№58
Июнь 2017
ISSN
1990-4126

English

«Архитектон: известия вузов» № 34 - Приложение Июль 2011

Архитектура


 Исина Асем Засановна

магистрант ЕНУ Научный руководитель: кандидат архитектуры, доцент Садыкова С.Ш. Евразийский национальный университет им. Л.Н. Гумилева г. Астана, Казахстан

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКТОР – КАК ОСНОВА ВОСПРИЯТИЯ АРХИТЕКТУРНОГО ПРОСТРАНСТВА


УДК: 72.017.9

В данной статье рассматриваются понятия архитектурного пространства и архитектурной психологии, современные приемы создания архитектурного пространства, психологический подход к архитектурному проектированию.

Ключевые слова: архитектурное пространство, восприятие, темперамент, психика, индивид, формообразование, дизайн


Архитектуру называют «застывшей музыкой». И действительно, влияние внешнего облика здания, и особенно его внутреннего пространства, на человеческую психику сопоставимо с воздействием мелодии. Порой даже незначительный нюанс может повергнуть в грусть или, наоборот, вызвать ощущение бодрости, прилив сил и радость.

Психология архитектуры – область, занимающаяся психологическими аспектами проектирования и использования архитектурных сооружений. В ее компетенцию входит исследование психологических механизмов восприятия пространства, взаимосвязи структуры и качеств архитектурной среды с деятельностью и поведением человека, а также развитие коммуникации в определенных средовых условиях. В практическом приложении – это создание удобной для пользователей здания архитектурно-планировочной структуры, правильно воздействующей на их чувства, удовлетворяющей их целям, намерениям и психофизиологическим особенностям.

Исторически так сложилось, что в задачи архитекторов и проектировщиков входили интерпретация и учет потребностей, желаний и физических возможностей пользователей их зданий. Но архитекторам, более ориентированным в сферу искусства, сложно учесть все необходимые характеристики, не имея соответствующего психологического образования. Кроме того, сами архитекторы, дизайнеры и проектировщики часто отличаются от типичных пользователей по образованию, подвижности и своим психофизическим характеристикам. С этим связана необходимость привлечения экопсихологов к проектированию сред. Изначально последние приглашались архитекторами для учета «человеческого фактора» (т.е. психологических, физиологических, эргономических и социально-психологических параметров основных групп пользователей пространства) в проекте архитектурного сооружения.

Главной особенностью в восприятии архитектуры является восприятие пространства, созданного архитектурными элементами – стенами, крышей, окнами и т.д. В число главных средств воздействия на восприятие входит ритм. Ритмичность, повторяемость отдельных элементов в пространстве облегчает восприятие, по сравнению с неупорядоченным множеством. Ритму подчиняются пластичность, фактура, цвет и освещение.

Архитектурная психология исследует средовые требования к местам, где нам хорошо, где мы можем ощущать себя "дома" или общаться с легкостью и т.п. В целом, однако, нам редко нужно заглядывать в специальную книгу, чтобы знать, каков будет эффект того или иного проектного решения. Мы, скорее, обращаемся к личному опыту, используя его в качестве инструмента уточнения фактов. Разумеется, у каждого свои предпочтения и ассоциации, так что приходится стремиться к различению того, что есть личностное или предопределенное культурой, от универсальных человеческих реакций. В целом, однако, цвета имеют физические характеристики и оказывают психологическое воздействие, от которого никто не защищен, независимо от персональных фобий или предпочтений. В геометрии прослеживаются те же универсальные эффекты. Они же – в пропорциях, поскольку те опираются на измерения человеческого тела, а значит – и в масштабности, и даже в скорости перемещения.

Есть вещи, явно слишком низкие по высоте и тогда уют может перерастать в угнетенность; есть чрезмерно высокие – помещение может приобретать беспокойную вытянутость вверх; есть слишком широкие – и вид может оказаться чересчур широким, придавая комнате излишнюю раскрытость вовне, вступающую в противоречие с ее функциями. У всего есть своя мера габаритов и пропорций. Стоит укоротить ручку ложки на 5 мм, расширить окно на 5 см или поднять карниз на 15 см – и свойства целого изменятся весьма значительно. Если же сосредоточиться на состояниях души, на настроениях, которые хочется придать Месту, пропорциональные отношения возникнут сами собой. Они явно верны (или ложны) для той или иной духовной интерпретации функции, и обычно лишь постфактум их можно проверить математически.

