№58
Июнь 2017
ISSN
1990-4126

English

«Архитектон: известия вузов» № 34 - Приложение Июль 2011

Архитектура


Филатенко Анастасия Сергеевна

магистрант УралГАХА
Научный руководитель:
кандидат архитектуры,
профессор Шипицына О. А.
ФГБОУ ВПО "Уральская государственная архитектурно-художественная академия",
г. Екатеринбург, Россия

ОСОБЕННОСТИ АРХИТЕКТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ДВОРОВЫХ ПРОСТРАНСТВ ЕКАТЕРИНБУРГА


УДК: 72.01

В статье обосновывается необходимость переосмысления рационального подхода к организации дворовых пространств Екатеринбурга с помощью обращения к приемам построения ансамбля в архитектуре и средствам декоративного искусства. Выявляется специфика взаимосвязи архитектурного пространства и объема в пределах ансамблевых систем.

Ключевые слова: дворовое пространство, архитектурный ансамбль, декоративное искусство


Отношение к дворовому пространству как месту постоянной жизнедеятельности человека всегда было особенным: здесь человек впервые знакомится с окружающим миром, встречает друзей, развивает навыки коммуникации, выстраивает собственную модель отношения к природной среде и городской культуре. Разумеется, выполняющий данные функции жилой двор должен быть уютным, камерным, иметь четко фиксированные границы, соразмерные человеку. Являясь своеобразным промежутком между индивидуальным пространством жилья и общественным, насыщенным различными городскими явлениями, пространством улицы, двор должен обладать особым эстетически осмысленным и художественно выразительным решением, качественно отличающим его от иного пространства общегородской среды.

Однако повседневная реальность сталкивает нас с другой стороной отношения к территории жилого двора: детские площадки нещадно вытаптываются внутриквартальными пешеходными потоками, прилегающая к дому территория преобразуется в неорганизованную стоянку автомобилей, а свободные участки занимает стихийно разросшееся неухоженное озеленение. В результате, такое окружение рассматривается человеком как чуждое, негативно воздействующее на психо-эмоциональное состояние пространство, происходит так называемый процесс «отмирания» двора, его исключение из жизненных процессов человека-горожанина.

Одним из немногих наиболее гибких и всеобъемлющих способов решения проблемы организации элементов городской структуры, как на уровне формирования выразительного образа, так и на уровне композиционных, объемно-планировочных задач гармоничного градостроительного встраивания, является ансамблевый подход в архитектуре. Обращаясь к архитектуре Екатеринбурга, следует сказать, что ансамблевые приемы построения городских пространств и архитектурных объемов в той или иной степени присутствовали на всех этапах развития города. Разумеется, характер проявления ансамблевых качеств в городской застройке оказывал прямое влияние и на архитектурно-художественные особенности построения дворовых пространств.

Так, в истории развития города Екатеринбурга можно определить три продолжительных периода, выделяющиеся особыми специфическими чертами и приемами архитектурно-художественной организации городских пространств (см. табл).

tfil1.jpg

tfil2.jpg

tfil3.jpg

tfil4.jpg

Первый период характеризует архитектуру досоветского Екатеринбурга и охватывает промежуток с конца XVIII до начала XX веков. Градостроительная структура этого периода организуется на основе регулярной прямоугольной сетки улиц, свойственной эпохе классицизма, с выделением ансамблей центральных усадеб, церквей и площадей. В силу компактности рядовой застройки центральных улиц Екатеринбурга и использования принципа «непрерывности» застройки (плотного ее примыкания друг к другу), архитектурные объемы преобладают над пространством, соответственно, дворовые территории данной застройки прямоугольные, замкнутые, соразмерные человеку. В зависимости от их архитектурно-пространственной организации и функциональной приспособленности, выявляется два вида дворовых пространств.

