приложение Июль 2007

Архитектура


 Фёдорова Наталья Юрьевна

магистрант УралГАХА Научный руководитель: кандидат архитектуры, профессор Симиненко В.И.; кандидат архитектуры, доцент Винницкий М.В.

ВЛИЯНИЕ ВИЗАНТИЙСКОГО И РУССКО-ВИЗАНТИЙСКОГО СТИЛЕЙ КОНЦА XIX - НАЧАЛА XX ВВ. НА СОВРЕМЕНОЕ ПРАВОСЛАВНОЕ ЗОДЧЕСТВО РОССИИ


Начиная с середины 80-х годов XX столетия и по настоящее время, наблюдается бум строительства православных храмов, который сопровождается возрастающим интересом к культовой архитектуре. Отсутствие опыта и багажа знаний в области современного храмового зодчества приводит к копированию православных храмов прошлого в условиях настоящего, а также к поиску новых направлений православного храмостроения.

В настоящее время нельзя выделить одно преобладающее архитектурное направление, поэтому, невозможно однозначно предложить конкретный архитектурный стиль, уместный для проектирования культовых зданий. Так же трудно предположить как выглядели бы современные православные объекты, если бы их строительство не прерывалось на столь долгий срок. Любая архитектура, в том числе и православная, должна выглядеть современно, соответствовать духу времени. За последние 70 с лишним лет архитектурный язык храмовой архитектуры во всем мире сильно изменился. Развитие русского православного зодчества «законсервировалось» на дореволюционном этапе.

Перед современным архитектором стоит сложная задача выбора стилистического направления для православных объектов. Будут ли храмы XXI века проектироваться с учетом современных архитектурных форм или же следует вернуться к традициям допетровского зодчества? Одним из решений обозначенной задачи является возвращение к стилевым направлениям, на которых остановилась история православной архитектуры в начале XX в. Непростая ситуация, сложившаяся в конце 1990-х годов относительно вопроса стилистики храмового зодчества, сходна с обстановкой поиска национального стиля в конце XIX - начале XX вв.

Практически всю вторую половину XIX века архитекторы размышляли над проблемой становления стиля в русской архитектуре. Многообразие архитектурных направлений, возникших в связи с этим вопросом более 100 лет назад, роднит ту далекую эпоху с современным периодом поиска стиля православного зодчества. Архитектурный мир России рубежа XIX – XX вв. оставил после себя богатое наследие. Наибольшее развитие и распространение в ту эпоху получил так называемый «псевдорусский стиль».

Говоря о псевдорусском стиле, необходимо уточнить, что он включал в себя несколько направлений, в том числе и русско-византийское, самым известным представителем которого является К.А.Тон. Проекты этого архитектора характеризуются сочетанием деталей древнерусской архитектуры самых разных эпох с формами византийской архитектуры, рассматривавшейся как «праматерь» православного зодчества. Таким образом, через возрождение традиций византийской архитектуры на русской земле, К.А.Тон выражал идею «Москва – третий Рим». Материализованным воплощением этой идеи можно считать Храм Христа Спасителя. Несмотря на то, что мнения современников К.А.Тона относительно применения в православном зодчестве русско-византийского стиля колебались от позитивных до резко негативных, архитекторы рубежа XX-XXI вв. нередко обращаются при проектировании сакральных объектов именно к этому направлению.

Храм Христа Спасителя, г. Москва

В 1860-х гг. отечественные архитекторы «возрождают» византийский стиль, творчески переработанный, но в отличие от русско-византийского направления, свободный от форм и деталей древнерусских храмов. В продолжение идеи «Москва – третий Рим», заложенной русско-византийским стилем, откровенный византизм церквей становился символом и зримым подтверждением духовной, культурной и политической преемственности, существовавшей между Константинополем и Москвой.

В современных проектах православных объектов все чаще применяют композиционные и декоративные приемы византийского, русско-византийского стилей, а также их некое смешение с выделением византийской или древнерусской доминанты. Возможно, это свидетельствует о признании нашими современниками замысла о переходе из века в век генеральной идеи православия. Художественное выражение этой идеи отождествляется с формами древне-византийских и древнерусских храмов, творческое переосмысленное формообразование которых нашло выражение в архитектуре византийского и русско-византийского направлений.

Храм памятник Святого Великомученника Георгия Победоносца, г. Самара

Причины обращения к русско-византийской и византийской стилистике так же кроются в вынужденном стремлении современных зодчих вернуться к тому критическому моменту, после которого произошел разрыв в преемственности архитектурной православной традиции. Взгляд назад позволяет осмыслить последний этап в истории проектирования и строительства храмов в России, который насильственно завершился после революции 1917 г.

Разумеется, перенесение характерных стилистических мотивов и форм, зародившихся и оформившихся более 100 лет назад, на новую почву, с новыми эстетическими идеалами, непременно сопровождается адаптацией под современные условия (экономические, политические, социальные и др.).

Храм-памятник В Честь Святых Царственных Страстотерпцев, г. Екатеринбург

Целью данной работы является выявление особенностей применения византийского и русско-византийского стиля в современном православном зодчестве в России, определение того, насколько точно архитекторы следуют традиционной для этих направлений трактовке объемно-пространственной композиции, пластики фасадов и деталей.

