№58
Июнь 2017
ISSN
1990-4126

English

«Архитектон: известия вузов» № 26 - Приложение 2009

Дизайн


 Соколова Мария Федоровна

Магистрант УралГАХА. Научный руководитель: кандидат искусствоведения, доцент Гарин Н.П.

ЭКОДИЗАЙН ДЛЯ СЕВЕРНОГО ЭКСТРИМА


УДК: 62:7.01
ББК: 30.18

Интенсивное освоение недр Тюменского Севера, приобретшее промышленные масштабы в середине прошлого века, привело к масштабным миграционным процессам и стремительному росту пришлого населения. Люди, съезжавшиеся из различных уголков России и стран ближнего зарубежья, сформировали многонациональное население Севера – на сегодняшний день здесь проживают представители 125 национальностей, соотношение пришлого населения к аборигенам составляет 5380:1 [1].

Северный регион включает множество этнокультур, что способствует их взаимообогащению с одновременным движением к единству. Формируется новый Северный этнос, ведь согласно Л.Н.Гумилeву, этнос – это явление географическое. Вместе с тем происходит зарождение «новой культуры», и процессы эти, являясь «фазовым переходом» [2], сопровождаются кризисом. В регионе наблюдается именно такая кризисная ситуация, которой сопутствуют срывы и конфликты. Наблюдается обострение этнических, экологических, социальных и культурных проблем. Противоречие не разрешается, а только разрастается и обостряется, причем не только между людьми – природа, не являясь родной ни для одного из приехавших сюда народов, тоже включается в данное противостояние.

Природно-климатические условия региона суровы и непросты: с одной стороны налицо уязвимость человека в них, с другой стороны – крайняя уязвимость самой природы. Между тем, люди, ориентированные на получение быстрой прибыли, не настроены на бережное отношение к ней.

Эксплуатация природных ресурсов Севера названа «варварской» в бюллетене «Сибирские вопросы»1: «территории превращаются в реальные пустыни, перерезанные газопроводами, залитые нефтью и теряющие всякую экономическую ценность. Такого рода пустыни, искажающие лицо Арктики, несут к тому же экологическую угрозу планетарного масштаба» [3, с.5] Пришлое население оказывает огромное негативное воздействие на природу, получая «негатив» в ответ – в силу своей неподготовленности к жизни в экстремальных условиях; адаптация к жизни на Севере протекает с большим трудом. Заболеваемость среди пришлого населения Западной Сибири в 5 раз превышает общероссийские показатели [1]. А ведь крайне актуален вопрос сохранения на Севере того населения, которое уже начинает адаптироваться к специфическим природным условиям данного региона, кроме того, необходимо «активизировать численность населения» в северных регионах России, которые занимают 70% территории страны, но вмещают в себя всего 7,4% населения РФ [4]. Тем не менее, здоровье пришлого населения продолжает ухудшаться, приобретая вид так называемой «северной патологии».

Итак, в сложившейся ситуации противостояния в системе «человек-человек» и в системе «общество-природа» на первый план выходит проблема поиска фактора, который сможет внести равновесие в стихийно формирующуюся на данный момент «новую культуру», стать ее стержневым элементом, и способа формирования этого стержня – инструмента, который внесет в «новую культуру» недостающий элемент. Исходя из ранимости природы Севера и дискомфорта существования людей в этой природе, можно сказать, что для гармонизации отношений в системе «общество-природа» таким инструментом является экология, это видно «невооруженным глазом», ведь «там, где экстрим, там обязательно – экологическая уязвимость во всех ее природных и социальных проявлениях» [5,с.71].

Но что такое экология? Начавшись с изучения среды обитания отдельных видов, развитие этой науки на сегодняшний день привело к изучению места человека в биосфере. Экология «включает в свое содержание интересы человека, вопросы улучшения условий жизнедеятельности людей, <…> проблемы влияния человеческой деятельности на окружающую среду, мотивы и закономерности этой деятельности; оценки эффективности освоения природы и т.д.» [6,с.29] Т.е экология не ограничивается рассмотрением проблемы загрязнения окружающей среды (как зачастую ее понимают); перестав дробить ее на части, мы увидим в экологии системную науку, действительно решающей проблемы загрязнения.