Первый вид образован архитектурой классицизма (конец XVIII – первая половина XIX веков) – это двор-парк, двор-сад. Классицистические ансамбли крупных городских усадеб, служивших местом временного проживания, летнего отдыха и развлечений, вмещали в себя господский дом, флигели, хозяйственные постройки, внутренний двор и прилегающий к усадьбе парк или сад. Функции дворового пространства при такой организации перенимает пространство парка, сада, насыщенного малыми архитектурными формами (беседки, фонтаны), скульптурными и ландшафтными элементами. В Екатеринбурге это ансамбль усадьбы Харитонова-Расторгуева на ул. Карла Либкнехта, 44, усадьба главного горного начальника на Набережной Рабочей молодежи, 3, усадьба архитектора М.П.Малахова (копия) на ул. Луначарского, 173 а, усадьбы купцов Рязановых на ул. Куйбышева, 40, 63 (в изначальном виде).

Позднее, с середины XIX века, отмечается угасание «золотого века» классицизма в Екатеринбурге и обращение к архитектуре эклектики, модерна и барокко. Выделяется второй вид дворовых пространств. Эклектичные усадьбы с элементами модерна совмещают в себе жилую и торговую функции, что обусловливает частичный или полный отказ от двора-сада с сохранением внутреннего прямоугольного хозяйственного двора, включающего в себя хозяйственные постройки, склады, амбары, конторы. Данный вид дворового пространства, подобно внутренним дворам крупных усадеб, выполняет роль связующего транзитного пространства и не предполагает особой архитектурно-художественно выразительности. Двух-, трехэтажными купеческими особняками в стиле позднего классицизма, эклектики и модерна сформирован облик главных улиц дореволюционного Екатеринбурга – это улица Уктусская (ул. 8 Марта), Успенская (ул. Вайнера), Главный проспект (ул. Ленина) и Покровский проспект (ул. Малышева).

Здесь отчетливо очевидно, что образование того или иного вида дворовых пространств и пространственных связей в данный исторический период определялось необходимостью, вытекающей из образа жизни, характера деятельности владельца. Отсюда происходит высокая степень освоенности двора, закрытый характер и, скорее, частное, а не публичное использование.

Второй период крупных градостроительных изменений охватывает временной отрезок с 20-х по 90-е годы XX века, обозначая послереволюционное развитие Екатеринбурга и переименование его в город Свердловск. Ведущими архитектурными направлениями на первом этапе данного периода стали конструктивизм (1920 – 30-е гг.) и неоклассика – «сталинский ампир» (1940 – 50-е гг.), во многом перенявшие ансамблевые принципы и классицистические традиции регулярной планировки. В результате обращения к новым архитектурным направлениям в преобразовании облика города, были сформированы следующие виды дворовых пространств: это дворы «соцгородков» (Городка Чекистов, ВТУЗгородока, жилые комплексы домов Госпрома) и дворы жилых комплексов и ансамблей неоклассики (дома на ул. Свердлова, 11, Куйбышева, 48 г, проспекте Ленина, 13 а).

Натурное обследование придомовых территорий показывает, что приемы пространственной организации и характер предметного наполнения пространств во многом оказались схожи. Дворы этих типов застройки компактные, прямоугольные замкнутые или П-образные, имеют четко фиксированные границы и упорядоченную систему распределения пешеходных потоков. Тем не менее, функциональное зонирование дворов выглядит достаточно условным, лишенным цельной художественно-образной основы, – это участки игровых площадок для детей дошкольного и младшего школьного возраста и небольшие фрагменты рекреационной зоны при них. Предметно-пространственное наполнение составляет смешанные разновременные объекты: каменные элементы благоустройства появившиеся единовременно с застройкой и металлические игровые комплексы, обустроенные во второй половине XX века.

Коренные преобразования строительных подходов произошли в 1960 – 90-е годы архитектурного развития Свердловска. Массовая застройка большинства жилых районов (Ботанический, Юго-Западный, Верх-Исетский, Пионерский, Сортировочный, Уралмаш, Комсомольский и др.) типовыми блок-секционными зданиями, максимально упрощенными в плане и лишенными каких-либо архитектурно-художественных средств выразительности, привела к безликости, монотонности образованного пространства, сложности ориентации; смешению функций пространства улицы. Так формируется следующий вид дворового пространства, образованный типовой архитектурой периода индустриального домостроения.

