№3(59)
Сентябрь 2017
ISSN
1990-4126

English

«Архитектон: известия вузов» № 22 - Приложение 2008

Дизайн


 Жуковская Дарья Александровна

Магистрант УралГАХА. Научный руководители: кандидат искусствоведения, профессор Гарин Н.П.

ДИЗАЙН НОВОГО СЕВЕРНОГО БЫТА


«Архитектура должна возвышать человека, а не обезличивать и не унижать его. Архитектура должна служить человеку. Человек должен в ней чувствовать себя дома. Она должна быть его третьей кожей» – эти слова из манифеста австрийского художника и архитектора Фриденсрайха Хундертвассера «Право на третью кожу», на наш взгляд, наглядно иллюстрируют основную идею данной статьи – среда обитания человека должна разрастаться от него самого, его личности, привычек, образа действий, повседневного графика. И это касается не только задач архитектуры. Большая часть предметно-пространственного наполнения жизни абсолютного большинства людей находится в поле действий дизайнера.

В 1987 году в российской высшей школе вводится специальность «Дизайн архитектурной среды», в справочных и методических пособиях для дизайнеров появляются термины «средовой подход», «среда» как «единство материально-пространственных условий осуществления какого-либо процесса, явления, события и особенностей самого этого явления» [1], широко развивается идея комплексного проектирования среды обитания человека. Профессиональный словарь дизайнера обогащается такими понятиями как «образ жизни», «социум», «стиль жизни», «мода» и т.п. Задачи дизайнера усложняются не только за счет усложнения технологической базы, но за счет включения в них социальных и мировоззренческих подзадач. Задачей данной статьи является выявление сценарно-ценностных закономерностей образа жизни человека на конкретном примере, и определение сферы действий дизайнера при организации соответствующей среды – быта.

Наиболее подходящим материалом для предполагаемого исследования является новый, искусственно созданный быт «молодых» северных городов, таких как Покачи, Пыть-Ях, Пойковский, Когалым и других городов Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов, которым не более 30-40 лет, и традиций организации производственно-бытовых комплексов в них пока не сформировалось. Условия возникновения таких городов можно назвать «экстренными», т. к. они возникали по мере открытия новых месторождений, и логика их возникновения, роста и развития в корне отличается от привычного нам набора необходимых условий. У них нет истории, нет своих коренных жителей, т. к. аборигены северных районов России ведут кочевой образ жизни, приезжие на чужую землю люди оказываются в ситуации крайней неприспособленности к природно-климатическим и стихийно созданным производственно-бытовым условиям.

Вмешательство дизайнера в процесс формирования этого нового быта может способствовать не только гармонизации предметно-пространственной среды, ее образной целостности. Включенная в список стандартных задач дизайнера гуманизация пространства (особая организация пространства и его предметного наполнения в соответствии с эмоциональными, физическими, психологическими, культурными характеристиками человека как личности, а не только как потребителя) приобретает в данном случае особое значение, выходит на первое место по степени важности. Количество стрессовых ситуаций, в которых оказывается человек, проживая и работая в северном городе, увеличивается многократно. Это определяется природно-климатическими условиями, региональной спецификой работ, психологическим дискомфортом и многими другими факторами. Основное противоречие заключается в цели, с которой люди приезжают жить в такие города, с той же целью они и создаются – работа топливно-энергетического комплекса, приоритетного в регионе. В статье «В поисках новой концепции для Сибири» доктор экономических наук, профессор Института Европы РАН А.Д.Хайтун в качестве региональной особенности указывает на то, что люди настроены на временное пребывание на Севере [3], но это время растягивается в большинстве случаев на десятилетия. В течение этих лет человек по-прежнему не воспринимает свое окружение как дом, это усиливает все перечисленные стрессовые факторы, т. к. человеку не удается почувствовать себя комфортно, полностью защищенным даже в своем жилище. Его личное отчуждение в совокупности со стихийно созданной средой ставят перед дизайнером сложную задачу. Нельзя создать для человека новую родину, равно как нельзя изменить приоритет в региональной отраслевой политике. Следовательно, необходимо создать среду, которая, не обманывая человека, не меняя его ценностей, будет обеспечивать практический и психологический комфорт.

