№3(59)
Сентябрь 2017
ISSN
1990-4126

English

«Архитектон: известия вузов» № 18 - Приложение Июль 2007

Архитектура


 Дорош Елена Юрьевна

аспирант Института архитектуры и дизайна Алтайского государственного политехнического университета им. И.И. Ползунова Научный руководитель: доктор архитектуры, профессор Поморов С.Б.

ВЛИЯНИЕ ТЕРРИТОРИИ И ЛАНДШАФТА НА КУЛЬТУРУ НАСЕЛЕНИЯ


С 1980-х годов наблюдается большая активность в формировании региональной архитектуры. Эти тенденции и в мировой и в российской архитектуре приобретают все более уверенную и последовательную, теоретически обоснованную форму. Проявляется все больший проектный и научный интерес к этническим традициям, изучаются особенности национальной культуры, народного зодчества [1].

Все это происходит на фоне неблагоприятной экологической ситуации в мире, поиска и внедрения в проектную практику новых экологических концепций, включающих в себя возможность энергосбережения, сокращения вредных отходов производства и строительства, защиты от неблагоприятных природных воздействий. Такие новейшие тенденции напрямую соотносятся с местными архитектурными традициями народа, живущего в данном регионе (в определенных природно-климатических и ландшафтных условиях) и выработавших в своей многовековой практике средства наилучшего приспособления к этим условиям. Например, характерными особенностями жизни населения Алтая были весьма удачное приспособление к местным природным условиям, их умелое и комплексное использование в хозяйственных целях без ущерба природной среде, бережное отношение к ее естественным богатствам. Все это было закреплено в религиозных народных верованиях.

Именно в местных традициях можно найти ответы на многие современные задачи, так как именно через этнические взаимоотношения раскрываются отношения человека с природой.

Введение в мировой научный обиход термина «этнос» (от греч. Ethnos – народ) связано с отечественной наукой и, в первую очередь, с именем выдающегося русского ученого С.М.Широкогорова (1887-1939), который еще в 1920-е годы всесторонне разработал основные признаки и особенности этноса, но его труды, как репрессированного, сначала замалчивались, а затем подверглись резкой критике [2].

Известный историк и этнограф Л.Н. Гумилев (1912-1992) предложил рассматривать этнос как природное явление. Именно через этнические коллективы осуществляется связь человечества с природной средой, так как сам этнос – это явление природы.

Как бы ни была развита техника, все необходимое для поддержания жизни люди получают от природы. Значит, они входят в трофическую цепь как верхнее, завершающее звено биоценоза населяемого ими региона. Следовательно, они входят в систему этноценоза, включающую в себя, наряду с людьми, ландшафты, как преобразованные людьми, так и девственные, богатства недр взаимоотношений с соседями, элементы материальной и духовной культуры.

Гумилев предложил считать этнос понятием географическим, поскольку тот всегда связан с вмещающим и кормящим его ландшафтом. Ландшафт является одним из немаловажных компонентов системы, именуемой «этнос». Итак, прямое и косвенное воздействие географического ландшафта на этнос не вызывает сомнений.

Этот вывод был сделан в 1922 году Л.С.Бергом для всех организмов, в том числе и для людей. Под «ландшафтом» понимается «участок земной поверхности, качественно отличный от других участков, окаймленный естественными границами и представляющий собой целостную и взаимно обусловленную закономерную совокупность предметов и явлений, которая типически на значительном пространстве и неразрывно связана во всех отношениях с ландшафтной оболочкой». Гумилев называет это понятие термином «месторазвитие».

Месторазвитием, или родиной этноса, является неповторимое сочетание элементов ландшафта, где эта этническая общность впервые сложилась как энергетическая система. Далеко не всякая территория может оказаться месторазвитием.

Новые этносы возникают не в монотонных ландшафтах, а на границах ландшафтных регионов и в зонах этнических контактов. Подлинным месторазвитием являются территории сочетания двух и более ландшафтов. До сих пор говорилось о ландшафтах как феноменах девственной природы, хотя сейчас на Земле нет ландшафта, не испытавшего когда-либо воздействия человека. Действительно, антропогенный фактор ландшафтообразования приобрел и продолжает приобретать важное место в лике земной поверхности. Сельское хозяйство изменяет флору и фауну, архитектура становится важным элементом рельефа, сжигание угля и нефти влияет на состав атмосферы. Несомненно, необходимо принимать активное участие в сохранении природного достояния человечества, так как природа не «только нам дом, она мы – сами» [3]. Примером применения этих принципов становится теория «культурного ландшафта», как теория создания гармоничной во всех отношения среды обитания человека.

Для того чтобы отличить измененный человеком ландшафт от чисто природного его прообраза, в практике исследований используются представления об антропогенном или культурном ландшафте. Многие исследователи рассматривают эти понятия как синонимы, как близкие, но различающиеся между собой понятия. Поскольку в настоящий момент в литературе происходит смешение понятий культурного и антропогенного ландшафтов, следует сделать некоторое разграничение этих понятий.

Очевидно, что антропогенный ландшафт – более масштабное понятие. Он включает в себя культурный ландшафт, но не совпадает с ним. По степени воздействия антропогенного характера можно выделить три вида территорий. Первая – заповедные зоны и малоосвоенные территории. Таких территорий остается все меньше. Второе, противоположное первому состояния антропогенного ландшафта – «техногенно-урбанизированный ландшафт» (зона экологической катастрофы, химической аварии, эпицентр ядерного взрыва), территория, на которой прерываются многие или почти все биосферные процессы. Третья группа – территории, занимающие промежуточное положение, где поддерживается техно-биосферный баланс, состояние гомеостаза, антропобиосферного единства.

