№58
Июнь 2017
ISSN
1990-4126

English

«Архитектон: известия вузов» № 30 - Приложение Июль 2010

Архитектура


 Молодых Марина Сергеевна

студент.
Научный руководитель:
кандидат архитектуры, профессор А.Е. Енин,
ГОУ ВПО "Воронежский государственный архитектурно-строительный университет",
Воронеж, Россия, e-mail: molodix@bk.ru

ПРОБЛЕМЫ СОХРАНЕНИЯ АРХИТЕКТУРНОГО НАСЛЕДИЯ ЗАГОРОДНЫХ УСАДЕБ ЧЕРНОЗЕМЬЯ


УДК: 72(09):712 708

В статье поднимается проблема сохранения и использования историко-культурного наследия. Актуальность её состоит в том, что тема провинциального усадебного строительства в настоящее время недостаточно изучена и раскрыта в современной архитектурно-градостроительной науке. Появление закона о возможности приобретения в частную собственность объектов наследия и, в частности исторических усадеб, указывает на необходимость изучения, классификации, систематизации подобных объектов.
Предлагается системный анализ при исследовании пространственного построения провинциальных усадеб на разных уровнях: объект, историко-культурный комплекс, пространственно протяжённые элементы. Проводится сравнительный анализ отечественной и зарубежной практики использования объектов провинциальной архитектуры в современных условиях. Предлагаются задачи для решения поставленной цели исследования.

Ключевые слова: усадьбы, провинция, архитектурное наследие, усадебное строительство, системный анализ


В настоящее время возрастают проблемы сохранения и использования историко-культурного наследия. Тема провинциального усадебного строительства недостаточно раскрыта в современной отечественной науке. При этом актуальность её на сегодняшний день не вызывает никаких сомнений. Принятый закон о приобретении объектов наследия в частную собственность говорит о необходимости изучения провинциальной архитектуры, её классификации и систематизации.

Традиционно интерес исследователей прикован прежде всего к крупным дворцово-парковым ансамблям, историческим памятникам, сосредоточенным в пределах городской застройки, которые по праву считаются «визитной карточкой» города, становятся объектом показа для гостей и туристов. Поэтому за рамками исследований оказывается большое количество провинциальных, в том числе мелкопоместных усадеб. А именно здесь, в загородных дворянских усадьбах, наиболее ярко отражается мир русского человека, его индивидуальность, быт, нравы. Именно здесь так остро чувствуется вкус старины, ощущается связь времен. Только бережное отношение к таким жемчужинам архитектуры, понимание их ценности и уникальности могут дать надежду на осмысление сложившейся ситуации.

В последнее время активно исследуется усадебное зодчество XVIII – начала XX вв. Костромской, Ленинградской, Ярославской, Ивановской, Нижегородской, Московской областей, о чем свидетельствуют научные работы Белянкиной Н.А., Гусевой С.Е., Третьяковой Т.А., Краснобаева И.В. и других авторов[1,2,3,4]. Информация относительно памятников усадебного строительства Воронежской области кратко представлена лишь в работе Кригер Л.В. [5]. В этом свете предлагаемое исследование историко-культурного наследия провинциальной архитектуры Чернозёмной зоны России может восполнить существующий пробел в теории. Проводимые ранее исследования рассматривали вопросы истории, социально-культурного развития, формирования отдельных известных усадеб, но не предполагали системного анализа в исследовании пространственного построения усадеб региона этого периода на разных иерархических уровнях рассмотрения. Такой подход может стать определяющим для подобного исследования.

В Воронежской области имеется уникальный объект гражданской архитектуры, ранее наиболее посещаемый туристами, – усадьба-дворец принцессы Ольденбургской в Рамони. В настоящее время, знакомясь с этим памятником архитектуры, мы испытываем двоякое чувство: восхищение замком, построенном в редком для российской глубинки псевдоготическом стиле, его передовым для конца XIX века техническим оснащением, многочисленными витыми чугунными решетками с гербами и вензелями, в которых зашифрована вся родословная Романовых и Ольденбургских, и неизгладимое чувство вины за то состояние, в котором пребывает единственный в своем роде замок России (рис.1,2). А сколько еще в Центральном Черноземье подобных загородных усадеб? И каково их состояние на сегодняшний день? Есть ли перспективы сохранения и развития имений в каком-либо новом качестве?

mol1.jpg mol2.jpg
Рис.1. Замок принцессы Ольденбургской,
Рамонь
Рис.2. Главные ворота замка, Рамонь

 

