№58
Июнь 2017
ISSN
1990-4126

English

«Архитектон: известия вузов» № 34 - Приложение Июль 2011

Архитектура


 Штин Ольга Владимировна

аспирант УралГАХА Научный руководитель: кандидат архитектуры, профессор Дектерев С. А. ГОУ ВПО "Уральская государственная архитектурно-художественная академия", г. Екатеринбург, Россия

ЖИЛИЩНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО В ГОРОДЕ НИЖНИЙ ТАГИЛ В ДОВОЕННЫЙ ПЕРИОД


УДК: 728.1(470.5)

В статье анализируется процесс развития жилищного строительства в Нижнем Тагиле в 30 – 40-е годы XX века. Рассматривается принцип распределения типов жилья по годам с момента формирования города Нижний Тагил. Автор устанавливает основные особенности создания планировки города. Также исследуются планы по разработке жилых домов и квартир.

Ключевые слова: промышленные города, конструктивизм, жилищное строительство, бараки


До революции 1917 года Нижний Тагил представлял собой заводской поселок, который так и назывался – Тагильский завод. В 1919 году, когда три поселения, объединившись, получили статус города, город стал бурно развиваться благодаря возникновению в его структуре двух мощных центров притяжения – крупных заводов, что повлекло увеличение притока населения. Данный процесс актуализировал проблему нехватки жилья, вследствие чего темпы строительства многоквартирных домов многократно усилились. Естественно грандиозное строительство в сжатые временные сроки были возможными лишь с применением типовых серий многоквартирных жилых домов, кроме того финансовое обеспечение строительства было недостаточным. Конечно, это отрицательно сказывалось на качестве строительных материалов, внешнем облике зданий и застроенных территорий в целом, планировочном решении квартир и т.д. Идеология того периода рассматривала человека как формализованную единицу рабочего класса; не уникальную личность, а средство достижения государственных целей.

Однако единовременность застройки и универсализация объектов и территорий имели и положительный эффект. Планировка города стала упорядоченной, его территория многократно увеличилась. Бесплановости в застройке был положен конец. Жилфонд города с 200 тыс. м2 в 1918 г. к началу Великой Отечественной войны увеличился до 738 тыс. м2. Построены сотни многоквартирных благоустроенных домов, организованы новые жилые кварталы: соцгород Дзержинского района, поселок Рудника им. III Интернационала, Технический поселок Нижнетагильского металлургического завода.

Но темпы и масштабы строительства промышленных объектов значительно опережали темпы возведения жилья и развития системы коммунально-бытового хозяйства. В период Великой Отечественной войны, когда шел активный процесс эвакуации предприятий и размещения их в уральских городах, эта проблема усилилась. В довоенный период численность населения увеличилась со 100 до 400 тысяч человек. Однако сетями водоснабжения обслуживалось менее 20% всего городского населения, канализацией – 5,2%. Еще больше проблемы обострились в годы войны, когда приехали вместе с предприятиями эвакуированные. В 40-е годы, несмотря на прирост жилого фонда на 147 тыс. м2, обеспеченность жильем из расчета на одного человека сократилась.

sht1.jpg

Рис.1 а,б. Эскизный проект застройки района "Красный Камень"

Достижение поставленной цели – обеспечить всех приемлемым жильем – разбивалось о несовершенство строительной индустрии. Приходилось применять местные строительные материалы или разбирать полуразрушенные здания и использовать повторно. Архитекторы создавали планы застройки кварталов и даже целых городов на незастроенных территориях, как, к примеру, жилой городок возле Уральского вагоностроительного завода (рис.1). Заводу-гиганту, олицетворяющему индустриальный облик советского государства, должен был соответствовать столь же масштабный город нового типа – социалистический, или, как тогда называли, соцгород. Это не просто жилой район, примыкающий к заводу, а город, имеющий свою «идеологию». Город-коммуна, город-мечта, где людей объединяет не только общность труда, но и новая жизнь, новый быт и новые социальные отношения.

