№58
Июнь 2017
ISSN
1990-4126

English

«Архитектон: известия вузов» № 34 - Приложение Июль 2011

Архитектура


Фасонов Андрей Леонидович

аспирант кафедры теории архитектуры и профессиональных коммуникаций
Научный руководитель:
кандидат архитектуры, доцент А.Г. Бурцев.
ФГБОУ ВПО " Уральская государственная архитектурно-художественная академия",
Екатеринбург, Россия, e-mail: andrey-on-slope@mail.ru

ВЗАИМОСВЯЗЬ ПОТРЕБНОСТЕЙ СУБЪЕКТОВ КОММУНИКАЦИИ И СЕМИОТИЧЕСКИХ ХАРАКТЕРИСТИК УРБАНИЗИРОВАННОЙ СРЕДЫ


УДК: 72.01

В статье рассматривается современная урбанизированная среда как фон для сообщений в межсубъектных коммуникациях производителя и потребителя, усиливающий своими семиотическими качествами прагматические аспекты данных сообщений; описывается зависимость потребностей человека и характера урбанизированной среды общества потребления. В качестве примера рассматривается взаимосвязь конкретной потребности и знакового средства урбанизированной среды общества потребления. Основная цель работы – выявление взаимосвязей удовлетворения потребностей человека с эффективностью функционирующих в урбанизированной среде знаковых систем.

Ключевые слова: коммуникации, общество потребления, потребности, семиотика урбанизированной среды


Отношения между субъектами современного общества основаны, прежде всего, на потреблении товаров и услуг, в результате чего большую роль приобретают разнообразные механизмы воздействия на деятельность потребителя. Данные механизмы достаточно давно определены в сфере рекламы, политтехнологий, «public relations» (PR) и др [2]. Возможности влияния на деятельность человека средствами архитектуры и урбанизированной среды в целом хотя и давно признаны, но до сих пор системно не изучены.

В коммуникациях между субъектами общества потребления, выступающими в роли производителя и потребителя, межсубъектные отношения складываются по определенному сценарию, в котором основной целью коммуникации субъекта-производителя является получение выгоды. Выгода достигается за счет того, что субъект-производитель создает некий продукт, удовлетворяющий потребности субъекта-потребителя. Создаваемый продукт позиционируется на рынке либо рядом с конкурентом, тем самым начиная борьбу за долю рынка, либо заполняет «брешь рынка», образованную производством совершенно нового, например, в технологическом плане товара [2]. Производитель, как правило, намерен некими механизмами воздействия руководить формированием все новых потребностей субъекта-потребителя, тем самым обеспечивая более широкие рынки сбыта своей продукции. Безусловно, субъект-производитель должен владеть репертуаром этих механизмов, и особое место среди них занимают знаковые системы урбанизированной среды.

fas1.jpg
Рис. 1. Штаб-квартира CCTV.
Пекин, Китай. 
http://upload.wikimedia.org/wikipedia
/commons/7/7e/Cctv_2009.jpg

Урбанизированная среда – готовый фон для размещения адресных рекламного и иного характера сообщений, который своими семантическими и синтаксическими качествами усиливает прагматические аспекты этих сообщений. Именно поэтому распространенная в различных культурах и социальных группах интерпретация построек с оригинальными архитектурными и новыми конструктивными решениями (рис. 1), в соответствии со значениями «научно-технический прогресс», «современность», «развитие культуры», способствует тому, что любой продукт, реализуемый в зданиях или целых кварталах с таким значением, начинает считаться технологичным, современным и актуальным.

Семиотика урбанизированного пространства понимается как комплекс знаковых систем, построенных на основе архитектуры зданий и сооружений, пространств населенных пунктов, транспортной, инженерной инфраструктуры и т.д.

Понятийный аппарат, используемый для описания данной семиотики, основан на категориях «деятельность» и «информация», как это было предложено Л. Ф. Чертовым [5]. Такой подход позволяет непротиворечиво использовать понятия психологии и социологии в семиотическом исследовании.

