№3(59)
Сентябрь 2017
ISSN
1990-4126

English

«Архитектон: известия вузов» № 22 - Приложение 2008

Архитектура


Фасонов Андрей Леонидович

аспирант кафедры теории архитектуры и профессиональных коммуникаций
Научный руководитель:
кандидат архитектуры, доцент А.Г. Бурцев.
ФГБОУ ВПО " Уральская государственная архитектурно-художественная академия",
Екатеринбург, Россия, e-mail: andrey-on-slope@mail.ru

ИДЕОЛОГИЯ, ЗАПЕЧЕТЛЕННАЯ В КАМНЕ


Мы узнаем сотни имен славных зодчих, скульпторов, инженеров, теоретиков архитектуры. Мы искренне восхищаемся теми или иными творениями, либо негодуем от безобразия, которое, с нашей точки зрения, не должно называться архитектурой. Зачастую прекрасные архитектурные творения воздвигались по желанию или прихоти одного человека, желающего подтвердить сказочно богатой и поражающей воображение архитектурой как свой статус монарха, так и статус своих владений. В Греции времен Перикла сооружается комплекс Афинского Акрополя, вошедший во все учебники. В Римской мперии – храмы, термы, дворцы, форумы, арки, колонны, названные в честь Цезарей. Любое королевство, герцогство, даже графство в Европе обязано было иметь символ власти и чем прекрасней он – тем власть казалось незыблемее и божественнее. В империях XVIII и XIX веков архитектура направлена на прославление того или иного уклада власти. В настоящее время зодчество опять же играет роль рекламы того или иного режима. Для того, чтобы рассмотреть прямую зависимость искусства от политики, возьмем период истории нашей страны с 1812 до наших дней.

1. Расцвет и закат Российской империи. 1812 – 1918 гг.

Отечественная война 1812 года коренным образом изменила общественное сознание. Сформировались государственный заказ на прославление империи-победительницы – с одной стороны, интерес к ценностям свободы и справедливости (вследствие идей просвещения, подсмотренных заграницей) – с другой. Ампир Благословенного Александра противопоставляется стилю поверженного Наполеона. Подъем национального самосознания подвигнул к строительству сооружений в византийском, псевдорусском стилях.

Рис.1. Храм Христа Спасителя. Москва. Константин Тон, 1832 – 1880 гг.

Храм Христа Спасителя являет собой громадное крестообразное пятиглавое сооружение. Четыре главы-колокольни расположены между крыльями креста, пространство центрального же купола, большое по своим габаритам, перетекает из восьмиугольного центрального объема. Величина храма – 102 метра; громадные размеры не оказали существенного влияния на пропорции сооружения, что можно отнести к недостатку проекта Тона – создается впечатление, что среднего размера храм подвергли масштабированию, в результате чего членения сооружения приобрели некую массивность и немасштабность.

Храм Христа Спасителя являлся не только культовым сооружением, но и памятником победы. Ему подобрали как нельзя лучше соответствующую площадь: недалеко от Кремля (то есть он и не спорит с его архитектурой, но и не выпадает из общего силуэта города) на берегу Москвы-реки. В композиции сооружения присутствует очень важная деталь. Это двухэтажная сводчатая галерея, на стенах которой были установлены мраморные плиты с высеченными на них описаниями сражений, участвующих в них подразделений, именами убитых, раненых и награжденных офицерских и высших чинов.

Как известно, в 1931 году храм был варварски взорван по приказу Сталина, как и многие культовые сооружения. В 1995 году он начал возводиться вновь, утратив в некоторой степени свой былой шарм. Сейчас он опять играет роль мощного символа патриархальной России. Храм сближает церковь и власть в глазах простых обывателей; он, как и много лет назад, является памятником славной истории. Однако, если вглядеться, можно только по отношению к архитектуре усмотреть различия монархического и капиталистического строя. Царская власть не скупилась на строительство, предпочитая совершенство славной постройки затраченным времени и средствам. Современная власть не имеет столько времени и, главное, желания сотворить шедевр, поэтому она и заменяет известняковые горельефы чугунными, росписи внутри храма значительно уступают работам Верещагина, Сурикова, Маркова и т.д.

2. Советская Россия. Первые годы Советского Союза. 1920 – 1932 гг.

Крупнейший кризис российской государственности: неудачи в Первой мировой войне, крах самодержавия, слабая республика, две революции, гражданская война, «красный» террор, интервенция... Происходит столкновение традиционного и радикально революционного в системе общества и в искусстве, как отражении общественных процессов Кризис сформировал особую точку видения действительности и понимания мирового устройства – авангард. Строительство регламентируется главным образом технологическими и финансовыми ресурсами. Создание России имиджа нового государства становится важной идеологической составляющей. Принимаются попытки развенчать представление о России как об отсталой в техническом смысле стране. Впервые применяют современнейшие конструкции из армированного бетона. Очевиден разрыв между устремлениями архитекторов-новаторов и реальным состоянием техники того времени.

