№58
Июнь 2017
ISSN
1990-4126

English

«Архитектон: известия вузов» № 30 - Приложение Июль 2010

Дизайн


 Колесникова Полина Викторовна

магистрант УралГАХА Научный руководитель: кандидат искусствоведения, доцент Гарин Н. П. Уральская государственная архитектурно-художественная академия, г. Екатеринбург, Россия

СЕВЕР: ЭСТЕТИЧЕСКАЯ ПРОЕКЦИЯ БУДУЩЕГО


УДК: 470.111

В статье представлен прогноз развития симбиотической культуры пришлого и аборигенного населения в условиях Севера России.

Ключевые слова: север, культура, эстетика, эстетическая культура, дизайн


Одна из главных целей
теоретического исследования –
найти точку зрения, с которой
предмет представляется наиболее простым.
Джозайя Уиллард Гиббс [7].

Север занимает более пятидесяти процентов территории России. «Главными факторами, влияющими на специфику условий жизни в северных регионах, являются климат и физическая география» [1]. Социально-экономической особенностью Севера является, прежде всего, малое количество населения: около 8.5–9 млн. человек. Несмотря на суровые климатические условия, перспектива миграции в северные районы России становится все более привлекательной, что обусловлено освоением и добычей минерально-сырьевых ресурсов.

В настоящее время на севере России проживают не только аборигенные (ненцы, нганасаны, кеты, и др.) и ассимилировавшиеся ранее народы, но и большой процент новых мигрантов. Приезжие работают преимущественно вахтовым методом на крупных ресурсодобывающих предприятиях, проживают в условиях временных поселений, отягощенных негативными факторами (некомфортные условия, «оторванность» от семьи, дома), способствующих формированию субкультурных групп со своими правилами, нормами поведения, своей ограниченной и неуместной в северной среде «эстетикой».

Миграция на север переселенцев, многонациональных по своему составу (русские, украинцы, татары и многие другие), обуславливает процесс возникновения поликультуры пришлого населения, в «противовес» монокультуре аборигенного населения, коренных этносов. «В процессе миграции усиливается ассимиляция и аккультурация коренного населения» [2].

«Былая отчужденность пришлого населения от традиций коренных северян сменилась их культивированием как ядра регионального самосознания»[10], – пишет в своей статье А.В. Головнев. Но, даже принимая некоторые традиции аборигенов, пришлое население в течение многих поколений с иронией относится к отличному от своего, потребительского, отношению к природе, мировоззрению и социальному строю, «модели (философии) жизнедеятельности» [11].

Социальной адаптации современных мигрантов, по словам В.П. Казначеева, способствует тесный контакт с природными факторами. Современные поселения оборудованы таким образом, что максимально ограждают человека от взаимодействия с суровой, но неизбежной как данность, природно климатической спецификой – максимально низкой температурой, полярными ночью и днем, специфической пищей…

Но это не является главной проблемой. Больший диссонанс создается несоответствием культурных (обрядовых, традиционных) действий пришлого населения с северной, отличной от привычной, более южной, «климатическо временной» средой. Обряд является столетиями отработанным механизмом фиксации периодически повторяющихся природных явлений (проводы зимы, праздник урожая и т.п.). Переселяясь на север, русский не может полноценно в те же сроки, что и в средней полосе России, отпраздновать, к примеру, Масленицу, так как повсюду снег, и весна в северных районах наступает лишь в мае. Похожая ситуация и с остальными «несеверными» переселившимися культурами. Традиционные элементы (обряды) – это элемент эстетических потребностей. Они, как нефундаментальные (следующие за физиологическими и потребностями безопасности), остаются неудовлетворенными и влияют именно на основу жизнедеятельности приезжих (дестабилизируется эмоциональное состояние, затем и физическое здоровье).

Период мощного эволюционного развития коренных этносов, проживающих на Севере, несомненно, закончен. Процессы становления социума, экономики и культуры стабилизируются, «останавливаются, достигая некой абсолютной гармонии во всех сферах жизнедеятельности, и наступает эпоха стабильного состояния этнической самостоятельности и автономности» [3].

Культура меняется, насыщаясь новыми элементами в процессе развития этноса. Процессы внутрикультурного взаимодействия описывает В.Л. Глазычев в статье «Проблема «массовой культуры»: «Всякая творческая деятельность внутри культуры опирается на ее ценностный фонд, заимствует из него свой объект и возвращает в него продукт деятельности в виде объекта культурного потребления. Без этой взаимосвязи нормальное функционирование культуры невозможно» [9]. Новая культура севера находится только в самом начале развития, в процессе активного «броуновского движения» культурных и эстетических ценностей, накопления и трансформации ее ценностного фонда.

Эстетическая культура – инструмент не только конструирования и совершенствования личности, но и регулятор отношений индивида с миром, гармонизации всей системы общественных отношений. Она является движущей силой, катализатором и формой общественного прогресса [4]. Эстети¬ка здесь – это особая форма бытия сознания, некое специфическое ду¬ховное поле, в котором человек обретает одну из высших форм бытия, ощущение и переживание полной и всецелой причастности к бытию [5].

Эстетическая деятельность является составной частью практически-духовного освоения человеком действительности. Это «позитивный контакт между человеком и универсумом»[5]. Северяне не отделяют собственное «я» от природы, осваивая окружающий мир, непосредственно познавая себя.

Аборигенные народы севера действительность освоили настолько, что невозможно представить тундру без стад оленей, кочующих вместе с людьми, тайгу и горы без охотников, озера и реки без рыбаков, добывающих рыбу сетевыми орудиями (колыданами) [6].