Изучение и анализ различных источников, в том числе и архивных данных, дали возможность обработать количественные показатели, составить планограмму (рис.3) и выявить основные закономерности распространения усадебного строительства на территории Центрального Черноземья. В рамках региона исследуемые объекты располагаются крайне неравномерно. Подавляющее большинство поместий приходится на Воронежскую, Липецкую, Курскую области. Наибольшая концентрация замечена вблизи областных центров – экономически и культурно развитых городов. Так, на временном периоде XVIII – начало XX века зафиксировано 25, 13 и 11 усадеб вблизи Воронежа, Липецка и Курска соответственно. Ниже показатели по Белгороду и Тамбову – 6 и 4 усадьбы. Также строительство распространялось вдоль дорог, проходящих по территории Центрального Черноземья в направлении Москвы, Киева, Харькова, Ростова-на-Дону, Волгограда, Саратова, Пензы. Этим объясняется концентрация поместий в восточной части Тамбовской области, северных границах Липецкой и на юге региона. Особенностью и главным достоинством всех без исключения усадеб можно считать их живописное расположение. Поэтому немаловажным фактором при выборе места строительства всегда были природные условия – практически все поместья расположены вблизи водных источников – от крупных рек до небольших озер, прудов, родников. Недаром природа и атмосфера усадебной жизни были неиссякаемым источником, питавшим творчество знаменитых владельцев и гостивших у них писателей и поэтов, художников, музыкантов. Так, с усадьбой «Ивановка» Тамбовской области неразделимо связана творческая жизнь композитора С.В Рахманинова. Именно там были написаны одни из самых известных его произведений – «Скупой рыцарь», «Франческа де Ремини», «Весна», «Утес».

mol3.jpg

Формирование художественного облика усадьбы как произведения архитектуры напрямую зависело от личности самого владельца. Этим объясняется большое разнообразие стилей, в которых выполнены господские дома и другие постройки имений: от английского готического усадьбы «Борки» до классицизма с элементами барокко дворца Юсуповых в Ракитном Липецкой области. Интерес к изящным искусствам обусловил возникновение богатых частных библиотек, домашних театров, коллекций картин и скульптур. Усадьба из простого хозяйственного подворья превращается в художественно организованный ансамбль, атмосфера которого способствует развитию и процветанию литературы, театра, живописи, монументального искусства.

Яркими подтверждениями этого стали многие усадьбы Центрально-Чернозёмного региона. Так, усадебный комплекс «Караул», построенный в1840-е годы в селе Новотомниково Тамбовской области, славился тем, что в залах господского дома хранились подлинные полотна школы Веласкеса, голландских художников, русских мастеров – Айвазовского, Серова, Боровиковского; собрана коллекция гравюр и редкая библиотека, насчитывавшая свыше четырех тысяч книг на русском и иностранных языках. Современная Тамбовская картинная галерея основана на собрании трех крупнейших усадебных коллекций – « Знаменки» графов Строгановых, имения Воронцовых и усадьбы Б. Н. Чичерина «Караул». Широко известна коллекция скульптур в Марьино Курской области: «Рождение Венеры» – работа итальянского скульптора К. Фенелли, чугунный монумент «Орел» – символ русской воинской славы, воздвигнутый в 1903 г. в память о подвигах А.И. Барятинского и победоносного окончания кавказской войны (рис. 4,5).

mol4.jpg mol5.jpg
Рис.4. Скульптура в усадьбе Марьино Рис.5. Чугунный монумент "Орел" в усадьбе Марьино

 

Недаром многие исследователи называют усадьбу своеобразным феноменом русской культуры. "Усадебный уклад,– пишет Ю.Г. Стернин, – мог бы быть ближе то к сельской свободе, то к столичной регламентации, он мог ассоциироваться то с "философической пустыней", то с "надменной Москвой". Усадьба являлась составной частью провинциальной культуры и в то же время принадлежала к культуре городской, таким образом, участвуя во взаимном обмене этих двух полюсов, способствовала их обогащению и укреплению. Этот аспект также подтверждает необходимость системного исследования подобных объектов [6].

mol7.jpg

Рис.7. Музей-усадьба Д.В. Веневитинова: 1. Господский дом; 2. Флигель; 3. Церковь Михаила Архангела; 4. Ограда и ворота; 5. Место флигеля; 6. Место парковой беседки; 7. Парк; 8. Пруд; 9. остатки парков