Очевидно, что первый и второй тип территорий не могут быть отнесены к культурным ландшафтам. Таким образом, состояние культурного ландшафта достигается лишь в том случае, когда создастся гармоничное взаимодействие природной среды и человека [5].

Культурный ландшафт (по Ю.А. Веденину) – это целостная и территориально-локализованная совокупность природных, технических и социально-культурных явлений, сформировавшихся в результате соединенного влияния природных процессов и художественно-творческой, интеллектуально-созидательной и жизнеобеспечивающей деятельности людей.

Культура вступает в контакт с природным ландшафтом самыми разнообразными способами: через материальные объекты, созданные человеком (в первую очередь, через архитектуру), многие виды деятельности, определенную степень и форму взаимодействия человека с природой и, наконец, через отношение человека к окружающему его миру.Таким образом, культура входит в ландшафт через процессы деятельности, потоки энергии и информации, связывающие природу и культуру.

Один из наиболее существенных критериев культурного ландшафта, определенный Ю.А.Ведениным – это сочетание наследия, традиционной и современной культур. Культурные ландшафты различаются по характеру соотношения между традиционной культурой и наследием, с одной стороны, и современной культурой, с другой. В одних случаях преобладают элементы традиционной культуры, в них значителен пласт наследия и чрезвычайно развита современная культура.

В других случаях, напротив, инновационная культура развивается «без груза» традиционности, однако такие примеры встречаются редко и являются следствием не столько отсутствия традиционной культуры, сколько игнорирования ее современной архитектурной практикой. Еще один тип культурного ландшафта характеризуется тем, что в его культурном слое отчетливо выражены самые различные пласты: инновационные культуры, традиционные культуры и культурное наследие. Именно такого рода структуры являются наиболее эффективными с точки зрения удовлетворения социокультурных потребностей общества и его развития.

Характер и многогранность связи между природными и культурными слоями в значительной степени зависят от уровня составляющей ландшафта. Народная культура наиболее органично связана с природными ландшафтами [4].

История культуры убедительно подтверждает, что во всех культурных ландшафтах при строительстве использовались, как правило, местные материалы, что, в свою очередь, диктовало наиболее целесообразные композиционные и конструктивные приемы и методы и приводило к сложению такого архитектурного стиля, который наиболее точно подходил под местные климатические условия, соотносился с глубиной или закрытостью пейзажа, с линиями рельефа. Так, полностью соответствует ландшафту Горного Алтая юрта или староверческий дом, и абсолютно чужеродными выглядят выстроенные в 1960-1970-х годах типовые панельные дома [5].

Для дальнейшей работы по данной тематике необходимо подробное изучение роли территории и ландшафта в формировании этнических особенностей, влияние особенностей ландшафта на культуру населения региона и опосредованного влияния на зодчество, выделение некоторых символов и образов ландшафтов территории данного региона. Следует провести культурно-ландшафтное районирование территории, определить границы региона и их совпадение с административными границами. Важным является вопрос о соотношении границ культурно-ландшафтных и административных районов.

Такое районирование было проведено в Тверской области. Анализ территории Тверской области по комплексу факторов объединил более 130 культурно-ландшафтных районов в три типологические группы:

1 – историко-культурные районы;

2 – природные и сельскохозяйственный районы с отдельными историко-культурными памятниками и территориями;

3 – природные районы.

Районирование проведено на основе анализа пространственной дифференциации нескольких групп факторов: ценность памятников истории и культуры, их сохранность, их локализация и территориальная концентрация; функциональные и пространственные связи памятников с ландшафтным окружением; этнографическое своеобразие отдельных частей территории; природные, эстетические и рекреационные качества ландшафтов; особо ценные ландшафтные комплексы (памятники природы, ландшафтные местности и т.д.).

Такое исследование, проведенное для Алтайского региона, будет базой для выявления связей между ландшафтом и архитектурными особенностями региона. Необходимо выявить образ места, взаимодействие ландшафта с культурой этносов, населяющих регион, сформулировать и классифицировать символы ландшафта и их влияние на сознание людей и опосредованно на архитектуру. На основании этого исследования можно будет сформулировать концепцию дальнейшего развития региональной архитектуры, разработать программу проектирования новой архитектуры, которая не будет оторвана от пласта культурного наследия и традиционной культуры региона, будет гармонично сочетаться с ландшафтным окружением.

 


Библиография

  1. Хайт В.Л. Глобальное и этно-культурное в новейшей архитектуре России. // Гуманизм и строительство. Природа, этнос и архитектура./ Алт. Гос. Тех. Ун-т им. И.И.Ползунова. – Барнаул: изд-во АлтГТУ, 2003. – 120 с.
  2. Лазарев В.В. Программа без альтернатив. Сохранение качества и разнообразия культурной и природной среды. // Гуманизм и строительство. Природа, этнос и архитектура./ Алт. Гос. Тех. Ун-т им. И.И.Ползунова. – Барнаул: изд-во АлтГТУ, 2003. – 120 с.
  3. Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера земли. – М., 2002. – 560 с.
  4. Чалая И.П., Веденин Ю.А. Культурно-ландшафтное районирование Тверской области. – М.: Российский научно-исследовательский институт культурного и природного наследия, 1997. – 286 с.
  5. Шишин М.Ю. Ноосфера, культура, культурный ландшафт. – Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2003. – 234 с.
  6. Лавренова О.А. Географическое пространство в русской поэзии XVIII – нач. XX вв. (Геокультурный аспект). Научный редактор Ю.А.Веденин. – М.: Институт наследия, 1998. – 128 с.


ISSN 1990-4126  Регистрация СМИ эл. № ФС 77-70832 от 30.08.2017 © УрГАХУ, 2004-2017  © Архитектон, 2004-2017