№3(59)
Сентябрь 2017
ISSN
1990-4126

English

«Архитектон: известия вузов» № 26 - Приложение 2009

Архитектура


 Седышева Ольга Юрьевна

соискатель УралГАХА. Научный руководитель: кандидат архитектуры, профессор Звагельская В.Е.

ХУДОЖЕСТВЕННОЕ ОФОРМЛЕНИЕ НИЖНЕТАГИЛЬСКОГО ДРАМАТИЧЕСКОГО ТЕАТРА


УДК: 725.8
ББК: 85.113

Одной из главных целей любого тоталитарного режима является создание нового типа общества и, соответственно, нового человека. Немаловажная роль в достижении этой цели отводилась искусству. Оно должно было стать мощным орудием пропаганды и классовой борьбы пролетариата, инструментом формирования и воспитания нового человека для новой действительности. Чтобы широкие массы народа могли впитать те идеи, которые несут образы советского искусства, художникам и писателям следовало при создании своих произведений использовать язык, понятный каждому простому человеку – будь то рабочий с завода или колхозница. Для выполнения этой функции достаточно было использовать классические изобразительные средства выражения, наполнив их новым содержанием.

Художественный метод «соцреализм» был окончательно сформулирован на Первом Всесоюзном съезде советских писателей в августе 1934 года. В своём выступлении тогдашний секретарь ЦК ВКП(б) А.Жданов поставил советским писателям высокую цель «идейной переделки и воспитания трудящихся людей в духе социализма» [3, с. 87], осуществить которую должна была литература.

Изобразительному искусству предназначалась функция визуализации мифа о новой действительности, который создавался вне его сферы. [3, с. 187]. Новые требования власти к искусству (дидактичность, главенство содержания, сведение каждого образа к однозначности вербального прочтения) показывают, что в художественной жизни страны становятся преобладающими традиции скорее не реализма, а классицизма, наполненного новым, социалистическим, содержанием. Визуально идеи государственной мощи и централизма, пронизывающей все сферы жизни иерархии, наиболее ярко проявились в архитектуре – так называемый «сталинский классицизм» или «сталинский ампир». В изобразительном искусстве предпочтение отдается парадному портрету, индустриальному пейзажу, картинам на историко-революционные темы и бытовому жанру, но также решенному в приподнято-торжественной манере [5, с. 124-125].

В истории видов отечественного искусства ХХ века монументально-декоративное всегда занимало особое положение, т.к. наряду с выполнением идеологической функции участвовало в формировании стилевых процессов архитектуры, пространственных концепций интерьеров и, наконец, художественного языка того или иного периода в целом. Таким образом, в советскую эпоху сложилась целостная система тематики, сюжетов, художественных средств и приемов оформления архитектурных пространств. То обстоятельство, что заказчиком монументально-декоративных проектов выступало государство (со своей выраженной идеологической позицией), диктовало как стилевую общность, так и некоторую унификацию в формировании их композиционных схем [9,с. 88].

Художественные образы, воплощающие идеологию тоталитарного режима, должны были постоянно воздействовать на людей. Произведения такого политизированного искусства появлялись повсюду: монументальные скульптурные изваяния революционных деятелей и вождей на площадях и улицах, агитационные плакаты на стенах домов, произведения станкового и монументально-декоративного искусства в интерьерах общественных зданий. Сама архитектура стала рассматриваться как художественный объект. Одной из её главных задач стало повышение художественности и образности форм за счёт синтеза искусств. Наличие нового социального заказа в архитектурной деятельности способствовало появлению новых типов зданий и комплексов. Дворец культуры является особым типом культурно-просветительного учреждения советского периода. К такому типу учреждений относятся также клубы.

Развивая традиции классического наследия прошлого и, в частности, принцип содружества искусств, советские зодчие стремились создавать сооружения, которые полностью удовлетворяли бы потребности советских людей и отвечали своему назначению как по содержанию, так и по форме.

В создании почти всех значительных сооружений эпохи, как правило, участвуют скульпторы и живописцы. На станциях Московского и Ленинградского метрополитенов, во многих театрах, Дворцах культуры, гостиницах, санаториях, медицинских учреждениях, в павильонах ВДНХ и международных выставок — всюду последовательно проводился принцип синтеза архитектуры и монументально-декоративной скульптуры и живописи.