Кроме этого, ставится задача по возможности ответить на вопрос: в чем принципиальное отличие прочтения русско-византийского стиля в наши дни от времени его зарождения?

Для ответа на поставленные вопросы был сделан анализ ряда современных православных храмов, стилистика которых определена как неовизантийская и русско-византийская.

Границы исследования охватывают следующие федеральные округа: Центральный, Приволжский, Сибирский и Уральский, т.к. для них характерно наличие архитектурных школ и финансовых возможностей. Перечисленные факторы объясняют значительную активность храмостроения в данных регионах.

Спасский Воскресенский кафедральный собор, г. Самара

Методика исследования основана на сравнительном анализе объемно-планировочных решений, стилевой окраски, средств архитектурной пластики; включает в себя сбор материалов по современным православным храмам на территории названных выше регионов. Для анализа были отобраны крупные храмы, имеющие большое градостроительное значение: храм-памятник в честь Святых Царственных Страстотерпцев (г. Екатеринбург), храм-памятник Святого Великомученика Георгия Победоносца (г. Самара), Знаменский Кафедральный собор (г. Кемерово), церковь Николая Мирликийского (г. Москва), церковь Троицы Живоначальной (г. Москва).

На наш взгляд, стилистические решения перечисленных храмов можно условно отнести к следующим направлениям. К первому относятся объекты: храм-памятник В Честь Святых Царственных Страстотерпцев (г. Екатеринбург), храм-памятник Святого Великомученика Георгия Победоносца (г. Самара), церковь Троицы Живоначальной (г. Москва), церковь Николая Мирликийского (г. Москва). Эту группу составляют храмы, архитектура которых определенным образом сочетает композиционные принципы формообразования, характерные для византийской стилистики Спасского Воскресенского кафедрального собора в Самаре, церкви Знамения Божией Матери в Вильне, а также храма Казанской иконы Божией Матери у Калужских ворот в Москве.

Ко второму направлению относится Знаменский Кафедральный собор (г. Кемерово), архитектурные решения которого напоминают московский Храм Христа Спасителя

Церковь Троицы Живоначальной, г. Москва

При первом же взгляде на православные объекты, отнесенные к первому направлению, нельзя не заметить сходство екатеринбургского и самарского храмов. Оба храма являются храмами-памятниками и выполняют важное градостроительное значение. Это объясняет выбор нео-византийской стилистики, которая носит довольно торжественный и официальный характер, что соответствует роли, возложенной на эти соборы. Но это не объясняет удивительное композиционно-пространственное и пропорциональное родство храмов. Оба храма венчает пятикупольное завершение; в 4-х малых барабанах, имеющих башенный характер, находятся колокольни. Используемая форма куполов полуциркульная. Большой и малые барабаны прорезаны арочными проемами.

Церковь Знамения Божией Матери в Вильне

Перечисленные элементы объемной композиции храмов в определенном смысле воспроизводят архитектурные решения Спасского Воскресенского кафедрального собора в Самаре. Основной объем храмов на каждом из фасадов завершается мощной закомарой по центральной оси. Также для фасадов каждого из соборов характерно применение полуциркульных арок, полуциркульных проемов окон, пилястр, свойственных византийским церквям. Сходство двух церквей заключается только в близости их композиции и пропорций. Задачи по созданию образа каждого из храмов зодчие решили по-разному.

К ряду отличий архитектурных решений екатеринбургского и самарского храмов следует отнести и более детальную проработку фасадов последнего. Строгий и аскетичный вид екатеринбургского собора объясняется тем, что этот храм является своего рода покаянием за совершенное на месте его возведения цареубийство. Стоит сказать об усиленном вертикальном динамизме екатеринбургского храма, придающий ему особый драматизм. Устремленность ввысь достигается за счет зрительного вычленения барабанов-башен из основного объема храма, а также за счет высоких щелевидных окон. Необходимо заметить, что для византийского стиля конца XIX в. характерно отсутствие ярко выраженной вертикальной динамики, которая не прослеживалась и в древневизантийской архитектуре, послужившей базой для этого направления.

Интересной особенностью екатеринбургского храма также является равнозначность его фасадов. Четыре одинаковых апсиды (с входами в храм с каждой из сторон, за исключением восточного), расположенные крестообразно по отношению к главному объему здания, делают храм центричным. Такой композиционный прием распространен среди православных храмов конца XIX - начала XX вв. Примером может послужить церковь Знамения Божией Матери в Вильне 1899-1903 гг. Подобным сочетанием объемов характеризуется и композиция церкви Троицы Живоначальной в городе Москве. Огромный купол этого храма, «вбирающий» в себя церковное пространство, плавно переходит в аркаду окон барабана, а полусферические купола, примыкающих к основному объему апсид, создают иллюзию плавного перетекания форм. Необходимо заметить, что во внешнем облике этой церкви византийские приемы формообразования выражены отчетливее, чем в прочих современных православных храмах.