Среди усадеб Центрального Черноземья в достаточной степени исследованы лишь памятники Курской области, которым посвящены труды Е.В. Холодовой [7,8]. Остро стоит проблема дальнейшего использования загородных ансамблей. В поместьях, принадлежавшим наиболее знаменитым владельцам, как правило, устроены музеи. Примером служит усадьба в селе Новоживотинное, где с 1994 года после реставрации флигеля, ворот и благоустройства партерной зоны открыт филиал Воронежского областного литературного музея Д.В. Веневитинова. В поместье «Воробьевка», связанном с именем А.А. Фета, работает экспозиция, посвященная жизни и творчеству поэта (рис. 6,7). Положительные тенденции по решению вопросов использования исторических загородных усадеб наблюдаются в Тамбовской области. Российским Дворянским собранием и Фондом возрождения русской усадьбы разработаны и запущены проекты «Восстановление историко-архитектурного комплекса усадьбы Воронцовых-Дашковых и создание на его базе детского реабилитационного центра в селе Новотомниково» и «Воссоздание усадьбы академика В.И.Вернандского, создание международного образовательного ноосферного центра в поселке Вернадовка».

mol6.jpg mol8.jpg
Рис.6. Главный усадебный дом А. Фета Рис.8. Господский дом Веневитиновых. Фото 1890-х гг.

 

Однако большинство комплексов пустуют, а значит – нещадно ветшают и разрушаются. Печальная участь постигла усадебный дом в селе Горожанка, построенный в начале XIX века А.А. Веневитиновым, родственником поэта и писателя Д.А. Веневитинова. Архитектура погибающего памятника исключительно интересна. Узнаваемая классическая схема барского дома, навеянная проектами Д.Кваренги и Н.Львова, получила в Горожанке неожиданный, гротескный характер, создав запоминающийся оригинальный образ. После Октябрьской революции в усадьбе размещался дом отдыха, с 1944 года – детский дом. Уже тогда объемно-планировочная композиция комплекса значительно пострадала. На территории были возведены новые корпуса, разрушен склеп, утрачено кладбище, под жилой дом перестроена церковь. В 1970-х годах рядом выстроили новое учебное здание, и старый особняк был заброшен. С тех пор усадебный дом не используется и за прошедшие годы пришел в катастрофическое состояние. На территории Воронежской области Горожанка была наиболее цельным усадебным комплексом периода классицизма (рис. 8,9).

mol9.jpg

Рис.9. Фасад усадебного дома усадьбы"Горожанка". Современный вид

В подобной ситуации оказалась и усадьба знаменитых дворян Мухановых в селе Веселая Лопань Белгородской области. В 1902 г. Евграф Муханов построил усадьбу для себя и своих родных, заложил парк с прудом. Усадебные строения соседствовали с хозяйственным двором и заводской территорией (винокуренного, черепичного и цементно-кирпичного заводов, различных мастерских). Сейчас можно наблюдать лишь остатки былого великолепия. Особняк Мухановых – яркий представитель неоготики и модерна, в советское время использовался как многоквартирный жилой дом, но в последние 20 лет пустует, ветшает и поддаётся разграблению (рис.10,11).

mol10.jpg mol11.jpg
Рис.10. Усадьба Мухановых.
Современный вид
Рис.11. Фасад хозяйского дома, обращенный во двор. Современный вид

 

Анализ путей сохранения усадеб в современной отечественной и зарубежной практике открыл достойные примеры возрожденных после Перестройки ведомственных баз отдыха в Суханово, Введенском; показал возможность освоения новых функций: церковные центры –патриаршее подворье в Свиблово, приходской центр в Алтуфьево, элитные загородные учреждения – Середниково, усадьба Вяземских (рис.12,13), фермерские хозяйства – Артемьево, Верес, проекты, развивающие усадебный туризм – программа «Венок русских усадеб», гостиница «Плешанова» и волонтерство – Воронино, Прямухино.

mol12.jpg mol13.jpg
Рис.12. Троицкая церковь в усадьбе Вяземских, Остафьево Рис.13. Усадьба Вяземских, господский дом

 

Зарубежный опыт сохранения и использования поместий и ферм, типологически близких русским усадьбам, демонстрирует разработанную и четко функционирующую систему частного владения. Как правило, государство предоставляет льготные программы на приобретение и реставрацию частных усадеб. Комплексы активно включены в жизнь местного общества, и поэтому возможность использования появляется у любой усадьбы, независимо от размера и степени её сохранности.

