№58
Июнь 2017
ISSN
1990-4126

English

«Архитектон: известия вузов» № 34 - Приложение Июль 2011

Архитектура


 Долнаков Петр Александрович

аспирант НГАХА Научный руководитель: кандидат архитектуры, профессор Журин.Н.П., ГОУ ВПО "Новосибирская государственная архитектурно-художественная академия" г. Новосибирск, Россия

АРХИТЕКТУРА СТАРООБРЯДЧЕСКИХ ХРАМОВ СИБИРИ (На примере культовых сооружений Забайкалья и Рудного Алтая)


УДК: 72.01

В статье представлены результаты исследования архитектурно-планировочных аспектов становления культовой архитектуры старообрядцев Сибирского региона.

Ключевые слова: архитектура старообрядческих храмов, культовые сооружения


Церковные реформы 50-60-х годов XVII века в России привели к тяжелым социально-экономическим последствиям. Противники никоновых «новин», поставленные вне закона, начали массовый исход из Центральной России, где гонения на старообрядцев были особенно жестокими. К середине XVIII в. складываются два основных типа их перемещений :
- миграции в отдаленные местности и приграничные территории России;
- эмиграция за пределы государства. Исследователи старообрядчества отмечают, что «на территории Сибири в кон. XVII - сер.XVIII вв. распространение старообрядчества и образование оседлых поселений проходило в общем процессе колонизации края двумя путями: вольнонародной миграцией и правительственным переселением» [1]. Эти способы расселения дали возможность к концу 60-х годов XVIII в. создать в Сибири конфессиональные поселения старообрядцев, в которых были построены стационарные культовые сооружения, имеющие ряд особенностей.

Наиболее раннее направление расселения так называемая вольнонародная миграция – представлено на территории Западной Сибири "каменщиками". Такое название в народной среде получили старообрядцы, которые уходили "за камень", т.е в горы Алтая. Часть старообрядцев, стремясь уйти от религиозных гонений и правительственных повинностей, в сер. XVIII века поселилась в долине реки Бухтармы (территория современной Восточно-Казахстанской области Республики Казахстан) на приграничных территориях с Китайской империей [2].

В 1760 г., войдя в состав Российской империи как инородная волость, самовольно переселившиеся староверы за короткий период времени образовали систему труднодоступных высокогорных селений (д.Коробиха, д.Печи, д.Язовая, д.Фыкалка, д.Белая). Эти селения были связаны между собой сетью дорог, ставших в дальнейшем основой системы расселения Южного Алтая. Исследователь народного зодчества Сибири Е. А. Ащепков отмечал удачное совмещение утилитарного и эстетического подхода переселенцев в выборе места поселения , которые "зарождались преимущественно по берегам рек...., иногда всецело подчиняясь капризному изгибу реки". На основании натурных исследований Е. А. Ащепков выделил три основных типа планировочной структуры населенных пунктов Западной Сибири, к которым относятся и наиболее характерные поселения старообрядцев Рудного Алтая [3]:
- деревни - гнезда у малых рек и ручьев со свободной застройкой (Фыкалка);
- деревни у больших дорог и трактов с двусторонней застройкой, отличающейся ярко выраженной протяженной композицией. ( Язовая, Коробиха, Печи);
- деревни у больших рек и озер с однорядной и двухрядной застройкой.

Старинные русские поселения "производят впечатление целостных архитектурных ансамблей, благодаря повторению немногих основных типов изб, выработанных веками" [3]. Протяженная горизонтальная композиция деревень складывалась из жилых зданий и хозяйственных построек одинаковой высоты. В центре поселения, на участке, свободном от хозяйственных построек, размещались здания культового назначения. Своими размерами и объемно-пространственным решением эти сооружения разрывали монотонность застройки и играли роль "высотного организующего центра»" [3]. Единственными исследователями, заставшими и зафиксировавшими состояние старообрядческих культовых построек Рудного Алтая были авторы монографии "Бухтарминские старообрядцы" [2].

По степени развития объемно-пространственных характеристик выделяются 4 основных типа сибирских старообрядческих культовых сооружений:

1. обычная прямоугольная в плане изба, отличающаяся от других построек лишь наличием восьмиконечного креста наверху. Вход в здание  с западной узкой стороны избы (деревни Фыкалка, Печи).