Становится ясно, что экология и есть та платформа, на которой должна формироваться «новая культура»: во-первых, она охватывает весь диапазон существующих проблем – это и взаимодействие между человеком и природой, и отношения между людьми, и учет культурных традиций и др., а во-вторых, только являясь экологически чистой, только получив статус экокультуры, «новая культура» сможет существовать в экстремальной среде Севера. Экологическая чистота, прежде всего, должна стать основой нового предметного мира Севера – ведь именно предметы наиболее сильно загрязняют среду: природную, визуальную, духовную. Опосредованно, через предметный мир, чистота проникнет в межличностные и межкультурные отношения. Сама по себе вещь, наделенная образными компонентами, способна провоцировать человека на необходимое действие – и действие это должно быть экологически чистым.

Каким должен быть предметный мир «новой культуры»? На этот вопрос довольно сложно ответить, ведь здесь перед проектировщиком стоит совсем иная задача, нежели при формировании предметной среды для своей культуры, в которой уже сложились нормы жизнедеятельности, и он, находясь в ней, является ее транслятором. Но в данном регионе с мозаичной культурой от дизайнера ожидается умение оперировать культурным наследием разных народов. Дизайнеры, проектирующие предметную среду для Крайнего Севера, должны опираться на «устойчивые культурные традиции» аборигенного населения [7,с.4]. Культура северных народов, являясь экологически чистой, становится наглядным примером того, что в экокультуре каждая «часть» – любой предмет, любое действие – являются экологически чистыми.

Некоторые экологические особенности предметного мира аборигенов мы можем рассмотреть на примере нарты – транспорта северных кочевников. «Где пройдет олень, там пройдет и нарта», – говорят они [8, с.37]. И не случайно: под влиянием фактора бездорожья нарты созданы и эксплуатируются на протяжении веков, благодаря своему особому строению. Этот транспорт не просто не вредит природе, он оказывает на нее положительное воздействие. «В результате длительного воздействия традиционного транспорта на слабый и хрупкий растительный слой тундры, в местах систематического каслания появляются участки, а то и целые ленты «дорог», как бы специально засеянные более пышной зеленью. Варга становится тем пышнее, чем больше эксплуатируется» [9, с.88 ]. Дело в том, что культивируя почву, нарта создает благоприятные условия для роста растений.

Когда охотник тянет за собой ручную нарту, она идет по лыжному следу и не делает собственную колею. Когда охотник изготовляет лыжи, то учитывает ширину нарты, и наоборот. «Это правило столь безусловно, что один хант, увидев идущий американский «студебеккер», сразу же отметил, что машина хорошая, да задние колеса шире передних – новую колею режут» [8, с.38].

«Коренной северянин в любой вещи создаёт часть себя – ту самую недостающую часть своего тела, необходимую для решения той или иной жизненной задачи». К примеру, «лыжа – продолжение ступни, нож – шестой палец» [5]. «В таком контексте удивительные особенности – чистота самих вещей и процесса их функционирования, надёжность и медленный износ, а главное – малое количество, уже не представляются загадкой. Скорее, удивительной станет обратная ситуация: возможно ли создать «грязные», опасные для меня самого и для моего «дома-мира» руки или ноги, и нужно ли множество разных рук и ног для одного дела?» [10, с.228].

Экология у северных народов присутствует в каждом предмете, в каждом обряде и празднике – это неотъемлемая часть их культуры, без которой они просто не смогли бы выжить в экстремальной – экологически хрупкой – среде. Создавая свой предметный мир, они используют «шаблоны», переданные им предками, отточенные веками, но в основе их, что крайне важно, лежит обращение к природе. «В ее биологических и биохимических системах уже разрешены многие проблемы, стоящие перед человечеством. С помощью природных аналогий проблемы человека могут быть решены оптимально» [11, с.87].