Крупные поместья оптимальны для некоммерческого использования в качестве представительств корпораций (английские замки Arundel, Leeds). В средних и малых размеров комплексах наиболее распространено размещение арендных центров для проведения выездных мероприятий – семинаров, деловых встреч, свадеб, пленэров (немецкое поместье Plueschow, американская усадьба Wingspread) и временного жилья (сети отелей в исторических домах Relais, Chateaux, Paradors). Популярны частные отели, в которых одновременно с постояльцами проживает и семья владельца, что положительно влияет на имидж заведения. Усадьбы с низкой степенью сохранности могут использоваться в качестве кемпингов (английское поместье Wellington), постепенно восстанавливаться усилиями волонтеров, выступать в качестве площадки для творческих акций (французская ферма Saint – Thelo). Существует опыт внедрения в усадьбы элементов качественной современной архитектуры для повышения популярности места (французская усадьба Rueil Ж.Нувеля, бельгийская ферма Oudenburg А.Сизы).

Выводы

Провинциальные дворянские усадьбы Черноземья, важнейшая составляющая отечественного архитектурного наследия, в начале XXI века находятся на грани своего исчезновения. Данные примеры ярко демонстрируют возможности сохранения, пути восстановления и реконструкции усадебных комплексов. Отдельные элементы этой практики при дальнейшем изучении и разработке вполне могут быть адаптированы и применены к угасающим поместьям Центрального Черноземья.

Назрела необходимость поиска путей дальнейшего сохранения и развития провинциальных усадеб в современных социально-экономических условиях.

Для решения этой проблемы необходимо выполнить следующие задачи:

- обследовать, изучить, классифицировать загородные усадьбы как элементы историко - культурной региональной среды, выявить региональные особенности её формирования, хронологические границы;

- провести анализ развития пространственной структуры усадеб и архитектурных форм XVIII – XX вв. на территории Центрально-Чернозёмного региона России.

- выявить преемственность в их развитии на основных этапах становления пространственной среды;

- разработать методологию историко-культурной интегральной оценки качества архитектурно-пространственной среды, как отдельных усадеб, так и сложных комплексов в структуре региона в целом;

- на основе классификации и систематизации элементов усадебной архитектуры, методов градостроительного анализа, провести ценностное зонирование территорий, дать прогнозы пространственнй трансформации отдельных элементов и комплексов, устойчивого развития объектов усадебной архитектуры в общей градостроительной системе региона;

- разработать рекомендации по градостроительной организации структурно-территориального развития провинциальных усадеб, предложить принципы, формы, методы, механизмы освоения и использования архитектурно-градостроительного наследия в современной проектной практике.


Библиография

1 Белянкина Н.А. Загородные усадьбы Костромской губернии конца XVIII – начала XIX веков (функционально-планировочный аспект): автореф. дис. … канд. архитектуры / Н.А. Белянкина. – Нижний Новгород, 2008. – 24 с.

2. Гусева С.Е. Садово-парковый комплекс сельских дворянских усадеб Санкт-Петербургской губернии: автореф. дис. … канд.архитектуры / С.Е. Гусева – Санкт- Петербург, 2008. – 172 c.

3. Третьякова Т.А. Жизненное пространство дворянской усадьбы Угличско-Mышкинского верхневолжья в первой половине XIX века: автореф. дис. …канд. исторических наук / Т.А. Третьякова. – Ярославль,2008. – 23 с.

4. Краснобаев И.В. Архитектурное наследие сельских дворянских усадеб Казанского поволжья: потенциал сохранения и использования: автореф. дис. … канд.архитектуры / И.В. Краснобаев.  – Нижний Новгород, 2009. – 23с.

5. Кригер Л.В. Путеводитель по памятникам истории и культуры Воронежской области /Л.В.Кригер. – Воронеж: ВГАСУ, 2006. – 244 с.: ил.

6. Стернин Г.Ю.. Усадьба в поэтике русской культуры  / Г.Ю. Стернин // Русская усадьба: сб. Общества изучения русской усадьбы (ОИРУ). – М., 1994.– Вып. 1. – С.46-52.

7. Холодова Е.В. Усадьбы Курской губернии. Историко-архитектурные очерки / Е.В.Холодова . – Курск: Славянка; Крона,1997. – 96 с.: ил.

8. Холодова Е.В. Пореформенные усадьбы Курской губернии 1861-1917 г. / Е.В. Холодова – Курск: Крона, 2007. – 392 с.


ISSN 1990-4126  Регистрация СМИ эл. № ФС 77-50147 от 06.06.2012 © УрГАХУ, 2004-2017  © Архитектон, 2004-2017