Первичной единицей соцгорода является жилой дом, группа жилых домов составит комплекс, в системе которого образуются ясли, детсад, столовая, клуб и т.д. Комплекс охватит до 900 чел. Группа комплексов составит жилой квартал. Основным показателем, определяющим квартал, является школа, которая охватит до 960 учащихся. Продовольственное снабжение будет сконцентрировано в кварталах, там же – гаражи, прачечные. Группа жилых кварталов объединяется в район. В районе создается большой клуб – центр культурно-просветительской работы. Почтовые отделения, телеграф, аптеки, бани, диспансеры будут созданы в каждом районе.

sht2.jpg

Рис.2. Квартал УВС. Технический проект застройки

Следующим звеном, и последним, служит город. В городе будут сосредоточены руководящие жизнью и работой районов централизованные учреждения. Их работа будет основана на четком плане и пойдет по строгой линии: с одной стороны – связи с заводоуправлением, и с другой – с районами. Дом Советов, банковские и кредитные учреждения, гостиницы, типография, Дом книги, Дом культуры, стадион, группа учебно-воспитательных единиц, коммунально-хозяйственные учреждения (пищекомбинат, гараж, трамвайное депо и т.д.) – все это будет определять лицо социалистического города.

Соцгород будет состоять преимущественно из трехэтажных каменных домов и частично, в центре, из пятиэтажных. Каждый жилой дом обслуживается умывальной с душем, уборной и т.д. К каждому дому подводится водопровод. ТЭЦ вместе с комбинатом будет обслуживать и город.

sht3.jpg

Рис.3. Проект застройки района "Красный Камень", 1934 г., "Горстройпроект"

Сохранились чертежи, на которых видно, как рационально собирались строить жилье, а рядом – детские сады, школы, прачечные, бани, объекты культурного и спортивного назначения (рис. 2, 3). К сожалению, действительность разбила эти мечты в прах, и вместо амбициозных планов строителям пришлось осуществлять временные варианты барачных поселков, что было обусловлено слабым финансированием. Сметы на строительство соцгорода сократили втрое. Тем не менее, началось возведение капитальных каменных зданий, которые и сегодня выделяются на фоне безликих «хрущевок» и «коробок» более позднего периода своей уникальной архитектурой и необычным внешним видом.

Так что же строилось в Нижнем Тагиле, какие архитектурные веяния и пристрастия создавали новый облик старого демидовского поселения и одновременно молодого советского города?

Бурный рост нового строительства в городах Уральского Горнозаводского округа относится ко второй половине 30-х годов прошлого столетия. В соответствии с политикой советских властей, было утверждено подавить любое свободомыслие. Особенно это было заметно в столичной архитектуре, где начался явный отход от принципов конструктивизма в пользу зарождающейся неоклассики. «Каждая стилистическая система (если это не легковесная и неустойчивая художественная мода) всегда выдвигает свои характерные планировочные приемы и конструктивные схемы, опираясь на современную ей строительную технику, и оперирует определенным кругом художественных средств, дающих возможность выражать социальные и политические идеи, присущие данной эпохе. Функционализм как эклектическая концепция противопоставил себя беспринципной эклектике ХIХ в. уже на самых ранних этапах своего развития» [1, с. 151].

Вдали от центра, в провинции, конструктивизм задержался дольше. Здесь активно осваивались новые территории, на которых строились заводы-гиганты под лозунгом «Догнать и перегнать Америку!». Вокруг промышленных строек возводились жилые районы города. Все это происходило прямо посреди тайги или поблизости от захолустных деревянных поселений. Собственных архитекторов, проектировщиков и проектных организаций в городах того периода не было (первые специалисты-архитекторы появились в 1933-35 годах).

Областной центр – Свердловск – активно застраивается в 1930-32 годах и успевает захватить расцвет стиля. В то же время в Нижнем Тагиле – административном центре Горнозаводского округа, городе самом большом по площади и населению – только начинается работа по планировке, которую ведут столичные архитекторы. Так, в 1934 году московским институтом «Горстройпроект» в мастерской А. М. Мостакова разрабатывается, а в 1935 году принимается к исполнению генеральный план города. «Согласно детального проекта планировки, а также и генсхемы Тагила – на земельном участке «Красный Камень» – площадью 93 гектара, организуется 6 кварталов и административно-культурный центр района. Северная сторона квартала выходит в защитную зону расстоянием в 1,5 км, установленную между жилыми и промышленными территориям, а южная сторона квартала на магистральную улицу. Такое расположение проектируемого квартала в системе района «Красный камень» определило не только первоочередность его строительства, но также изменение фронта строительных работ. Первоначально по проекту архитектора Гинзбурга М. Я. застройка этого района намечалась не с центральной части, а с северной, т.е. периферийной, где в настоящее время построено два жилых 5 этажных дома» [4, с. 3]. Конечно, и другие проектные организации разрабатывали проекты, но в реальность воплотился именно проект мастерской А. М. Мостакова, и один из районов города, новостроящийся Красный Камень (рис. 3), выполнил известный мастер конструктивизма архитектор М. Я. Гинзбург. Но и из этого рабочего проекта была осуществлена только малая часть, два жилых дома, которые были построены до начала Великой Отечественной войны и на сегодняшний день носят статус памятников федерального значения (рис. 4).