Форма влияет на взаимодействие. Округлый стол способствует тому, что едва знакомые люди втягиваются в общую беседу, тогда как прямоугольный, если за ним более шести мест, будет членить собрание на отдельные группы. У круга единственный фокус, и потому нет ничего легче, чем построить кирпичный купол – достаточно привязать левую руку, укладывающую кирпичи, к столбику в будущем центре. Когда сидишь спиной к стене в круглом зале, его центр влечет к себе с той же силой, с какой был натянут шнур при разметке плана. Это прекрасное помещение для общины, для групповой медитации, для деревенских танцев или для общей дискуссии, но у такого пространство один порок – жесткость, отсутствие гибкости.

Сегодня у зарубежных архитекторов сложилась хорошая традиция обращаться за помощью к психологам в процессе проектирования зданий общественного обслуживания различной спецификации: больниц, судов, тюрем, столовых, университетов и т.д., не говоря уже о парках, площадях и других «общественных территориях» городской инфраструктуры. Опыт и методы экопсихологических исследований помогают им избежать многих проектировочных ошибок и осуществить более тонкую «настройку» здания в соответствии с его функциональностью и потребностями конечных пользователей.

К счастью, канули в Лету те времена, когда в обустройстве интерьера руководствовались исключительно прагматическими соображениями целесообразности и утилитарной пользы. Стремление полностью следовать в этом нередко весьма сомнительным критериям моды и престижа также перестает быть главным, зато на первый план выходит личностный и психологический аспект восприятия архитектурного пространства помещения.

Квартира или частный дом постепенно становятся не просто пространством для жизни, а своеобразным выражением внутреннего мира хозяев. Стиль жилища ориентирован прежде всего на создание комфортного и гармоничного психологического климата, а при тщательном подборе всех составляющих оформления может служить своеобразным пассивным психотерапевтом.

Психологический подход к архитектурному проектированию условно включает в себя две основные функции. Наиболее распространена и общеизвестна гармонизирующая функция, когда обстановка отдельной комнаты или всего дома отражает темперамент человека, его привычки, мировоззрение и менталитет. Задача такого помещения — формировать атмосферу гармонии и покоя. Смелые и нетривиальные решения здесь едва ли оправданы. Фактически подобный прием предполагает пассивность интерьера по отношению к его владельцу. Благодаря оптимальному сочетанию оттенков и фактуры отделочных материалов, а также элементов декора и аксессуаров, интерьер подстраивается под того или иного индивидуума, являясь продолжением его внутреннего «я».

Вторую, гораздо более интересную функцию, можно назвать стимулирующей. Такой способ предполагает установление своего рода обратной связи между дизайном помещения и психикой человека. Дизайн теперь играет активную роль: он выгодно акцентирует те или иные особенности характера и темперамента владельца либо, наоборот, сглаживает и нивелирует нежелательные черты. Например, такой интерьер способен уравновесить импульсивного холерика или воодушевить склонного к депрессии меланхолика.

Не секрет, что популярность фэн-шуй в наши дни в значительной степени обусловлена разнообразием методов организации стимулирующего пространства, которые предлагает это древнее учение. Впрочем, последователи фэн-шуй смотрят еще глубже, заявляя, что правильное обустройство способно таинственным образом влиять не только на психику обитателей дома, но и на события в их жизни, деловой и личный успех.

Разумеется, идеальным можно было бы считать дизайн помещения, сочетающий в себе как стимулирующую, так и гармонизирующую функции. Однако далеко не каждому доступна консультация по психологии интерьера у специалиста или по планировке жилья у мастера фэн-шуй. Тем не менее освоить и применить на практике основы личностного подхода к обустройству дома можно и самостоятельно.