Предметная среда, созданная аборигенами, имеет «природную» морфологию. Форма вещи не просто механически создается, она «рождается», позволяя связать в единстве своего создателя и окружающий его мир. Вещь северянина (нож, игла, посуда, обувь и одежда), по Н.П.Гарину, это часть его тела, совершенная, абсолютно незаменимая и неотделимая от хозяина. Такой предмет позволяет аборигену взаимодействовать с окружающей средой, не нанося ей непоправимый урон, в отличие от пришлых народов, любые предметы которых, например, транспорт, и даже их обувь, нарушают природный баланс.

Неаборигенное население воспринимает окружающий мир опосредованно, дискретно и фрагментарно, не видит связей природных явлений с образом жизни, используя неподходящие для северных условий технику, одежду, пищу; несоответствие действий по отношению к окружающей среде пришлого населения обусловлено отсутствием специфичного «северного» понятийного аппарата (традиционных, обрядовых действий), необходимого для получения информации о выживании в северных условиях и корректном обращении с природой. Эстетика, как инструмент формирования новой культуры, призвана компенсировать разрыв связей с окружающей средой, восстановить гармоничный контакт человека и природы.

Культура как выражение эстетического опыта, прежде всего, проявляется в организованности и упорядоченности действий, совершаемых пришлым человеком по отношению к аборигенному населению и к природе. Вторгаясь в ареал обитания северян, пришлое население пытается заимствовать недостающие навыки жизни, замещать недостающие или неуместные в данной среде культурные элементы (обычаи, обряды).

Эстетический опыт, отличный от гносеологического и житейского, накопленный аборигенами, сконцентрированный в традициях, должен приносить плоды в настоящем, направляя приезжих на правильное осмысление происходящего вокруг, помогая преодолеть «экстрим культурный» [7], сбалансировать тактичность способов реализации потребностей пришлого населения. Культура аборигенов является базой, одной из наиболее благоприятных основ новой эстетики, адаптированной ко всем проживающим в северном регионе этносам.

Согласно Т.Б. Любимовой, «роль современного дизайна – осуществление массовой культурно-эстетической коммуникации, формирование через объекты дизайнерской деятельности определенного типа художественного вкуса» человека. Формируя новую эстетику, дизайнер тем самым формирует новое восприятие Севера пришлым населением – как комфортной и почти «родной» ему среды.

Прогноз феномена «новой культуры» Севера (определение грани преемственности качеств одной этнической группы другой, изучение создания условий для полноценного «диалога культур», обмена информацией, замещения недостающих звеньев эстетической цепи) является главной целью проводимого исследования.

Каждому человеку присуще неутомимое стремление к совершенствованию окружающего мира, к самосовершенствованию, никогда неутоляемое стремление к познанию. Именно поэтому можно надеяться на спланированное (в результате проведенного исследования) взаимодействие между различными этносами, проживающими на севере, и симбиоз их культур.

Симбиотичная северная эстетика породит новую культуру, основой которой будут не только экологичность, но и современный эстетический образ нового северного жителя. «Необходимо и достаточно», идея «чистой функции» как фундаментальное качество, будет проявляться в каждом предмете, созданном человеком, который прикоснулся к самой идее чистого творчества, не нарушающего природный баланс окружающей среды [3]. Но главное, вещь станет выражением новой эстетики, носителем новой культуры.


Библиография

  1. Зубков К.И. Структурный метод в региональных исторических исследованиях / К.И. Зубков // Историческая наука и историческое образование на рубеже XX – XXI столетия. – Екатеринбург, 2000. – С. 22–23.
  2. Иванов К.П., Хрущев С.А. Значение теории Л.Н. Гумилева для изучения малочисленных народов севера России / К.П. Иванов, С.А. Хрущев // Вторые Гумилевские чтения: сб. тезисов, 1998.
  3. Гарин Н.П. Этнодизайн: «необходимое и достаточное» как формула идеальной вещи [Электронный ресурс] / Этнографическое бюро. – Режим доступа: http://ethnobs.ru/other/263/_aview_b18657
  4. Коников И.А., Киященко Н.И. Эстетическая культура / И.А. Коников, Н.И. Киященко. – М., 1996. – 201 с.
  5. Бычков В.В. Эстетика.— М.: Гардарики, 2004. – 556 с.
  6. Головнёв А. В. «Говорящие культуры»: традиции самодийцев и угров. – Екатеринбург, УРО РАН, 1995.
  7. Усенюк С.Г. Эстетическая парадигма средового экстрима / С.Г. Усенюк //Тезисы и материалы. II Всероссийский форум. 13-14 апреля 2009
  8. Ренчлер И., Херцбергер Б., Эпстайн Д. Красота и мозг. Биологические аспекты эстетики / И. Ренчлер, Херцбергер, Эпстайн Д. – М.: Мир, 1995
  9. Глазычев В.Л. Проблема «массовой культуры» [Электронный ресурс] / Сайт В.Л. Глазычева. – Режим доступа: http://www.glazychev.ru/publications/articles/1970_problema_mass_cult.htm
  10. Головнёв А. В. Народы и границы на севере Евразии [Электронный ресурс] / А. В. Головнёв // Этнографическое бюро, 2008. – Режим доступа: http://ethnobs.ru/library/237/_aview_b18268
  11. Николаева А.С. Дизайн – концепция «обновления» традиционных обрядов и ритуалов в индустрии северного туризма / А.С. Николаева – Екатеринбург, 2008.

 


ISSN 1990-4126  Регистрация СМИ эл. № ФС 77-50147 от 06.06.2012 © УрГАХУ, 2004-2017  © Архитектон, 2004-2017