sht41.jpg sht42.jpg

Рис.4. Квартиры №1 и №2 на ул. Жуковского,8

В Дзержинском районе, где строился завод-гигант и по замыслу проектантов должен был вырасти самостоятельный город, удалось построить целые кварталы жилых и общественных зданий в стиле конструктивизма. В пояснительной записке к проекту города Нижний Тагил за 1934 год прослеживается мысль о создании «Дома коммуны» – проблема была выдвинута жизнью в связи с увеличением персонала для заводов-гигантов. Смысл «Дома коммуны» заключается в том, что нужно было строить здание целиком со всеми элементами обслуживания (жилье, столовая, клуб, прачечная, магазин), но это было не под силу ввиду большого жилищного кризиса. Следовательно, идея «Дома коммуны» лишь временно была сдана в архив.

Но поскольку победивший пролетариат был хозяином страны, архитектура должна была предложить ему поистине царские палаты, где воплотились бы мечты о жизни в комфортном, светлом и просторном доме. Поэтому в домах, построенных в то время, не наблюдается экономичных решений. В домах, в основном, секционных, по две квартиры на этаже, созданы максимальные бытовые удобства – большие по площади кухни, балконы, изолированные комнаты, в некоторых домах естественное освещение ванн, санузлов. Прослеживается принцип объединения, создания связей между жителями дома – группировка балконов, общие лестничные клетки. Мечты обычно разбивались о суровую действительность – дома строились долго, гораздо дольше, чем обычные бараки, где и проживала основная часть рабочих. Поэтому просторные квартиры заселялись несколькими семьями, благо просторные места общего пользования это позволяли. Коммунальный быт соответствовал насаждаемому в стране принципу коллективизма.

Если в декабре 1932 года было принято решение больше не строить бараки, а только постоянные брусковые дома, то 1934 год стал переходным от деревянного к каменному жилищному строительству. Уже в первом полугодии начали строить трех- и четырехэтажные каменные дома. Дома в стиле «конструктивизм» выглядели эффектно, это был новый стиль в строительстве, чего не было доныне. Стиль домов отошел от элементов отжившей классической системы за счет проникновения простоты ясных и ничем не скрытых конструкций и рационального использования пространства. Как отмечает А. В. Бунин, «…этот стиль возводил обнажение конструкций в художественный принцип, что резко отличало его от других стилей прошлых эпох. Совершенство пропорций лапидарной архитектурной формы, полное отсутствие декора, рационализм в решении функциональных задач и правдивое отношение к конструкциям и строительным материалам – вот тот «символ веры», с которым выступили зачинатели и проповедники функционализма» [1, с. 151].

«Благоустройство и коммунальное обслуживание находятся в первобытном состоянии. К началу 1932 года не имеет ни водопровода, ни канализации»[3, с.2]. В связи с таким положением города зародилась мысль об удовлетворении коммунальных потребностей. И здесь видим организованное строительство производства, его стандартизацию. И отсюда возникает структура коллективизма, размах архитектурного масштаба.

Естественно, что в период индустриализации, когда строительных материалов не хватало на промышленных площадках, при возведении жилых домов использовался режим экономии. И что из этого получилось: большие площади, комфортные условия проживания и применение самых простых строительных материалов. Перекрытия в большинстве домов деревянные, и только надподвальные выполнены из железобетона для увеличения долговечности и жесткости конструкций. Наружные и внутренние капитальные стены сделаны из кирпича, а перегородки – дощатые. Горкомхоз в 1934 году определил правила, по которым следовало строить жилье.