2. Здание под двухскатной крышей, без сеней, с крыльцом на западной, узкой стороне, пятистенка. Над входом располагается звонница, представляющая собой два высоких вертикальных столба, связанных наверху перекладиной, к которой подвешен колокол. Остов звонницы прикрыт четырехскатной крышей с коньком и подпирается подкосами, врубленными в верхние части столбов. Один из столбов на двух третях своей высоты соединяется для устойчивости с молельней жердью, перекинутой к ее углу. Звон осуществляется с земли, с помощью длинной веревки (д. Язовая) (рис.1). Этот тип звонницы очень близок к подобным сооружениям из Дубровки и Новгорода, изображенным в альбоме Мейерберга (рис.2). Такие звонницы возводятся по типу крытых ворот "[4].

3. Продолговатый пятистенок с прирубленным с восточной стороны небольшим алтарем (церковной апсидой) и отдельно стоящая звонница. Обе постройки увенчаны восьмиконечными крестами. В деревне Белой звонница однопролетная, на двух столбах, с тремя колоколами и четырехскатной крышей без конька. По центру скатов крыши водружен крест. Столбы с боков укреплены косыми упорами, врытыми в землю. Для звонаря сделана площадка, расположенная несколько ниже конька церковной крыши, попасть на которую можно с помощью двух лестниц: первая ведет с земли на крышу крыльца, вторая с крыши церкви ведет на саму площадку.

Более усложненный тип звонницы находится в д. Согорной (рис.3.). Звонница на четырех столбах, квадратная в плане, с симметричной четырехскатной крышей, увенчанной крестом. На площадку для звонаря, обнесенную легкой балюстрадой, также ведут две лестницы. Звонница в д. Согорной близка по типу церкви Воскресения в Усть-Паденге (рис.4) (быв. Архангельская губ.), построенной в 1675 г. " [5].

4. Деревянная церковь клетского типа. Состоит из трех частей: алтарь, наос, притвор. Над входом – квадратная в плане колокольня. Передняя стена колокольни опирается на два столба, задняя стена на стену притвора. Основной сруб колокольни рублен в угол, вышка над площадкой – в лапу. Каждая часть храма представляет отдельный сруб. Все срубы различного размера и высоты; каждый имеет свою отдельную шатровую крышу, обеспечивая ступенчатое (с алтаря до колокольни) поднятие отдельных крыш срубов. Притвор, связывающий колокольню с храмом, перекрыт двухскатной крышей. Наиболее обширным и высоким является помещение основного храма, с большими окнами, близкое в плане к квадрату. Алтарная часть невысокая и по площади равна четверти центрального объема. Притвор представляет собой небольшое помещение, вытянутое в направлении, перпендикулярном главной оси постройки. Данный тип храма относят преимущественно к XVII веку, однако церковь в деревне Коробиха (рис.3) сооружена в 1917 году и ранее в этом селении храма не было.

Научный интерес представляет тот факт, что в условиях культурной изоляции,представленные типы культовых зданий совершили эволюцию от простейших форм клети до клетского храма с колокольней и за одно столетие прошли путь, который проделало русское деревянное зодчество в России за несколько веков, пройдя те же этапы. В старообрядческих поселениях удивительным образом были зафиксированы и воспроизведены различные типы деревянных звонниц, которые сохраняют формы подобных сооружений, известные нам из изображении русских селении XVII века у Адама Олеария [6] и барона Августина Мейерберга [4].

Второе направление распространения старообрядчества на территории Сибири связано с процессом реэмиграции из-за рубежа. В 1764 г., в период царствовании Екатерины II (1762-1796 гг.), было принято решение о насильственном возвращении около 20 000 староверов из польской Ветки и Стародубья в пределы империи. Новыми местами переселения были определены четыре малоосвоенных региона: Степное Заволжье, Барабинские степи, Рудный Алтай и Забайкалье. Благодаря наиболее удаленному местоположению, именно на территории Забайкалья старообрядцам-эмигрантам удалось в полной мере воспроизвести свою своеобразную культуру.