Согласно исследованию К. В. Синицына, в застройке 60 – 90-х годов выделяют пять типов пространств [1, c.11]: это сквозное пространство, замкнутое с двух сторон одинаковыми зданиями; замкнутое прямоугольное пространство квартальной застройки (двор-квартал); замкнутое пространство с детским садом посередине, характерное для прямоугольной, многоугольной застройки; безграничное пространство вокруг отдельно стоящего высотного здания; линейное пространство вдоль фронта рядовой застройки. Указанные типы по характеру организации в границах общей придомовой территории пространства двора могут быть выделены как четыре вида – это двор «хрущевской» застройки в пять этажей, двор прямоугольной квартальной застройки 9 – 12 этажей, двор прямоугольной и многоугольной застройки 9 – 14 этажей, двор точечной застройки домов в 16 этажей. Необходимость быстрого возведения жилых объектов во второй половине XX века привела к отказу от ансамблевых принципов организации архитектурных объемов и пространства.

Конец XX – начало XXI веков определяет третий, постсоветский, период градостроительного развития Екатеринбурга, характеризующийся усилением социально-экономического расслоения общества, а следовательно, – уровнем качества возводимой архитектуры центра и периферии. Расцвет строительства в этот период открывает новые взгляды на формирование жилой среды, выразившиеся, в том числе, в стремлении возродить привычный камерный образ дворового пространства. Дворовые пространства, образованные эклектичными «мини-ансамблями» элитной застройки на ул. Радищева, Красноармейская, Белинского и более экономичными жилыми комплексами окраинных районов, различаясь степенью изолированности территорий, уровнем инженерно-технической оснащенности, дизайнерской проработки и качеством используемых строительных материалов, в подходе к архитектурно-художественному решению придомовых территорий во многом остаются схожи. Функциональное зонирование и расстановка элементов благоустройства на территории дворов по-прежнему оказывается искусственно-формальной и не является удовлетворительным способом организации двора, предполагающего различные формы деятельности жителей всех социальных групп.

Таким образом, каждый из рассмотренных периодов в истории формирования Екатеринбурга отличается определенными структурными и качественными преобразованиями архитектуры жилой среды и придомовых территорий. Выделенные виды дворовых пространств, отнесенные к конкретному типу застройки, обладают разной степенью проявления ансамблевых качеств – от максимально выраженного их средоточения и насыщенности в классицистических ансамблях городских усадеб до их отсутствия в жилой застройке периода индустриального домостроения, что, разумеется, обусловлено уровнем взаимосвязи архитектурного объема и заключенного им пространства, а также архитектурно-художественными предпочтениями эпохи. Решающую роль в которых, конечно же, играет человек как носитель культуры.

Для выявления специфики преобразования выделенных видов дворовых пространств на основе архитектурных приемов развивающегося ансамбля и средств декоративного искусства отдельное внимание необходимо уделить современному пониманию явления «ансамбль». В рамках традиционных научных исследований ансамбль – это «некие вполне сопоставимые по размерам комплексы, состоящие из ограниченного числа сооружений, связанные общим пространством и образующие отдельную цельность, независимую или противопоставленную окружению» [2, с.13]. Оценивая ансамбль как степень пространственной упорядоченности, можно сказать, что он представляет собой «крайнюю степень организации в процессе архитектурной композиции» [2, с.17]. В более поздних, современных, научных исследованиях (работы Ю. В. Ранинского, М. А. Некрасовой, О. А. Шипицыной, А. Л. Маргушина, Ю. М. Лотмана) сущность ансамбля раскрывается с позиции системности этого явления, его способности к саморазвитию, иными словами, ансамбль – это не только сложившаяся «целостность» и «гармоническое единство», а система, наделенная устойчивостью вследствие постоянной изменчивости.