Дизайн интерьера начинается с планировки помещений, с создания определенной структуры внутреннего пространства. С точки зрения психологии такая структуризация имеет первостепенное значение. Фактически она задает ритм жизни в доме и нередко диктует конкретные модели отношений его обитателей друг с другом и гостями. Хотя вариантов пространственной планировки бесчисленное множество, их можно свести к двум основным типам: закрытый и открытый интерьер.

Интерьер закрытого типа подразумевает четкое и фиксированное деление единого целого на несколько изолированных комнат, каждая из которых выполняет определенную функцию. Например, гостиная не может быть по совместительству столовой, а спальня — рабочим кабинетом. С психологической точки зрения здесь во главу угла поставлена приватность и даже интимность жизни владельцев помещения.

Открытый интерьер, напротив, является дизайнерским воплощением концепции доступного общества, демонстрирующего своего рода жизнь напоказ, активный, динамичный и коммуникабельный стиль поведения и, возможно, приоритет общественных и деловых интересов над личными. В наши дни такой тип структуризации жилища реализуется путем гибкой планировки помещения, организации просматриваемого из любой точки пространства, разделенного не на комнаты, а на функциональные зоны.

Два столетия архитекторы добивались этого за счет анфилады смежных комнат. Вопрос о том, на каком из типов планировки остановиться при формировании гармонизирующего интерьера, решается довольно просто. Тем, кто предпочитает уединение, избегает шумных компаний и социальных контактов, подойдет интерьер закрытого типа, а у людей, привыкших постоянно находиться в центре внимания и стремящихся к максимальному расширению круга знакомств, подобный выбор нередко ассоциируется с психологической камерой-одиночкой. Разработка дизайна стимулирующего интерьера требует гораздо более ответственного и творческого подхода.

Тактика шоковой терапии здесь, разумеется, неуместна. Компенсаторная психотерапевтическая идея стимулирующей планировки реализуется посредством умелого использования двух основных приемов: сочетания интерьера закрытого или открытого типа и наличия некоего промежуточного варианта — полуоткрытого жилого пространства. Попробуем разобраться, как это выглядит на практике. Предположим, задача сводится к созданию стимулирующего интерьера для человека, ощущающего определенные трудности из-за своей замкнутости, некоммуникабельности и постоянной погруженности в себя.

Первый прием — единое открытое пространство вместо нескольких отдельных комнат общего пользования (например, гостиной, кухни и кабинета) с одной изолированной личной комнатой, которая служит гармонизирующим элементом.

Второй прием — частичное ограничение степени изолированности каждой комнаты, когда массивные стены заменяют легкими трансформирующимися перегородками, ширмами или стеклянными панелями. Подход к планированию стимулирующего интерьера для человека с импульсивным, холерическим темпераментом будет прямо противоположным по своим целям, но во многом похожим на предыдущий вариант по практическому воплощению. Доминирующая тенденция здесь — усиление и выделение зон единого пространства с помощью мобильных перегородок, зрительно уменьшающих объем отдельного помещения, но не вызывающих ощущения полностью изолированной комнаты. Не менее важно продумать цветовую палитру отделки, общую стилистику помещения, а также мебели и отдельных предметов обстановки. При психологическом подходе к дизайну интерьера это наиболее ответственный этап. Единого универсального рецепта здесь нет и быть не может.

Общие рекомендации допустимо давать, лишь исходя из условной классификации темпераментов на холериков, сангвиников, меланхоликов, флегматиков и их психоэмоциональных характеристик. Современная психология в качестве альтернативы предлагает аналогичную по сути градацию на экстравертов и интровертов активного и пассивного типа. Разумеется, в чистом виде каждый из них встречается крайне редко — темперамент абсолютного большинства личностей можно отнести к смешанному типу. Сангвиниками и холериками принято считать людей, которые не мыслят себя без бурной, кипучей жизни, постоянного пребывания в самой гуще событий. Холерик впечатлительнее сангвиника, причем его активность и динамичность нередко превращаются в импульсивность, что порождает значительные трудности в систематической, целенаправленной деятельности. Сангвиники и холерики не бывают ретроградами и консерваторами, поэтому в дизайне интерьера приветствуются самые смелые стилистические решения — от урбанизма и хай-тека до авангардной эклектики. Гармонизирующий тип интерьера, учитывающий сангвинический темперамент, предполагает максимально гибкую планировку и обширные открытые пространства. В колорите отделки оптимальны теплые и светлые тона, например, мягкие оттенки оранжевого и желтого. Как правило, сангвиники и холерики отдают предпочтение компактной модульной мебели строгого, но одновременно элегантного дизайна.