За основу описания процессов семиозиса урбанизированной среды была принята разработанная Л. Чертовым семиотическая модель – так называемая «знаковая призма» (рис. 2). В данной модели отражена, в частности, способность знака вызывать у адресата сообщения чувственный образ, воспринимаемый субъективно. «Знаковая призма» Чертова также объясняет механизм знаковой связи с учетом ее «включенности в процессы межсубъектной коммуникации» [5]. Эта модель в контексте данного исследования будет использована ниже при анализе эффективности знаковых средств на конкретном примере.

fas2.jpg

 

Рис. 2. «Знаковая призма». Автор Л. Ф. Чертов

 

В соответствии с концепцией немецкого философа и психолога XX века Э. Фромма, вся деятельность человека (а в современном урбанизированном пространстве в особенности) направлена на разрешение проблемы существования человека в контексте современного ему общества. Он пишет: «Наиболее мощные силы, определяющие поведение человека, берут начало в условиях его существования, в самом положении человека» [4]. Человеческие потребности, в понимании мыслителя, формируются под воздействием со стороны общества посредством сообщений, отправителем которых выступает субъект-производитель. На основе работы Э. Фромма «Здоровое общество» можно классифицировать потребности социальных общностей следующим образом:
1) потребность в причастности;
2) потребность в преодолении ограниченности существования;
3) потребность в безопасности, укорененности, братстве;
4) потребность в чувстве тождественности;
5) потребность в системе ориентации;
6) потребность в поклонении [4].

Данная классификация не может избежать сравнения с изложенной в публикациях американского психолога Абрахама Маслоу (в частности, труде «Мотивация и личность») иерархией потребностей в силу их большого сходства. Результаты сравнения приведены в таблице (табл. 1).

Таблица 1.
Сопоставление классификаций потребностей А. Маслоу и Э. Фромма

Потребности

По классификации А. Маслоу По классификации Э. Фромма
1. физиологические
(в удовлетворении голода, жажды, полового влечения и др.)
Фромм заявляет об императивном характере
этих потребностей и не включает их в свою
классификацию, поскольку они не формируются
под воздействием со стороны общества,
а обусловлены биологически
2. экзистенциальные
(в безопасности, комфорте, постоянстве условий жизни и др.)
в безопасности, укорененности, братстве
3. социальные
(в принадлежности, любви, совместной деятельности и др.)
в причастности (в принадлежности к социальным общностям, власти, подчинении и др.)
в поклонении (в смысле существования, положения в обществе)
4. престижные
(в самоуважении и уважении со стороны других, признании и др.)
в поклонении (в смысле существования, положения в обществе)
5. духовные
(в самоидентификации, самовыражении, самоактуализации и др.)
в преодолении ограниченности существования (в созидании или разрушении)
в системе ориентации (в системе ориентации вообще, объективном постижении мира)


Согласно Маслоу, самоактуализация человека (удовлетворение высшего уровня потребностей) происходит посредством «инстиктоида» – «биологического потенциала, который индивид открывает в себе и доводит до актуализации посредством творческого процесса» [3], в то время как Фромм утверждает, что «социальный характер» группы утверждает способ удовлетворения потребностей состоящих в ней людей. Производитель при размещении продукта на рынке ориентируется на целевую группу, а не одного человека. При конкурентной борьбе за сегменты рынка он посылает рекламные сообщения, рассчитанные не на конкретного потребителя, а на «контактную аудиторию» [2]. Таким образом, при описании характера знаковых систем урбанизированной среды, усиливающих прагматические аспекты этих сообщений, более обоснованно выглядит использование классификации потребностей по Фромму.

Учет потребностей целевой группы, аудитории в архитектурной практике способствует более эффективному функционированию знаков в урбанизированной среде. Производитель руководит формированием в сознании потребителя репертуара таких кодов, в соответствии со значениями которых целевая группа осознанно или нет, но ощущает, в том числе, престиж обладания товаром, услугой, в результате чего возникает необходимость в их приобретении.

Рассмотрим связь потребностей, товара и архитектурного пространства на практике, взяв в качестве примера потребность человека в ориентации и такие коммерческие услуги, предлагаемые в современном деловом квартале крупного города, как, например, брокерские услуги. У потребности в системе ориентации Э. Фромм выделяет два уровня: а) потребность в какой-либо системе ориентации, независимо от того, истинна она или ложна; б) потребность в контакте с действительностью с помощью разума, объективном постижении мира [4]. В современном обществе человечеству свойственно тянуться к научно-техническому прогрессу, экономическому процветанию, культурному росту, свободе личности, иным прогрессивным идеям. Так проявляются потребности в системе ориентации первого уровня, учет которых является не самой сложной задачей для производителя.