В связи с тем, что двор является небольшим, свободно обозримым пространством, особую значимость в его организации приобретает декоративный характер оформления. Соответственно, в рамках изучения архитектурно-художественных особенностей дворовых пространств Екатеринбурга важно выделить два сущностных аспекта, определяющих взаимодействие элементов архитектурного ансамбля, рассматривающих, с одной стороны, качества их взаимосвязи, с другой – содержательное основание этой взаимосвязи (рис.1).

fil1.jpg

Первая составляющая развивается в синергетическом подходе теории самоорганизации, раскрывающем полноценную картину условий постоянного обновления внутри ансамбля («вечного ансамбля»), то есть механизмов его эволюции. Так, в работах А. Л. Маргушина и О. А. Шипицыной выделено пять состояний архитектурного пространства, обозначающих «процесс становления и последующего развития ансамбля» [3, с.131]: консонасное, стремящееся к консонансности, центральное, стремящееся к диссонансности, диссонансное. Каждое из этих состояний характеризует стремление пространства к ансамблевой упорядоченности (консонансности) или раздробленности, хаотичности (диссонансности). Опираясь на эти исследования в границах данного аспекта, определяются две фиксированные (конечные) и три динамичные (развивающиеся, переходные) формы архитектурной системы «двор – застройка».

Фиксированными формами являются полярные состояния предельной организованности и бессвязной разрушенности, обозначенные как памятник и хаос. Памятник, вследствие предельной организованности, характеризуется слиянием элементов и практически полным отсутствием в этой системе пространства, которое, как более подвижный ее компонент, отчуждается, подстраиваясь под современные городские функции. Примером такого пространства в Екатеринбурге является особняк усадьбы Агафуровых. на ул. Сакко и Ванцетти, 28. Хаос определяется полным отсутствием структурной упорядоченности элементов, их чрезмерным разнообразием. Пространства такой архитектурной системы существуют независимо от архитектурных объемов и форм, как например, в типовой застройке 1980 – 90-х годов. Таким образом, обе эти формы выходят за границы явления «ансамбль» и представляют собой крайние внеансамблевые пространства.

Динамичные формы, как состояния системы, включенной в процессы функционирования городской структуры – классический ансамбль двора (застывший ансамбль), развивающийся ансамбль двора, распадающийся ансамбль двора – в связи с постоянными изменениями соотношения степени упорядоченности и хаотичности в пределах ансамбля двора – представляют собой условно обозначенные состояния архитектурной системы, существующие лишь на этапе сдачи объекта в эксплуатацию или реконструкции. Оценка дворового пространства с позиции качества взаимосвязи выявляет возможные направления развития и варианты преобразования рассматриваемой архитектурной системы.

Вторая составляющая, ориентирована на раскрытие содержательного основания взаимосвязи элементов архитектурного ансамбля, определяя его как «структуру, пронизанную синтезом искусств» [4, с.16]. Согласно М. А. Некрасовой, важно обращение к художественной и духовной стороне организации ансамбля, который построен не за счет рациональной упорядоченности формальных связей, а как «содержательно-образное единство разных элементов и частей художественной целостности» [4, c.14], поддерживаемого с помощью средств декоративного искусства. Обращение именно к декоративному искусству следует объяснить особой природой декоративного мировосприятия, которое, в отличие от станкового искусства, основывается на преображении реального за счет идеализации образа (а не его индивидуализации). В ансамбле это преобразующее свойство декоративного искусства проявляется в способности изменять пространственное окружение и архитектуру, возводя на передний план её художественные начала, а соответственно, – и культурные, ценностные ориентиры, сформировать необходимые связи между архитектурой и предметно-пространственным окружением.

В контексте решения проблемы архитектурно-художественного преобразования пространства двора, две эти составляющие были объединены в связку в схеме взаимодействия форм архитектурной системы и декоративно-художественных средств ее организации (рис. 2). Выявление средств выразительности, как механизмов ансамблевого синтеза искусств и преобразования пространства, позволяет сформировать переходные типы предметно-пространственных ансамблей двора.

fil2.jpg

Классическому (застывшему) ансамблю, как наиболее устойчивому, согласованному пространственно-поведенческому комплексу, соответствуют характерные для эпохи, стилистически и образно подчиненные его структуре художественные средства (двор-парк усадьбы Расторгуева-Харитонова на ул. Карла Либкнехта, 44).

