№58
Июнь 2017
ISSN
1990-4126

English

«Архитектон: известия вузов» № 26 - Приложение 2009

Архитектура


 Агафонова Наталья Викторовна

студентка УралГАХА
Научный руководитель:
кандидат архитектуры, профессор Смирнов Л.Н.
ГОУ ВПО "Уральская государственная архитектурно-художественная академия",
г. Екатеринбург, Россия

 Бабушкина Людмила Олеговна

Студентка УралГАХА. Научный руководитель: кандидат архитектуры, профессор Смирнов Л.Н.

ПРОЕКТ АРХИТЕКТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ПОДСВЕТКИ ПАМЯТНИКА ПРОМЫШЛЕННОЙ АРХИТЕКТУРЫ «БЕЛАЯ БАШНЯ»


УДК: 745.3
ББК: 85.127.4

Рис.1.

 

За последние годы в Екатеринбурге произошли значительные перемены. Город преображается: растут новые районы, в центре строятся высотные дома и деловые здания. Не следует забывать и о реставрации памятников архитектуры. Водонапорная башня УЗТМ является знаковым памятником архитектуры, символом города наравне с цирком и Храмом-на-Крови (рис. 1).

Водонапорная башня завода Уралмаш построена по проекту архитектора М.Рейшера в 1929 году. По замыслу автора, помимо своего функционального предназначения, башня выполняла роль пространственной доминанты, которая завершает бульвар Культуры, одну из улиц «классического трехлучия», которые, расходясь от главной площади соцгорода Уралмаша, формировали планировочную структуру всего района. Сегодня башня с площади больше не просматривается, ее видно лишь с периферийных улиц Донбасской и Бакинских Комиссаров. C самого момента своего появления водонапорная башня стала архитектурной достопримечательностью Уралмаша и одним из его символов. Однако немногим известно, насколько неординарная история у этого сооружения.

Свердловск, 1928 год. Для строящегося рядом с Уральским заводом тяжелого машиностроения жилого образования требуется водоснабжение. Поселку была нужна водонапорная башня для поддержания постоянного напора в водопроводных сетях (рис. 2).

Рис.2. Рис.3.

 

В конце 1928 года И.Робачевский, архитектурный руководитель Машиностроя, несмотря на ограниченные сроки проектирования и финансовые ограничения, предложил строить водонапорную башню по индивидуальному проекту. Сразу после этого среди архитекторов проектного отдела был объявлен экспресс-конкурс сроком на одну неделю (рис. 3). Вызов приняли трое: П.Оранский, В.Безруков и М.Рейшер. Не установлено, как выглядели эскизные проекты Оранского и Безрукова, известно только, что один из них комбинировал инженерное сооружение с жилыми квартирами. Победил эскиз М.Рейшера за «оригинальное, логичное и выразительное решение промышленного объекта», по мнению жюри. «Оригинальное решение» победитель придумал за одну ночь перед сдачей, все остальное его время уходило на проектную работу по заводским цехам.

Рис.4.

Проектное предложение Рейшера было гениальным в своей простоте (рис.4). Оно основывалось на пересечении двух геометрических тел: призматической пластины лестничной клетки и цилиндра бака, поднятого приблизительно на 1/2 высоты призмы. Этим приемом автор пытался достичь предельной динамичности облика сооружения, а также продемонстрировать подтверждение своих идей о минимуме опорных точек, необходимых для “фиксации тела в пространстве”. На вершине башни Рейшер предусмотрел две смотровые площадки – на кровле бака и в маленьком консольном объеме, венчающем лестницу и бак. Эта функция была логична в проекте башни, не только исходя из высоты самого объекта, приблизительно равняющейся 29 м, но и места его нахождения на самой высокой точке рельефа.

Архитектурный образ водонапорной башни – классический пример объединения функции, конструкции и формы. Это инженерное сооружение вошло во многие отечественные и зарубежные издания и учебники как образец авангардной архитектуры. «Стремление к монументальности и экспрессии обусловило выбранное автором достаточно сложное в конструктивном отношении и выразительное по архитектуре решение, смело порывающее с традиционными приемами организации подобных инженерных сооружений того времени. Массивный объем громадного бака для воды опирается на три железобетонные опоры, его светлая цилиндрическая форма с графически выделенными небольшими темными деталями окон как бы оторвалась от земли и парит на изящных опорах. Блок вертикальных коммуникаций решен в виде примыкающего сбоку самостоятельного объема»[3].

Рис.5 Рис.6

 

Выбор материала был особенно смелым – башня задумывалась в железобетоне, материале, который до тех пор в Свердловске не использовался (рис. 5). Рейшер как раз в это же время разрабатывал первые в СССР цеха из железобетонных элементов (рис. 6). Из-за недостатка опыта работы с железобетоном башню в первоначальном виде сочли технически невыполнимой. Поэтому при дальнейшей разработке проекта у резервуара “выросли ножки” – четыре тонкие бетонные опоры, распределенные по радиусу. Опасаясь за устойчивость сооружения, инженер Фидлер лично подрисовал “ножки” под баком. Он же настоял на том, чтобы, во избежание риска, бак был выполнен в металле.