Именно отношение традиционного населения Севера к природе целесообразно принять за исходный уровень отсчета. Традиционный жизненный уклад народов Западной Сибири – это, по сути, «лаборатория», в которой наиболее оптимальным путем решены все интересующие проектировщика задачи. Дизайнер должен умело использовать эти решения. Механическое перемещение предметов из одной культуры в другую невозможно – они не сохранят свои функции. «Когда культуры действительно смешиваются, то обе культуры обогащаются и постоянно продолжают обогащать друг друга. Но если просто взять повседневные предметы, не учитывая контекст, вряд ли они будут функционировать в другом обществе»[11,с.24]. Необходимо современное осмысление традиционного предметного мира и использование его как экологического эталона.

Выделив экологию как платформу «новой культуры», следует привнести ее в деятельность проектировщика, причем экологию в широком смысле, как системную науку, не ограничивающуюся одной только «защитой природы» Необходимо, чтоб каждый предмет, разработанный для региона, был экологически чистым – как при изготовлении и переработке, так и при обращении с ним, влияя на отношения между людьми, делая их экологически совершенными, являясь дополнительным источником психологического комфорта.

Новый взгляд на экологию – с позиции дизайнера – позволяет нам сформировать принцип формирования предметного мира Севера– экологический принцип, чтобы через предметный мир сделать пребывание людей на Севере комфортным.

 


1 Сибирские вопросы - бюллетень, выпускаемый Центром по изучению Сибири Института Советского мира в Париже.

 


Библиография

  1. Николаева Н.А. Материалы о влиянии нефтегазовой промышленности на загрязнение среды обитания и здоровье населения Арктического региона [Электронный ресурс] / Н.А.Николаева, М.В.Калиновская, О.Ю.Милушкина //Федеральный центр гигиены и эпидемиологии, 2008. – Режим доступа: http://www.fcgsen.ru/12/dokuments/070504_Vliyanie_NGP_ Arctic_region.html
  2. Гумилев Л.Н., Этногенез и биосфера земли[Электронный ресурс] / Л.Н.Гумилев – М., 1992. Режим доступа: http://www.gumilevica.kulichki.net
  3. Questions siberiennes. – Paris, 1990. – № 1. – Р.5.
  4. Об основах государственной политики Российской Федерации в районах Севера [Электронный ресурс] //Основные направления государственной политики в отношении северных территорий России, 2004. Режим доступа: http://www.kremlin.ru/text/appears2/2004/04/28/97302.html
  5. Гарин Н.П. Экологический опыт коренного населения Западной Сибири в формировании предметной среды: сб. докл. междунар. конф. Северные регионы в системах геополитического и геоэкономического баланса, г. Сургут, 3-4 ноября, 2003 / Н.П.Гарин. – Сургут, 2003.
  6. Бганба В.Р. Социальная экология: учеб. пособ. – М.: Высшая школа, 2004 – 309 с.
  7. Гарин Н.П. Проблемы культуры в региональном дизайне / Н.П.Гарин //Техническая эстетика,1989. – №3
  8. Кулемзин В. М., Лукина Н. В., Знакомьтесь: ханты / В.М.Кулемзин, Н.В.Лукина. – Новосибирск: ВО Наука, 1992. – 136 с.
  9. Гарин Н.П., Дизайн для крайнего Севера (принцип преемствования культуры коренного населения): дис. … канд. искусствоведения / Н.П.Гарин. – Москва, 1991.
  10. Усенюк С. Экологическая бзопасность в практике индустриального дизайна: сб. тр. конф. Изменении климата как глобальная экологическая проблема / С.Усенюк, М.Соколова, А. Соколов. – Санкт-Петербург, 2008.
  11. Папанек В. Дизайн для реального мира / В.Папанек. – М.:Издатель Д.Аронов, 2004.

 


ISSN 1990-4126  Регистрация СМИ эл. № ФС 77-50147 от 06.06.2012 © УрГАХУ, 2004-2017  © Архитектон, 2004-2017