Стимулирующий интерьер может сместить довольно ровный темперамент сангвиника либо к холерическому типу, либо, наоборот, к более спокойному и медлительному флегматическому. В первом случае основной акцент в цветовой гамме отделки помещения падает на игру контрастов, например, гармонизирующий для сангвиника терракотовый цвет сочетается с насыщенным красным или черным. Предметы обстановки и мебель, выполненные из стекла и никелированной стали будут усиливать эффект. Второй вариант — смещение основного колорита в холодную часть спектра, а общей стилистики помещения — в пользу нестареющей классики. А вот для холерика гармонизирующий интерьер в чистом виде, призванный поддерживать его и без того взрывной темперамент, едва ли оправдан. Стимулирующий интерьер, основная задача которого — уравновесить излишне возбудимую психику холерика, формируется по тем же принципам, что и смягчающий интерьер для сангвиника, разве что воздействие красок здесь более выраженное. Флегматики и меланхолики — полная противоположность сангвиникам и холерикам. Их жизненное кредо — покой, стабильность, защищенность от внешнего мира и полное отсутствие радикальных перемен. Флегматик по своей натуре — закоренелый консерватор, питающий явную слабость к общепризнанным стандартам, тогда как меланхолик сосредоточен на внутреннем мире или, как сказали бы психологи, целиком интроверсирован.

Если позволить представителям каждого из этих психологических типов обставить жилье по собственному вкусу, то дом флегматика будет похож на антикварный магазин (в крайнем случае — на лавку старьевщика), а жилище меланхолика — на мастерскую художника. На основе этого можно определить основные направления разработки гармонизирующего и стимулирующего интерьера.

В цветовой палитре преобладают приглушенные пастельные и темные тона, в случае с интерьером для меланхолика подойдет отделка с оригинальной фактурой или рисунком. Добиться стимулирующего эффекта можно за счет разбавления основной палитры более теплыми и живыми красками, а также привнесением легкой эклектики в убранство помещения. И наконец, при организации психологически ориентированного интерьера для человека, относящегося к смешанному типу темперамента, следует с самого начала установить, какие особенности эмоциональной сферы желательно активизировать, а какие ослабить. Часто для этого нет необходимости затевать масштабную перепланировку квартиры. Иногда достаточно выделить стимулирующую зону в какой-либо части помещения, например там, где находится рабочее место. Гармонизирующий уголок при этом желательно разместить в комнате, предназначенной для отдыха и расслабления, — в спальне или гостиной.


Библиография

  1. Немов П.С. Общие основы психологии / П.С. Немов. – М.: Владос, 1999.
  2. Саймондс Д. О. Ландшафт и архитектура / Д. О. Саймондс. – М.: Стройиздат 1965.
  3. Выготский Л.С. Психология искусства / Л.С. Выготский. – М., 1986.
  4. Степанов А.В. Архитектура и психология: учеб. пособие / А.В.Степанов, Г.И. Иванова, Н.Н. Нечаев. – М.: Стройиздат,1993.
  5. Шубенков М.В. Структурные закономерности архитектурного формообразования: учеб. пособие / Шубенков М.В. – М.: Архитектура-С, 2006.
  6. Серов Н.В. Цвет культуры: психология, культурология, физиология / Н.В. Серов . – СПб.: Речь, 2004. – 627 с.


ISSN 1990-4126  Регистрация СМИ эл. № ФС 77-50147 от 06.06.2012 © УрГАХУ, 2004-2017  © Архитектон, 2004-2017