Проектируя предметно-пространственную среду и, в частности, жилище человека в широком смысле, дизайнер приходит к необходимости осмысления принципов и закономерностей формирования любого жилого пространства, которое, расширяясь, образует среду обитания. Необходимо учесть предметные, социальные, культурные составляющие, которые делают окружение человека его домом. Вячеслав Глазычев в своей книге «О нашем жилище» приходит к тому, что суть дома вовсе не в конструкции или материалах – «выбор материала зависел от места, выбор конструкции – от материала» [2], и не в месте, в котором он расположен, т. к. род занятий оказывается более важной определяющей. «Одни, перейдя к оседлой жизни, упорно совершенствуя земледелие и скотоводство, положили в буквальном смысле слова кирпич в основание «нашего» жилища; другие, совершенствуя отгонное скотоводство, начали долгий процесс отработки конструкции шатра».

Множество смыслов, заключенных в слове «дом», подразумевают кров, семью, жилище, строение, некое определенное место, явления, связанные с культурной организацией жизни: хозяйство, быт семьи или народа, наследство, иерархию, порядок. К примеру, в культуре коренного населения рассматриваемого региона дом как определенное место отсутствует, его заменяет огромное пространство тундры, в каждой точке которой они чувствуют себя комфортно, «как дома». Их жилищем является переносной чум, в который они «заворачиваются». Городской быт, живой организм мегаполиса, тесно переплетает жизни миллионов людей, вводя быт каждого в отдельности в систему общих для всех маршрутов, мест, действий. Но и в городе у человека или у семьи всегда есть свое интимное пространство, ячейка, которую он организует соразмерно себе, своим потребностям, особенностям, предпочтениям. Маленькие дети, начиная с трех-четырех лет, начинают играть «в домик», у маленького человека появляется потребность создать, осознать, освоить соразмерное ему пространство, спрятаться в него или просто наслаждаться процессом его формирования, показать его другим или, наоборот, не пускать туда никого.

Жизнь в северном городе формирует особый менталитет, субкультуру. Небольшие по численности и очень небольшие территориально, они не ограничиваются своими жилыми застройками. «Город нефтяников» набрасывает сеть своих промышленных предприятий на огромные пространства, некоторые точки отдалены от города на сотни километров. В сознании людей становится привычным выезжать «на работу» в неосвоенные пространства природы. С другой стороны, ежедневные маршруты делают эти пространства привычными, знакомыми, узнаваемыми, но человек из урбанистической культуры не может воспринимать их домом, как это могут делать коренные жители-кочевники. Складывается своеобразный «полукочевой» городской образ жизни.

Сегодня очевидна тенденция стагнации большинства таких городов: их численность не растет, они не привлекательны для жизни в бытовом плане, и экономическая привлекательность других регионов страны может свободно конкурировать с «нефтяными» округами. Однако говорить об опустошении Севера не приходится ввиду многих причин. И организация нового северного быта по-прежнему нуждается в проектных разработках.

Исходя из выше сказанного, можно определить ключевые точки приложения методической и практической базы дизайнера к формированию средового производственно-бытового комплекса в условиях «искусственно» создаваемых северных городов. Концепция такого комплекса должна учитывать идею временности, идею индивидуальной защищенности, гармоничного диалога культур и адекватности по отношению к культуре современного индустриального комфорта и к природно-климатическим условиям. Эта концепция потребует иного подхода в формировании среды обитания человека, в основу которого, прежде всего, ляжет безопасность человека, уменьшение стрессового влияния временной жизни на Севере.

 


Библиография

  1. Дизайн. Иллюстрированный словарь-справочник / Под общей редакцией Г.Б.Миневрина и В.Т.Шимко. – М.: «Архитектура-С», 2004, с. 47;
  2. Сайт Вячеслава Глазычева:
    http://www.glazychev.ru/books/o_nashem_zhilishe/o_nashem_zhilishe_01_tainstvo.htm;
  3. Хайтун А. Д. «В поисках новой концепции для Сибири», 2006.

 


ISSN 1990-4126  Регистрация СМИ эл. № ФС 77-70832 от 30.08.2017 © УрГАХУ, 2004-2017  © Архитектон, 2004-2017