Церковь Николая Мирликийского, г. Москва

Но в общее восприятие церкви Троицы Живоначальной несколько эклектичный оттенок вносит следующая особенность. Каждый из четырех углов основного объема занимают скульптуры в виде двуглавых орлов. Смысловое значение этих фигур понятно – они символизируют единство светской и духовной власти. Однако возникает вопрос о необходимости размещения скульптур на православном храме, выполненном в неовизантийском стиле. Ни для древнерусской, ни для древневизантийской традиций такой синтез искусств не свойственен.

Храм Казанской иконы Божией Матери у Калужских ворот в Москве

Формообразование московской церкви Николая Мирликийского тяготеет к принципам византийской традиции построения объемов, примененных в храме Казанской иконы Божией Матери у Калужских ворот в Москве. Основу объемно-пространственной композиции этих храмов представляет равноконечный крест, который явственно прочитывается. Над средокрестием – традиционный для византийской архитектуры шлемовидный купол. Углы, образованные рукавами объемного креста, занимают башни, несущие барабаны со шлемовидными куполами.

 

Внешний облик храма Николая Мирликийского характеризуется нарочитой массивностью и весомостью форм, что позволяет его сравнивать с древнерусскими церквями. В отличие от храмов в русско-византийском стиле, колокола данного культового объекта размещены не в барабанах глав, а в отдельной звоннице, соединенной с основным объемом небольшим переходом. Такое расположение колоколов в независимом от храма объеме также типично для древнерусских храмов. Неожиданными для православной архитектурной традиции являются входы в храм с северной и южной сторон. Очевидно, такое решение было продиктовано градостроительной ситуацией.

Знаменский Кафедральный собор г. Кемерово

Интересным примером цитирования архитектуры Храма Христа Спасителя является Знаменский Кафедральный собор в городе Кемерово. Сходство, прежде всего, в пропорциях сооружения, а также в форме куполов. В целом композиция и детализация собора выдержаны в рамках русско-византийского стиля: то же пятиглавие с размещением колоколен в угловых барабанах, повторение ритма килевидных закомар, встречающихся в архитектуре Храма Христа Спасителя. В соответствии с "канонами" русско-византийского стиля, в оформлении фасадов церкви отчетливо видны элементы древнерусского архитектурного сооружения: закомары, арочные проемы, пилястры. Вместе с тем, общий облик собора, по сравнению с прототипом, более сдержан и суров. Декор данного православного объекта сух и строг, что может объясняться строительной технологией (применение необработанного под конкретные архитектурные детали кирпича, в отличие от дореволюционных построек). Отсутствует иллюзия плавного вырастания купола из барабана. Обращают на себе внимание венчающие купола кресты, кажущиеся неоправданно большими и непропорциональными основным членениям собора.

Итак, на основании представленного материала можно сделать следующие выводы:

1. В настоящее время мотивы русско-византийского и византийского стилей широко используются при проектировании крупных, вместительных соборов, а также играющих серьезную градостроительную роль храмов-памятников.

2. Чистота византийского стиля чаще всего не соблюдается, распространено сочетание разновременных и разнохарактерных традиций, приемов и форм, что говорит о появлении неовизантийского стиля с эклектическими вкраплениями. Для большинства изученных храмов характерен вертикальный динамизм, который был несвойственен византийскому и русско-византийскому стилю XIX в. Кроме этого, по сравнению с дореволюционными православными объектами, детализация современных соборов значительно упрощена, что объясняется общим невниманием к детали, распространенным и среди светской архитектуры.

3. Для современных храмов, спроектированных в византийском и русско-византийском стилях характерно пятиглавие, однако встречаются примеры и одноглавых церквей.

4. Византийская и русско-византийская стилистика имеет сейчас разное прочтение. В зависимости от того, для каких целей возводится храм, она меняет свой характер – от нарядного, торжественного, свойственного городским храмам-памятникам до монументально-сурового, предназначенного подчеркнуть аскетизм и отрешенность от всего мирского соборов. Возможно, благодаря такой изменчивости, эти стили могут стать универсальным средством выражения мировоззренческих взглядов разных людей одной эпохи. Рубеж XX - XXI веков – время поисков новых идеалов, новых средств художественной выразительности этих идеалов. Возращение к византийскому и русско-византийскому стилю, их переосмысление и адаптация под новые ценностные критерии, возможно, позволит сделать новый шаг в истории православной архитектуры.

 


Библиография

  1. История русской архитектуры. – М., 1951.
  2. Мамаева Н.Н. Традиционализм или модернизм? К вопросу о современной православной архитектуре города Екатеринбурга.// Третьи Чупинские краеведческие чтения: Материалы конференции. Екатеринбург, 16-17 февраля 2006 года. – Екатеринбург,2006.– С. 215-221
  3. Кириченко Е.И. Русская архитектура 1830-1910-х годов. – М., 1981.
  4. Щенков А.С. О традиционной форме в современном храмостроении.//Христианское зодчество. – М., 2004.


ISSN 1990-4126  Регистрация СМИ эл. № ФС 77-70832 от 30.08.2017 © УрГАХУ, 2004-2017  © Архитектон, 2004-2017