«В основу проектирования тех или иных конструкций и материалов по сооружению кварталов необходимо принять следующие установки:
а) всемерное использование местных материалов и отходов;
б) применение новейших материалов, проверенных на практике, с хорошей аттестацией;
в) материалы должны обладать наименьшим коэффициентом теплопроводности, большой огнестойкостью; транспортабельностью и механической прочностью;
г) материалы и конструкции должны требовать наименьшее количество квалифицированной работы;
д) принятые конструкции и материалы должны отвечать современным требованиям архитектурно-художественного оформления зданий и сооружений»[5, С. 79].

Появление нового жилья также вызвано меняющимися требованиями человека к своему жилищу и совершенствованием строительных технологий. В домах стиля «конструктивизм» были просторные комнаты, высокие потолки 3-3,3 м. На каждом этаже располагалось по 2 квартиры с различным числом комнат – от 2 до 4 . Площади комнат были от 8 м2 до 26 м2. Почти в каждой квартире был балкон, а в некоторых еще и лоджия. При сдаче дома в эксплуатацию квартиры были обеспечены ванными, раковинами в ванной и на кухне, унитазом, санузлы делались раздельными с естественным освещением. Была произведена простейшая отделка комнат (рис.4).

Впрочем, из-за той же нехватки жилья такие квартиры чаще доставались специалистам и руководителям, приглашенным на строительство и ,затем, на заводы. В Дзержинском районе Нижнего Тагила есть дом на ул. Ильича, 2, который был построен для инженерно-технических работников. Его до сих пор называют «Дом дирекции». По адресу ул. Дзержинского, 34 с 1941 по 1944 гг. проживал выдающийся советский ученый, основатель института электросварки АН УССР академик Е.О. Патон.

Заключение

Из сказанного выше видно развитие жилищного строительства в городе Нижний Тагил в довоенный период. В связи с необходимостью жилой площади для приезжих рабочих и потребности населения проживать в комфортабельных условиях. Упоминаемые дома, как и многие другие в Нижнем Тагиле, являются архитектурными памятниками и находятся в хорошем состоянии, так как выполняются ремонтно-реставрационные работы научно-производственным центром по охране и использованию памятников истории и культуры Свердловской области. Но такая судьба далеко не у всех зданий. Сегодня дома в стиле «конструктивизм» выгодно отличаются от зданий более поздних архитектурных стилей и, оригинальным внешним видом, и удобным, комфортным внутренним устройством. Уже давно исчезло такое понятие, как коммунальное проживание, и квартиры в таких домах – это наиболее востребованное жилье на вторичном рынке. Дома, как правило, расположены в центральных частях городских районов, что является дополнительным плюсом для проживающих в них. Поскольку эти дома достаточно большие, то в них размещались не только жилые квартиры, но и магазины, бытовые предприятия для обслуживания жильцов. Тем самым выполняется задумка архитекторов, которые планировали дома в стиле «конструктивизм» как центральные в жилых кварталах.


Библиография

  1. Бунин А.В. История градостроительного искусства. В 2 т. Т. 2. Градострительство ХХ века в странах капиталистического мира / А. В. Бунин, Т. Ф. Саваренская. – М.: Стройиздат, 1979. – 411 с.
  2. Былинкин, Н. П. История советской архитектуры (1917-1954 гг.) / Н. П. Былинкин [и др.] ; под ред. Н. П. Былинкина и А. В. Рябушина. – Изд. 2-е, перераб. и доп. – М.: Стройиздат, 1985. – 255 с.
  3. Государственный архив Свердловской области. Нижнетагильский филиал. Ф. 69. – Оп.. 1. – Д. 70. – Л. 1-2: План развития коммунального хозяйства гор. Тагила, 1933-37 гг.
  4. Государственный архив Свердловской области. Нижнетагильский филиал. Ф. 69. – Оп.. 1. – Д. 145. – 18 л: Проект застройки квартала №2 на «Красном Камне» в Нижнем Тагиле 1939 г.
  5. Государственный архив Свердловской области. Нижнетагильский филиал. Ф. 243. – Оп.. 1. – Д. 18. – 453 л: Историческая справка о деятельности треста за период с 1931 года по 1/7/1941года.
  6. Козлова, Л. И. Архитектура конструктивизма города Нижнего Тагила: Монография/Л. И. Козлова, Л. П. Холодова. – Екатеринбург: Архитектон, 2008. – 86 с.: ил.

 


ISSN 1990-4126  Регистрация СМИ эл. № ФС 77-50147 от 06.06.2012 © УрГАХУ, 2004-2017  © Архитектон, 2004-2017