Железобетонные конструкции башни были разработаны московским бюро Техбетон под руководством инженера Прохорова, который также осуществлял контроль за строительством. Проект металлического бака-резервуара “Инце” (по системе немецкого инженера-гидравлика и архитектора Otto Intze) емкостью 700 кубометров был разработан в бюро металлических конструкций под руководством С. Короткова (рис.10). Впервые в Свердловске при сборке бака техника склепки была заменена электросваркой. Последний сварной шов был наложен спустя пять месяцев от начала работ, 5 июня, 1931г. Качество сварки получило высокую оценку специалистов из Москвы. «Особым обстоятельством было еще и то, что бак уралмашевской башни в то время был самым крупным в мире и превышал по размерам на 50-70 кубометров аналогичный, возведенный в США в городе Чикаго».

По завершении строительства башня была окрашена белой известью, благодаря чему за ней закрепилось имя “Белая башня”.

В 1960-е годы башня перестала функционировать как инженерное сооружение. Тогда же впервые встал вопрос о ее дальнейшем использовании. М.Рейшер при сотрудничестве группы художников разработал проект приспособления башни под молодежное кафе с залом на 50 мест, расположенном на высоте 24 м. На верхних уровнях предлагалось размещение киоска “Мороженое, воды” и обзорная площадка. Проект был одобрен дирекцией Уралмаша, но не получил поддержки главного архитектора города.

В 1970-е годы в судьбе башни происходит драматический перелом. Здание ДК УЗТМ, построенное в комплексе со стадионом, полностью загородило вид на башню от площади, взяв на себя роль завершения бульвара. Уникальный объект конструктивизма, носящий уже тогда статус памятника, был выключен из жизни города и обречен на жалкое существование посреди пустыря, на задворках впередстоящего здания.

Не смотря на то, что башню, как пространственную доминанту, видно лишь с периферийных улиц, с любой другой точки Уралмаша можно заметить ее часть. Она остается одним из символов города Екатеринбурга и поэтому так важно привлечь к ней внимание. Мы предлагаем несколько вариантов освещения данного памятника архитектуры.

Первый вариант архитектурно-художественной подсветки предусмотрен в том случае, если реконструкция башни не будет осуществлена. Тогда предлагается подсветка башни заливающим светом прожекторов, расположенных на расстоянии 20-30 метров по периметру башни. В этом случае основной акцент подсветки должен выявить объем резервуара и частично вертикальный призматический объем. Естественно, что все поверхности фасадов этого инженерного сооружения будут реставрированы и покрашены в светлый тон (первая стадия реконструкции башни).

Второй вариант архитектурно-художественной подсветки предлагается осуществить на второй стадии реконструкции этого уникального памятника промышленной архитектуры. Вторая стадия реконструкции связана с оборудованием и отделкой интерьеров этой башни для посещения туристов или превращения внутреннего объема цилиндра в кафе-бар. В этом случае в световом образе башни должна появиться подсветка несущих колонн, освещенных прожекторами, утопленными в площадку (прием подсветки снизу вверх). В этом случае у зрителя создается впечатление, что башня «парит» в темном пространстве, т.к. свет прожекторов постепенно угасает на плоскостях опор в направлении основания бака (рис. 7,8).

Рис.7. Рис.8.

 

Важную роль в формировании светового образа Белой башни может играть внутренний свет, проходящий через круглые окна и ленточный светопроем, опоясывающий бак по периметру в его верхней части. Также проникающим светом подчеркнуто вертикальное ленточное освещение коммуникационного блока.

Завершающий световой акцент архитектурно-художественной подсветки башни может быть поставлен на верхней площадке бака, а также на расположенных в верхней зоне объема двух террасах с козырьками и светопроемами горизонтального объема входного узла.

 


Библиография

  1. Пэр Р. Потерянный авангард: русская модернистская архитектура 1922–1932 /Р. Пэр; предисл. Ф.Ламберг; очерк Ж.-Л.Коэна. – Екатеринбург: Татлин, 2007. – С. 166-169.
  2. Хан-Магомедов С.О. Архитектура советского авангарда: В 2 кн.: кн. 1: Проблемы формообразования. Мастера и течения / С.О.Хан-Магомедов. – М.: Стройиздат, 1996. – С. 565-566.
  3. Смирнов Л.Н. Конструктивизм в памятниках архитектуры Свердловской области / Л.Н. Смирнов. – Екатеринбург: Пре-пресс бюро Г Пушель, 2008. – С. 40-41.

 


ISSN 1990-4126  Регистрация СМИ эл. № ФС 77-50147 от 06.06.2012 © УрГАХУ, 2004-2017  © Архитектон, 2004-2017