В такой урбанизированной среде, как деловой квартал Москва-Сити (рис. 3), функционируют знаковые средства, значения которых частью потребителей устойчиво интерпретируются в соответствии с понятиями «прогресса», «процветания», «роста», «свободы» и т.д., поскольку их референцией служат такие действующие «знаки-образцы», как Манхэттэн (рис. 4), район Дефанс (рис. 5), лондонский Сити (рис. 6) и др. – деловые центры стран, чье экономическое могущество неоспоримо. Подобный навык фиксировать значения преимущественно через характер референций знакового средства обусловлен определенным уровнем познавательной деятельности интерпретатора и неполным владением им информацией о предмете восприятия.

fas3.jpg fas4.jpg
Рис. 3. Деловой район «Москва-Сити».
Москва, Россия.
http://dic.academic.ru/pictures/wiki/files
/77/Moscow_City_on_21_July_2008.jpg
 
Рис. 4. Район Манхэттэн. Нью-Йорк, США.
http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/
1/12/New-york-bay.jpg
fas5.jpg fas6.jpg
 
Рис. 5. Район Дефанс. Париж, Франция
http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/
4/41/La_Défense_Nord.jpg?uselang=ru
 
Рис. 6. Церемониальное графство
Лондонский Сити. Лондон,
Соединенное Королевство
http://www.archi.ru/files/img/news/large650/
1797.jpg

 Однако потребность в ориентации второго уровня – «объективное постижение мира» – подразумевает, в частности, осознание того, что Россия не считается экономически процветающей или благополучной в плане инвестиций страной, что доказывает рейтинг Глобальной конкурентоспособности 2010-2011, опубликованный аналитиками Всемирного экономического форума. В нем Россия оказалась на 63 месте из 139 между такими государствами, как Шри-Ланка и Уругвай, в то время как США, Франция и Великобритания заняли 4, 15 и 12 места, соответственно [6].

Таким образом, интерпретация знаковых средств делового квартала Москва-Сити в соответствии со значениями «прогресс» и «процветание» невозможна для части потребителей, стремящихся удовлетворить потребность в ориентации второго уровня. Связано это с их родом деятельности, в первую очередь, познавательной, определяющей сознание таким образом, что в нем не оказываются закрепленными за подобного типа кварталами благожелательные для производителя значения «благосостояния», и информацией, владение которой позволяет части потребителей игнорировать референции к деловым кварталам развитых стран. Элементы среды Москва-Сити воспринимаются ими «как псевдообъект, то есть как симуляция, копия, искусственный объект, стереотип; для него характерна бедность в том, что касается реального значения» [1], другими словами, данный деловой район определяется как «китч», «клише» и тем самым теряет свое предназначение усиливать сообщения, адресованные потребителям с неудовлетворенной потребностью в системе ориентации.

fas7.jpg

Рис.7

Как видно из схемы, созданной на основе «знаковой призмы» Л. Чертова (рис. 7), рекламное сообщение о продукте, размещенное в такой среде, интерпретируется частью общностей в соответствии с совсем иными значениями, чем предполагалось при проектировании. Таким образом, неудовлетворение потребностей социальных общностей, объективированных их деятельностью и степенью владения информацией об окружающем мире, приводит к утрате эффективности функционирующих в урбанизированной среде знаковых систем.


Библиография

  1. Бодрийяр Ж. Общество потребления / Ж. Бодрийяр ; пер. с фр. Е. А. Самарской. – М. Республика, 2006.
  2. Котлер Ф. Основы маркетинга. Краткий курс / Филип Котлер. – М. : Вильямс, 2007. – 656 с.
  3. Смит Н. Современные системы психологии / Ноэль Смит ; под общ. ред. А. А. Алексеева. – СПб. : Прайм-ЕВРОЗНАК, 2003. – 384 с.
  4. Фромм Э. Здоровое общество / Эрих Фромм ; пер. с англ. Т. Банкетовой. – М. : АСТ: АСТ МОСКВА, 2009. – 539.
  5. Чертов Л. Ф. Знаковость: опыт теоретических идей о знаковом способе информационной связи / Л. Ф. Чертов. – СПб. : Изд-во Санкт-Петербургского ун-та, 1993. – 388 с.
  6. Всемирный экономический форум: рейтинг глобальной конкурентоспособности 2010-2011 [Электронный ресурс] // Новости гуманитарных технологий: экспертно-аналитический портал. – 2002-2011. – URL : http://gtmarket.ru/news/state/2010/09/09/2668

 


ISSN 1990-4126  Регистрация СМИ эл. № ФС 77-50147 от 06.06.2012 © УрГАХУ, 2004-2017  © Архитектон, 2004-2017