Старообрядческие поселения Забайкалья расположены в межгорных котловинах между отрогами гор [7]. Планировочной особенностью таких старообрядческих поселений как Бичура, Тарбагатай, Десятниково, Большой Куналей и др. является линейная структура поселения, в которой главная улица формируется за счет однорядной двухсторонней плотной жилой застройки вдоль «красной линии». Длина улиц в некоторых селениях достигает нескольких километров. Этот уникальный пример использования городских планировочных приемов в сельской застройке, по мнению исследователей, встречается и в старообрядческих поселениях Стародубья и Ветки.

Культовые сооружения в забайкальских селах не отделялись территориально от жилой застройки, являясь планировочным ядром поселений. Контраст между одноэтажной жилой застройкой и культовой архитектурой был тогда особенно разительным. Высотные и объемные доминанты храмов на фоне окружающих мелкомасштабных жилых домов являлись композиционными и планировочными центрами старообрядческих сел.

Культовая архитектура старообрядцев Забайкалья также имеет ряд своеобразных черт. Рассмотрим наиболее характерные культовые сооружения. Деревянная церковь с колокольней (1818 г.) в с. Бичура состоит из трех срубов разной высоты, примыкающих друг к другу (рис.5). Пристроенная колокольня возвышается над западной частью, где расположен вход в церковь. Над входом расположен двухскатный навес с треугольной фронтонной частью. Церковь имеет трехчастное построение основного объема и пристроенный алтарь. Объем колокольни решен в виде двухъярусного четверика: малый четверик 2-го яруса на большом четверике 1-го яруса. Во всех четырех стенах верхнего яруса сделаны прямоугольные проемы для звона. Завершается колокольня четырехгранным шатром с небольшим куполом, увенчанным восьмиконечным крестом. Характерной особенностью является форма шатра: по высоте он примерно равен ширине верхнего яруса, который перекрыт четырехскатной крышей с большими выносами кровли. Средняя часть пониженной высоты и перекрыта двухскатной крышей. Четверик основного церковного зала имеет высоту стен, равную высоте нижнего яруса колокольни, перекрыт четырехскатной крышей, в центре которой возвышается восьмерик большого подкупольного барабана. Главный купол церкви имеет форму восьмигранника в плане и завершается луковичной главой на малом барабане и восьмиконечным крестом. Главный купол в диаметре значительно меньше барабана, на котором он установлен, поэтому барабан выполнен с восьмигранным покрытием, с большими свесами кровли. Форму алтарной части определить по фотографии не удалось, можно только утверждать, что она имеет свою главку с крестом.

Церковь (около 1915-1920 гг.) в с. Тарбагатай также состоит из трех срубов, последовательно примыкающих друг другу, и колокольни, надстроенной над притвором. Колокольня имеет двухчастное деление – четверик на четверике большего объема. Меняется форма куполов на шестигранные луковичные, появляются черты влияния местных архитектурных традиций. В карнизной части восьмигранного барабана, венчающего четверик основного объема, небольшие выносы кровли приподняты вверх, подобно видоизмененным и уменьшенными элементам бурятской культовой архитектуры, известным как «ласточкино гнездо». Свободное применение местных архитектурных традиций в конструктивных элементах и декоре старообрядческих храмов Сибири является одной из самым ярких стилистических характеристик старообрядческие храмов, отличающих их от храмов господствующей церкви.

Единственный сохранившийся до нашего времени деревянный храм с колокольней (около 1910 г.) из села Никольское (рис.6) состоит из трех срубов, поставленных один за другим по одной оси: «бабинец» (притвор) – западный сруб, средний сруб-храм, восточный сруб – пятигранная алтарная апсида. Средний сруб, наибольший, квадратный в плане, в своей верхней части переходит в восьмерик, что обеспечивает внутреннему пространству значительный объем и придает воздушность интерьеру. В западной части над входом в церковь возвышается башня-колокольня в виде "восьмерика на четверике". Форма куполов, активно вынесенные от плоскостей стен треугольные фронтоны, построение объемов колокольни и основного храма – все свидетельствует о сохранившемся сильном влиянии ветковско-стародубской архитектурной традиции. Храм в с. Никольском имеет сходные черты с старообрядческими храмами в г. Новозыбкове (совр. Брянская обл.), с. Елионке, г.Гомеле (Республика Беларусь), выстроенными в традициях «украинского зодчества рубежа XVII-XVIII вв.» [8].

