№58
Июнь 2017
ISSN
1990-4126

English

«Архитектон: известия вузов» № 22 - Приложение 2008

Архитектура


 Сидорова Александра Игоревна

магистрант. 
Научный руководитель:
кандидат архитектуры, профессор М.В. Голобородский.
Уральская государственная архитектурно-художественная академия,
Екатеринбург, Россия, e-mail: martissa17@bk.ru  

БАШНЯ МЕНДЕЛЬСОНА КАК ПРИМЕР ОРГАНИЧЕСКОЙ АРХИТЕКТУРЫ


В настоящее время в рамках экологического подхода в архитектуре особую значимость имеют вопросы экологии формы и экологической эстетики. Это направления «биоморфизма», экологической, органической архитектуры и др.

Термин «органическая архитектура» появился в различных источниках в начале 1900 г. Известно, что основы органической архитектуры заложили Фрэнк Ллойд Райт (1869-1959), Луис Салливен (1856-1924), А.Гауди (1852-1926). В отличие от сторонников радикального функционализма, они пытались интегрировать в архитектуру новые возможности техники и искусства с учетом индивидуальных потребностей и психологии людей. Проектируя свои сооружения, они вдохновлялись образами живой природы. К шедеврам этого направления относится т.н. «башня Эйнштейна» (арх. Э. Мендельсон). Башня находится в Германии, близ Потсдама, в научном парке на Телеграфной горе (рис.1).

Рис.1. Общий вид "башни Эйнштейна" [7]

 

Проект башни вынашивался Э.Мендельсоном довольно длительное время. Находясь на фронте в Первую мировую войну, молодой архитектор сделал многочисленный ряд набросков (некоторые из них были не больше почтовой марки). Первоначально эскизы башни создавались на образной основе: в них отражались образы плывущего кита, рыбины, корабля, замка на вершине горы и т.д. (рис.2). Когда, в 1919 г. Эйнштейн открыл теорию относительности и потребовалось экспериментальное подтверждение его теории, у Мендельсона появилась возможность воплотить в жизнь свою идею башни. Наброски легли в основу проекта астрофизической обсерватории, предназначенной специально для научной работы А.Эйнштейна. Так, в 1922 г. было построено уникальное сооружение, названное «башней Эйнштейна».

Рис.2. Эскизы башни [6, c.36-38]

 

Благодаря своей специфике, сооружение обладает большим числом композиционных и технологических особенностей. По сути, это не просто здание, а огромная оболочка для гигантского телескопа. Телескоп и другие аппараты устанавливаются на вершине башни, внутри вращающегося купола. Сферическая поверхность купола не является сплошной и прерывается в одном месте. Поэтому купол оборудован специальной раздвижной конструкцией, которая во время работы ученых приоткрывает пространство над зданием (рис.3).

Рис.3. Купол башни [7]

 

Тело башни образует шахту, вдоль которой солнечные лучи отражаются вниз, на уровень подвала. В подвальном помещении располагается длинная лаборатория. Здесь отраженный свет разлагался на отдельные части спектра и исследовался (рис. 4). Выступающая двухуровневая часть подземной лаборатории имеет вид искусственного рельефа, поросшего травой и в шести местах прерванного маленькими окнами. На стенах башни заметны выступы оригинальной формы: это ничто иное, как воздуховоды, превратившиеся из строго функциональных частей здания в элементы, раскрывающие его выдуманный образ.

Рис.4. Планы и разрезы башни [7]

 

Но причудливая форма башни сама по себе не является определяющей. В итоге архитектурно-пространственное решение здания обуславливается его назначением, а единство формы и функции – одна из отличительных черт органической архитектуры. Сказанное, конечно, не означает, что внешний облик здания теперь не важен. Форма здания по-прежнему является отражением чувств и мыслей автора. Здание должно вызывать у людей определенные эмоции.