Кроме общеполитических и социально-экономических причин, связанных с существовавшей государственной системой, развитие архитектуры Нижнего Тагила было обусловлено и местными условиями: формирование города как крупной промышленной базы стратегического значения в довоенный период, характеризовавшийся переходом от конструктивизма к неоклассицизму (вначале – формирование, а затем – утверждения стиля), резкое увеличение промышленного потенциала города в период войны за счёт эвакуированных с прифронтовых территорий заводов, когда художественно-эстетические вопросы архитектуры ушли на второй план; дальнейшее развитие Нижнего Тагила как центра оборонной и металлургической промышленности в послевоенные годы, ознаменовавшиеся вначале расцветом, затем – уходом неоклассицизма с архитектурной сцены.

Общие для стиля композиционно-художественные принципы – иерархичность, парадность, монументальность, ансамблевость, декоративность, театральность – в архитектуре Нижнего Тагила указанного периода получили выражение в конкретных композиционных приёмах.

На уровне пластики зданий принципы неоклассицизма наиболее ярко проявились в деталировке, которая стала важным признаком стиля. В архитектуре Нижнего Тагила 1930-1950 годов применялись такие виды пластики как структурная, орнаментальная и тематическая. Использовались разные ордерные системы, тематические барельефы, скульптура, в некоторых сочетались реалистические изображения, орнамент и символика.

Рис. 1.Главный фасад Драматического театра.

 

Среди культурных учреждений Нижнего Тагила наиболее значительными являются Городской Драматический театр, ДК Металлургов (1952 г.) и ДК Вагоностроителей (1958 г.). Строительство театра было закончено в 1955 году по проекту А.В.Тарасенко (Гипротеатр, Москва). Его торжественная, преувеличенная монументальность, мощный восьмиколонный дорический портик, подпирающий широкий и тяжеловесный фронтон, изобилующий пышным декором, зримо воплощают стиль сталинской эпохи, так называемый «сталинский ампир». На фронтоне театра установлены фигуры, олицетворяющие Труд, Науку и Искусство. Эти скульптуры были выполнены в мастерской знаменитого советского скульптора, лауреата Сталинской премии, академика Е.Вучетича (рис. 1). Нужно отметить, что здесь синтез архитектуры и скульптуры не сложился: фигуры, запроектированные архитектором, увеличивают массу и без того слишком громоздкого фронтона. (Пропорции портика главного фасада неоправданно нарушены: соотношение общей высоты антаблемента и фронтона здания (без акротериев) к высоте колонны составляет 20,1 и 9,26 метров.) Вертикальное членение фронтона декоративными нишами также зрительно увеличивает его высоту и, соответственно, ощущение большого веса, который несут колонны. Акротерии, конечно, несколько вытягивают силуэт здания по вертикали с видовой точки проспекта Ленина, но вместе с этим они не отменяют тяжеловесности фронтона.

Рис. 2 – Художники Б.Н.Казаков и Б.Г.Дятлов у эскиза росписи по мотивам комедии А.Грибоедова «Горе от ума». Фото Н.Бурашникова [7].

 

В 1954 году росписи потолка и фриза театрального фойе, плафона зрительного зала и ниш на лестничных площадках в технике «темпера» выполнила бригада московского комбината декоративно-прикладного искусства (художники-монументалисты И.Бережной, И.Влащик, Б.Дятлов, В.Казаков под руководством А.Штеймана). (Рис. 2). По данным книги Н.Аникиной, для Б.Н.Казакова и А.Г.Штеймана роспись в Нижнем Тагиле была первым опытом. Позже Б.Н.Казаков выполнил различные монументальные живописные работы во дворцах культуры Рыбинска, Новочеркасска, Стерлитамака, на московском заводе «Серп и молот» и для здания детской больницы, в педагогическом институте города Ульяновска (совместно с Я. Скрипковым) и для мемориала В.И. Ленина в городе Нукус. А.Г.Штейман принимал участие в создании произведений монументально-декоративного искусства для общественных зданий городов Херсона, Новочеркасска, Москвы, Куйбышева (Самары), Зеленограда, Фороса, Катманду, выполнил ряд работ для Ташкента, Софии, Москвы и Ставрополя [2, с. 108, 147-148]. Опираясь на информацию в газете «Тагильский рабочий» [1], можно утверждать, что другие художники московской бригады до работы в Нижнем Тагиле имели опыт оформления общественных зданий Сталинграда (Волгограда) и Калинина (Твери). К сожалению, фамилии этих художников не названы.

Рис. 3. Фрагмент росписи плафона зрительного зала «Выступление Уральского хора».

Рис.4. Фрагмент росписи плафона зрительного зала. Правая часть.

Рис.5. Фрагмент росписи плафона зрительного зала. Левая часть.