Рис.2. Радиобашня на Шаболовке. Ул. Шаболовка, Москва. Владимир Шухов, 1922

 

Радиобашня – первое крупное строение, возведенное после революции. Она представляет собой шесть гиперболоидов, водруженных друг на друга. Сооружалась башня следующим образом: каждая секция собиралась на земле внутри предыдущей, а после завершения поднималась и водружалась на свое место. Первоначально предполагалось построить башню высотой 350 м, однако из-за недостаточного количества стали высоту пришлось уменьшить до 150 метров.

Радиобашня задумывалась как символ новой России, страны прогрессивной и уверенно идущей в будущее. Подобное футуристическое сооружение как нельзя лучше подходило для демонстрации уровня технически развитого государства.

Сооружение на Шаболовке могло стать таким же мощным символом Москвы и Советской России, как Эйфелевая башня – Парижа. Однако просчет заключается в том, что в последующие эпохи ему придавалось лишь функциональное значение, бюджет эксплуатации был ограничен и ничего не делалось ради привлечения туристов. Однако радиобашня все равно имеет более светлую историю, нежели большинство памятников конструктивизма. Последние в данный момент находятся в ужасающем аварийном состоянии, и ничто не делается для их реставрации по той одной причине, что они изжили свою функцию коммун, рабочих клубов, общих столовых и т.д., а современное государство и бизнес не особо интересуют подобные памятники искусства и истории.

3. Тоталитарный Советский Союз. 1932 – 1954 гг.

В 1932 году происходит коренной поворот в развитии советской архитектуры. На фоне усиливающегося политического диктата, подкрепленного жесткими полицейскими методами, это выглядит вполне логично. Ведь необходимо понять, что хотел сказать Сталин бескомпромиссным насаждением новой линии в советском искусстве. Во-первых, о превосходстве социалистического государства над империалистическими западными. Причем, неоклассическая архитектура должна соответствовать высочайшим культурным потребностям великого советского народа, твердо идущего к победе коммунизма. Да и воображение людей с Запада должно быть поражено. Во-вторых, Сталин после оттеснения от рычагов власти всех партийных конкурентов и начавшихся политических репрессий активно культивирует свою политическую модель и личность, непогрешимую априори. Сталин, ввиду имперских притязаний – России в целом и своих, в частности, – меняет градостроительные облики крупнейших центров. Он сознательно противопоставляет себя российским императорам. Сталин сносит символ империи – Храм Христа Спасителя и планирует построить на его месте символ собственной эпохи – грандиозный Дворец Советов. После войны возводятся высотные здания – кольцо, опоясывающий центр Москвы, словно новый Кремль! Это должно стать символом новой России, непокоренной, возрожденной и верующей в славное будущее. Культ личности вождя достигает своего апогея.

Рис.3. Дворец Советов, проект. Москва. Борис Иофан, Владимир Щуко, Владимир Гельфрейх, 1937

 

На Дворец Советов Сталин возлагал особые надежды, как и в идеологическом плане, так и в плане перевоспитания архитекторов. Проект Иофана был взят за основу, однако ему было предписано лично Сталиным доработать его следующим образом. 1) Надо рассматривать Дворец Советов как памятник Ленину. 2) Идти в высоту. 3) В верхних ярусах Дворец должен быть круглым. 4) Завершить здание скульптурой Ленина 50-75 метров. 5) Необходимо разместить четыре скульптурных композиции, символизирующих идеи Коминтерна.

Главная роль Дворца Советов – нести идеологическую нагрузку уникальности пролетарского государства и действующей власти, успешно руководящей им. Безусловно, бессмысленно возводить такое громадное пафосное сооружение для государственного органа, существовавшего к тому времени только в качестве символа и лишенного всех реальных рычагов управления. Здание рассматривалось как памятник Ленину, что должно было продемонстрировать преемственность политического курса Ильича верным сподвижником – Сталиным. Другими словами, возводя в честь Ленина такое здание, Сталин укреплял прежде всего свои собственные позиции.

Проект Дворца Советов так и не был воплощен в жизнь. Но даже проведение конкурсов коренным образом изменило модель творчества советских архитекторов. Было объявлено, что формализм конструктивизма чужд высоким эстетическим потребностям советского человека, а значит, не имеет право на существование в пролетарском государстве. Свои системы ценностей пересмотрели такие значимые личности в авангарде как автор мавзолея Ленина Щусев, Щуко, Жолтовский. В наше время сталинские постройки сохраняют пристойный вид по ряду причин. Во-первых, они не утратили своей актуальности с точки зрения интереса к ним со стороны населения. Во-вторых, современная власть заинтересована в реставрации некоторых идей тех времен, авторитарных по своей сути, а пафос ампира в который раз может сыграть роль красивой декорации.

4. Кризис и распад СССР. 1954 – 1991 гг.