Башня невелика, высотой с четырехэтажный дом. Кроме телескопа и лаборатории, в ней есть еще несколько небольших рабочих помещений. Но производит она совершенно фантастическое впечатление. Это мягкая обтекаемая скульптура, которая не просто стоит на вершине горы, а как будто готовится взлететь и находится в непрерывном движении. В ней практически нет плоских поверхностей и вертикальных линий (так же, как в природе). Все проемы плавно закруглены. Здание просто излучает энергию, и кажется, что оно живое (рис. 5).

Рис.5. Входной фасад, вид сзади [7]

 

Пластика «башни Эйнштейна» свидетельствует о прогрессе бионического подхода к архитектурной форме, отказе от традиционных законов формы. Углы внутренних пространств также закруглены – это позволяет избежать расхода энергии, декора на пустые углы прямоугольных комнат; как природа экономит свою материю, так и органическая архитектура оптимально использует строительный материал. При этом Мендельсону удалось найти баланс между рациональным и эстетичным. Стремление к такому балансу характерно для всех направлений в архитектуре. В органической архитектуре добавляется ещё одно условие – соответствие облика фасадов внутреннему содержанию и окружающей среде. Именно выполнение этого условия придает объектам органической архитектуры уникальность.

«Живость» башни подтверждается и тем, что она очень быстро «старится». Впрочем, надо сказать, что при проектировании башни не были учтены нормы сопротивления материалов, а из-за ее необычной обтекаемой формы было невозможно сделать качественный водосток. В результате конструкции быстро ветшают, башня постоянно оседает, а в стенах появляются трещины. Каждые 10 лет проводят капитальную реконструкцию сооружения, но уникальность объекта того стоит.

Подобно тому, как открытия А.Эйнштейна двигали вперед науку, идея Мендельсона опережала свое время. На примере башни мы можем наблюдать противоречие между техническими возможностями и замыслом архитектора. На фотоснимках, сделанных во время ремонта, видно, что пластический объем башни был создан с применением кирпича и последующей облицовки. Однако в литературе встречаются ссылки на то, что проект Мендельсона был выполнен из железобетона (рис.6).

Рис.6. Ремонт башни [7]

 

Органическая архитектура ориентирована на природную среду и на естественные потребности человека как части природы. Поэтому она способна придать архитектурному мышлению новый импульс, необходимый для сохранения природы и естественного ландшафта. Органическая архитектура может стать примером нового отношения к природе и научно-техническому прогрессу, и что еще важнее, примером более глубокого осмысления внутренней жизни человека. С этим связано непреходящее значение программной постройки Э.Мендельсона.

 


Библиография

  1. Всеобщая история архитектуры [Текст] / под ред. С.О.Хан-Магомедова, П.Н.Максимова, Ю.Ю.Савицкого. - В 12 томах. - Т.10. – М.: Стройиздат, 1972. – 592 с.
  2. Всеобщая история архитектуры [Текст] / под ред. А.В. Иконникова, Ю.Ю. Савицкого, Н.П. Былинкина, С.О. Хан-Магомедова, Ю.С. Яралова, Н.Ф. Гуляницкого. - В 12 томах. - Т.11. – М.: Стройиздат, 1973. – 888 с.
  3. Питер ван дер Рее. Человек и природа как источник вдохновения. История возникновения, развития и современное состояние органической архитектуры [Текст] / Питер ван дер Рее. - //Архитектура. Строительство. Дизайн. – 2006. – №2. – С. 10-15
  4. Суздальцева А.Я. Бетон в архитектуре XX века [Текст] / А.Я. Суздальцева. – М.: Стройиздат, 1981. – 208 с.
  5. Global Architecture Document: special issue. vol. 3: Modern Architecture 1920-1945: [album] / text K. Frampton; ed. and phot. by Y.Futagawa. – Tokyo: Edita, 1983.- 483 p. : ill (An encyclopedia of modern architecture)
  6. Zevi B. Erich Mendelsohn [Album] / B. Zevi. – London: The Architectural Press, 1985. – 206 с.
  7. http://www.aip.de/image_archiv/Telegrafenberg_Observatory.Einsteinturm.html

 


ISSN 1990-4126  Регистрация СМИ эл. № ФС 77-50147 от 06.06.2012 © УрГАХУ, 2004-2017  © Архитектон, 2004-2017