 

Вся предварительная работа, все эскизы для росписи нижнетагильского Драматического театра были созданы художниками в Москве. В центральной части плафона зрительного зала, над сценой, тема росписи — народное творчество. Здесь изображен оркестр, сцены из выступлений Уральского народного хора (рис. 3). Справа — фрагменты из оперы «Садко». (Рис. 4). Слева — балет (фрагменты из «Лебединого озера») и оперное искусство (сцена из оперы «Отелло»). (Рис. 5.) Сзади над центральным входом в зал — народные пляски.

Рис. 6. Скульптор В.В.Пургин работает над розеткой для фойе. Фото Н.Бурашникова [4].

 

В работах по художественному оформлению здания театра принимали участие и тагильчане. (Рис. 6). Различные фигурные литейные изделия – решетки для люстры зрительного зала, отопительной системы (чугун), балконные (алюминий), газонные и околоствольные – готовит литейная мастерская УУПИ (Уральского училища прикладного искусства) [7]. Коллектив мастерской составляют преподаватели, выпускники и студенты училища. Основные работы по скульптурному оформлению драматического театра — входа, фойе, балконов, вестибюля и зрительного зала — поручены группе молодых скульпторов-модельщиков лепного цеха треста «Тагилстрой», первым выпускникам скульптурного отделения УУПИ В.В.Пургину, Т.С.Перминовой, Л.А.Сенченко, А.Я.Каурову и другим [4].

Фасады и интерьеры здания обильно украшены лепными классическими деталями: капителями, кронштейнами, листьями аканта, дентикулами, розетками из цветов и листьев, декоративными рельефными вазонами, растительными орнаментами, знаменами и горнами, ступенчатыми карнизами сложного профиля. Все это воздействуя на восприятие зрителя, создает праздничную атмосферу, приглушает идеологическое звучание советской символики. Советская символика присутствует в виде перекрещенных серпа и молота, пятиконечных звезд, пшеничных снопов и венков. Использованы элементы театральной символики – мотивы лиры и масок. А.Л.Шемякина называет Драматический театр самым изысканным по декоративному убранству зданием послевоенного города. Очень изящно смотрятся всевозможнейшие вазы разных форм с цветами и гирляндами винограда, листьями аканта над служебным входом в театр. На северном и южном фасадах (они являются боковыми – прим. О.Ю.Седышевой) над дверями в производственные цеха в виде лепной арки изображены сложные композиции из рогов изобилия и вазонов с цветами. На фризе помещены изображения театральных масок [10, с. 271]. По свидетельству Т.С. Перминовой, скульптора-модельщика первого выпуска скульптурного отделения УУПИ (1950 г.), эти маски вылепил А.Я.Кауров, вместе с ней и другими выпускниками работавший над лепным оформлением здания театра.

Центральная композиция, расположенная на фронтоне здания весьма оригинальна. Её силуэт напоминает своеобразный каменный цветок, в основании которого расположены маски Комедии и Трагедии. Её центральную часть занимает лира, окруженная венком из листьев. Завершает композицию символ советского государства – перекрещенные серп и молот на фоне лучей восходящего солнца, – который подчиняет себе атрибуты театрального искусства. Пятиконечная звезда, также являясь государственным символом, еще раз подчеркивает, что «искусство принадлежит народу». Звезда расположена над стилизованным в духе советского неоклассицизма каменным цветком, от которого вьются ленты и листья аканта.

Вот как описывает оформление театра ссыльный искусствовед Е.Л. Кронман – выпускник аспирантуры МГУ, в прошлом – старший научный сотрудник Государственного музея новозападного искусства, член редколлегии Большой Советской энциклопедии, в 1949 году переведенный в Тагил из Молотовской картинной галереи, работавший в Нижнетагильском музее изобразительного искусства и преподававший историю искусств в УУПИ.

«Общее впечатление, к созданию которого были направлены совместные усилия художников всех видов искусств, – торжественное, радостное. Оно овладевает зрителем с первых же шагов. Все, начиная от массивных дверей и лепного орнамента и кончая живописью, поддерживает праздничное настроение человека, пришедшего отдохнуть в театр. Уже на площадках лестниц декоративные панно изображают пейзажи Урала. Словно в широко распахнутых окнах видна даль долин и гор. Настенная живопись расширяет пространство, способствует тому впечатлению светлого простора, прозрачного воздуха, которое теперь уже не покидает зрителя.