Послесталинские времена принято называть «оттепелью». Она отразилась не только на внешней политике Советского Союза, но и на отношении к собственным гражданам со стороны государства. Партия приняла решение переориентировать предмет архитектуры. Вместо эфемерных сооружений, цель которых вызывать восхищение и благоговение, начинают в массовом порядке возводить жилые здания без каких-либо архитектурных излишеств, очень простых в конструктивном решении и дешевых. Тем самым архитектура была очень жестко нацелена на первостепенную социальную нужду советских людей – обеспечение семьи отдельной, личной квартирой. Впервые государство пошло на этот шаг, устремив громадные ресурсы на достижение цели. По существу, «хрущевки», как наиболее яркий символ эпохи, прочно укоренились в массовом сознании, ибо посредством архитектуры государство воздвигало не собственный памятник, а решило социальную проблему.

Рис. 4. Типовое домостроение

 

Судьба «хрущевок» различна. Некоторые находятся в аварийном состоянии, другие реставрируется. Иногда власти пытаются улучшить их внешний облик (самый простой способ – поиграть цветами на фасадах, создавая жизнеутверждающую гамму дабы отвлечь жителей от неудобств, подстерегающих при входе в подъезд).

5. Современная Россия. 1990-е гг.

На рубеже 80-х и 90-х годов происходит радикальная переоценка ценностей. После развала Советского Союза огромную власть приобретает капитал и те, кто им владеет. Архитектура зачастую теряет качественное значение, так как в большей степени искусство подчиняется законам бизнеса. На рубеже тысячелетий происходит существенный всплеск национального самосознания, что не могло не отразиться на зодчестве. Восстанавливаются исторические памятники: ярким тому примером служит вновь отстроенный Храм Христа Спасителя. Возводятся новые здания в неоклассическом стиле, к примеру, появляются новые высотки в Москве, аналогичные сталинским. Широко распространяется русский историзм, активно лоббированный близким к высшей власти мэром Лужковым. Производятся масштабные реконструкции (Манежной площади, например). Но наблюдаются и очень негативные тенденции. Древняя архитектура зачастую становится жертвой алчности риэлтеров и чиновников. Нравы современных русских капиталистов таковы, что исторический памятник, даже охраняемый государством и – более того – ЮНЕСКО, может быть перестроен или грубо реконструирован ради того, чтоб здание приносило доход. На таком спекулятивном фоне пожары исторических памятников, подобны тем, которые случились в Манеже, выглядят неслучайными, ведь это развязало руки правительству Москвы для масштабной реконструкции. Повсюду строятся небоскребы, высокотехнологичные офисы.

Рис. 5. Москва-Сити. Москва. 2007-2012

 

В угоду сохранения композиционного плана Москвы-Сити в столице начинают сносить 24 жилых дома и детский сад района «Камушки». Мотивируется это тем, что деловой район жизненно необходим Москве. «Если мы не построим новый центр, то потеряем старый»,– заявляют в профильной комиссии Мосгордумы. Отчасти это правда. В Москве нарочно выделили под современные высотные здания отдельную территорию, не соперничающую с исторической застройкой. Собственно, для власти очень важно, чтобы чувствовалась именно преемственность, а не грубое попирание исторических кварталов, ибо она очень тонко чувствует общественное мнение, недовольное постоянными метаниями из стороны в сторону культуры, первоочередной жертвой чего всегда становятся традиции.

Москва-Сити уже в данный момент является крупнейшим объектом городской инфраструктуры, а точнее, своеобразным городом в городе. К 2010 году планируется завершить строительства центра и пустить его в эксплуатацию, а к 2012 – всего делового района. Правительство Москвы привлекает к сооружению знаменитых архитекторов, что увеличивает престиж Москвы как современного города. Речь идет, прежде всего, о сэре Норманне Форстере и его проекте – башне «Россия», которая станет самым высоким сооружением в Европе, оставив позади уже строящуюся башню «Федерации». Власти не прочь прославить свой город наличием двух высочайших зданий континента.

Заключение

События архитектурной жизни страны – это часть общей истории. Нельзя рассматривать зодчество в отрыве от исторического контекста, ибо теряются политические, экономические причины строительства. Эволюция взглядов и художественного языка архитекторов идут в ногу с общим течением идеологического курса властей. Это и не удивительно, т.к. основным заказчиком всегда прежде выступало государство или люди, так или иначе приближенные к власти. Ныне на первый план выходит частный заказчик, но его эстетические потребности, безусловно (если речь идет о значимом объекте) остаются в русле приверженности определенным архитектурным штампам, того или иного времени времени.

 


Библиография

  1. Хмельницкий Д. Архитектура Сталина. Психология и стиль. – М.: Прогресс-традиция, 2007. – 367 с.
  2. Ричард Пэр. Потерянный авангард. Русский модернизм. 1922-1932. – TATLIN, 2007. – 348 с.

 


ISSN 1990-4126  Регистрация СМИ эл. № ФС 77-70832 от 30.08.2017 © УрГАХУ, 2004-2017  © Архитектон, 2004-2017