Почти вековое проживание староверов в новой социокультурной среде (Ветка- территория католической Польши в кон. XVII - сер.XVIII вв.) наложило свой отпечаток на пластические приемы оформления культовых зданий. При полном сохранении канонов планировочной организации культовые здания старообрядцев на Ветке выделялись крупными размерами, сильно развитой двусветной трапезной, декоративными элементами в упрощенных классических формах и высокой многоярусной колокольней, пропорции и детали которой имели классическую основу. Именно эти архитектурно-художественные особенности, привнесенные ветковскими мастерами, четко прослеживаются в старообрядческих храмах Забайкалья, резко контрастируя с синодальными храмами в этих регионах.

Проживая в разных географических условиях, старообрядцы-переселенцы формировали сеть поселений, связанных между собой дорогами, тем самым комплексно осваивая территории, формируя каркас современной системы расселения этих регионов. Типы планировок старообрядческих поселений складывались под влиянием ландшафта местности и планировочных традиций, принесенных из мест прежнего проживания.

Для высокогорных поселений старообрядцев Рудного Алтая характерны разнообразные планировочные решения, удачно учитывающие функциональные и эстетические условия среды. Планировочные решения Забайкальских старообрядческих поселений, в основном, сформированы в долинных условиях и имеют ярко выраженный линейный характер. Общей чертой конфессиональных поселений староверов Забайкалья и Рудного Алтая; независимо от типа их планировочной структуры, является доминирующее положение культовых сооружений в застройке.

Многообразие рассмотренных объемно-пространственных и стилистических приемов в построении старообрядческих храмов позволяют выделить две основные тенденции в процессе их формообразования :

  • сохранение и развитие форм древнерусского деревянного храмового зодчества на примере культовых построек старообрядцев Рудного Алтая;
  • свободное заимствование и интерпретация архитектурных форм, присущих строительной культуре тех мест, где находились старообрядцы, на примере забайкальских церквей.

Необходимо отметить, что общим и особенным в представленном материале является тот факт, что при однозначном соблюдении дораскольных традиций функционально-планировочной организации объемно-пространственных характеристик, внешнее декоративное оформление храмов имеют большое разнообразие,сочетая церковный канон и свободную художественную интерпретацию архитектурных форм.

dol1.jpg


Библиография

  1. Традиции духовного пения в культуре старообрядцев Алтая : монография / Т.Г.Казанцева, Н.С.Мурашова, О.А.Светлова и др. – Новосибирск: Наука, 2002. – 494 с.
  2. Бломквист Е.Э., Гринкова Н.П. Бухтарминские старообрядцы / Е.Э. Бломквист, Н.П.Гринкова // Материалы комиссии экспедиционных исследований. – М.: Изд-во Академии Наук СССР, 1930. – Вып.7. – 331 с.– Серия казахстанская.
  3. Ащепков Е.А. Русское народное зодчество в Западной Сибири / Е.А. Ащепков. – М.: Изд-во Академии архитектуры СССР, 1950 . – 139с.
  4. Альбом Мейерберга. Виды и бытовые картины России XVII века. – М.: Изд-во А.С.Суворина.1903.
  5. Красовский М. Курс истории русской архитектуры. Ч.I. Деревянное зодчество / М.Красовский. – СПб., 1916. – С. 139.
  6. Адам Олеарий. Описание путешествия в Московию и через Москву в Персию и обратно (1636г.). – СПб.,1906.
  7. Селищев А.М. Забайкальские старообрядцы. Семейские /  А.М.Селищев.– Иркутск: Изд-во. Иркутского гос.ун-та, 1920. – 94 с.
  8. Плужников В.И. Типология объемных композиций конца XVII – нач. XX вв. на территории Брянской области. / В.И. Плужников // Памятники русской архитектуры и монументального искусства. – М.: Наука, 1983. – С.174

 


ISSN 1990-4126  Регистрация СМИ эл. № ФС 77-50147 от 06.06.2012 © УрГАХУ, 2004-2017  © Архитектон, 2004-2017