Развивающийся ансамбль предполагает развитие вневременных и внестилистических свойств, где взаимосвязь элементов происходит не на уровне подчинения, а в органичном пространственно-художественном «сплаве» на основе использования разнородных и разновременных архитектурно-художественных средств выразительности, т. е. ассамбляжа, отражающего диалог в пространстве различных слоев культуры (двор жилого комплекса городка Чекистов на ул. Ленина, 69).

Распадающийся ансамбль, является пространством с нарушенными связями частей и целого (двор усадьбы А.Рязанова на ул. Куйбышева, 40). Пространство организуется за счет средств современного искусства с возможностью полной трансформации в арт-объект.

Таким образом, понимание ансамблевого построения архитектурного пространства двора выходит далеко за рамки вопросов гармоничного объемно-планировочного решения и композиции. Представления о качественной и содержательной стороне взаимодействия и связи элементов ансамбля позволяет говорить о направлениях развития и преобразования архитектурных систем как компонентов городской структуры (рис. 3).

fil3.jpg

Выделенные в результате исследования градостроительной среды Екатеринбурга по временной принадлежности десять видов дворовых пространств могут быть обобщены на основе оценки их объемно-планировочных характеристик и качества их предметно-пространственного наполнения в пять упрощенных видов. Это дворы усадебной застройки конца XVIII – начала XX веков, дворы конструктивизма - неоклассики первой половины XX века, дворы типовой блок-секционной застройки 60 – 90-х годов XX века, эклектичные дворы городского центра и дворы периферии начала XXI века, обозначенные в отдельные виды в связи с отличиями их декоративно-художественного оформления. Данным видам дворовых территорий, сообразно с предложенной схемой, подбираются варианты дальнейшего развития и желаемые пути преобразования в типы предметно-пространственных ансамблей. Механизмами перехода в желаемое состояние архитектурной системы будут являться композиционные приемы архитектуры и средства декоративного искусства, преобразующие возможности которого в связи с широтой воплощаемых образов трудно переоценить. В результате, появляется возможность сформировать качественно иную атмосферу дворового пространства, наполненную смыслом, сообразную мироощущениям находящегося в нем человека.


Библиография

  1. Синицын К. В. Архитектурно-пространственная организация жилой застройки Екатеринбурга периода индустриального домостроения [Текст] : автореф. дис. … канд. архитектуры : 18.00.01 / К. В. Синицын. – Екатеринбург, 2006. – 23 с.
  2. Архитектурный ансамбль как форма реализации синтеза : сб. науч. тр. [Текст] / под ред. И. А. Азизян, Л. И. Кирилловой. – М. : Изд-во ВНИНТАГ, 1990. – 200 с. : ил.
  3. Шипицына О. А., Маргушин А. Л. Ансамблевый потенциал архитектурного пространства [Текст] / О. А. Шипицина, А. Л. Маргушин // Приволжский научный журнал. – 2010. – N 1(13). – С. 128 –133.
  4. Искусство ансамбля : художественный предмет – интерьер – архитектура – среда [Текст] / сост. и науч. ред. М. А. Некрасова. – М. : Изобразительное искусство, 1988. – 464 с. : ил.
  5. Букин В. П., Пискунов В. А. Свердловск. Перспективы развития до 2000 года [Текст] / В. П. Букин, В. А. Пискунов ; пер. Б. Е. Зарубина. – Свердловск : Сред.-Урал. кн. изд-во, 1982. – 258 с.: ил.

 


ISSN 1990-4126  Регистрация СМИ эл. № ФС 77-50147 от 06.06.2012 © УрГАХУ, 2004-2017  © Архитектон, 2004-2017