Следующее помещение — фойе, украшенное декоративной росписью. Вдоль потолка в медальонах помещены портреты выдающихся русских драматургов Фонвизина, Грибоедова, Пушкина, Гоголя, Островского, Чехова, Горького. Каждый медальон окружен изображениями героев произведений, вошедших в классический репертуар советского театра. Эта роспись, выполненная почти одноцветно, в мягком коричневатом тоне, и дополненная ритмически четким декоративным орнаментом, вносит в интерьер черты уюта и теплоты. Они как бы подготовляют к восприятию новых сильных впечатлений в зрительном зале.

<…> Плафон выполнен на высоком уровне профессионального мастерства. Изображенные снизу, с точки зрения сидящего в зале зрител, фигуры переданы в резком перспективном сокращении и нужно отметить, что с этой трудной задачей построения перспективы художники вполне справились. Роспись пропорциональна во всех частях, фигуры силуэтов обобщены, группы ритмично чередуются. Фигуры людей, при некоторой условности, неизбежной в декоративной росписи, близки к действительности и не превратились в отвлеченную аллегорию. В сочетании с тонко профилированной лепной отделкой портала сцены, со сложным ажурным переплетом металлических решеток, с блеском тяжелой хрустальной люстры, менее яркая живопись плафона не теряется и соответствует общему парадному характеру зала.

К недостаткам росписи следует отнести, пожалуй, то, что живопись плафона недостаточно подчеркивает глубину потолочного свода. Нарисовав в центре потолка вокруг люстры натянутый тент и, таким образом, отказавшись от изображения открытого неба, художники ограничили возможности передачи иллюзии бездонной глубины воздушного пространства и этим значительно снизили эффект росписи плафона» [6].

В качестве заключения можно сказать, что художественное оформление Драматического театра Нижнего Тагила частично выполняет идеологическую функцию, возложенную государством на искусство. Средствами монументально-декоративного искусства, соединенными в данном архитектурном объекте, достигается определенный уровень визуализации мифа о счастливой советской действительности. Живописные росписи в интерьерах здания последовательно раскрывают перед входящим основной замысел архитектора.

Архитектурное наследие провинции, гораздо менее изученное, нежели столичное, имеет большую значимость в культурной жизни малых городов, составляет их собственную историю и облик. Поэтому представляется очень важным заботиться не только о выдающихся памятниках эпохи, но и о более скромных, со временем приобретающих значительную культурную ценность для провинциальных городов. Нельзя также забывать о воспитательной роли архитектуры, о том, что архитектурная среда в какой-то степени формирует сознание поколений.

 


Библиография

  1. Александров Е. Ускорить отделку здания драмтеатра /Е.Александров // Тагильский рабочий. – 1954. – № 206. – 15 октября.
  2. Аникина Н.И. Иллюзии и реальность. Творчество московских монументалистов 60-х – 90-х годов глазами заинтересованного наблюдателя / Н.И.Аникина. – Екатеринбург: Екатеринбургский художник, 2005. – 151 с.: ил.
  3. Голомшток И.Н. Тоталитарное искусство / И.Н.Гломшток. – М.: Галарт, 1994 – 296 с.: ил.
  4. Для драматического театра. // Тагильский рабочий. –1954. – № 74. – 14 апреля.
  5. Добрейцина Л.Е. Художественная жизнь Нижнего Тагила в первой половине XX века : дис … канд. культурологии: 24.00.01.– Екатеринбург, 2002. – 194 с.
  6. Кронман Е.Л. Первые впечатления / Е.Л.Кронман // Тагильский рабочий. – 1955. – № 166. – 20 августа.
  7. Московские художники в Нижнем Тагиле // Тагильский рабочий. – 1954. – № 206. – 15 октября.
  8. Толстой В.П. Советская монументальная живопись / В.П.Толстой – М.: Искусство, 1958. – 303 с.: ил.
  9. Чурсин Д.В. К проблеме композиционного построения пространства интерьера средствами иллюзорной живописи / Д.В.Чурсин // Композиционная подготовка в современном архитектурно-художественном образовании: сб. науч. ст. – Екатерибург, УралГАХА, 2003. – С. 88-90.
  10. Шемякина А.Л. Советская символика в декоративных деталях экстерьеров зданий и сооружений Нижнего Тагила / А.Л.Шемякина // Третьи Худояровские чтения : докл. и сообщ. / Уральское училище прикладного искусства; Нижнетагильский музей-заповедник Горнозаводской Урал. – Нижний Тагил, 2008. – С. 264-274.

 


ISSN 1990-4126  Регистрация СМИ эл. № ФС 77-70832 от 30.08.2017 © УрГАХУ, 2004-2017  © Архитектон, 2004-2017