№3(59)
Сентябрь 2017
ISSN
1990-4126

English

«Архитектон: известия вузов» № 34 - Приложение Июль 2011

Архитектура


 Молодых Марина Сергеевна

студент.
Научный руководитель:
кандидат архитектуры, профессор А.Е. Енин,
ГОУ ВПО "Воронежский государственный архитектурно-строительный университет",
Воронеж, Россия, e-mail: molodix@bk.ru

РЕТРОСПЕКТИВНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ПАМЯТНИКА АРХИТЕКТУРЫ XVIII ВЕКА ВОРОНЕЖСКОЙ ГУБЕРНИИ – УСАДЬБЫ ЛОСЕВЫХ-СОМОВЫХ


УДК: 72(09):712 708

В исследовании проведён ретроспективный анализ памятника архитектуры. Дана историческая справка о происхождении села, основателях усадьбы, подробно описано состояние комплекса на сегодняшний день. Восстановлены по чертежам обмеров фасады главного усадебного дома, а также план здания. Актуальность исследования состоит в том, что сведения о сохранившихся усадьбах центральной части России (ЦЧР) сегодня весьма отрывочны и не систематизированы. Для дальнейшего изучения усадебного строительства региона необходимо на основе архивных документов выявить данные об уже «утраченных» усадьбах ЦЧР, идентифицировать возможные места их расположения, а также представить четкую характеристику сохранившихся объектов, включающую не только историческую справку, но и схему генерального плана, обмеры построек комплекса. Это позволит в дальнейшем систематизировать усадьбы региона, предложить варианты по реконструкции и реставрации сохранившихся памятников архитектуры.

Ключевые слова: архитектурное наследие, провинциальное усадебное строительство, ретроспективный анализ, усадьба Лосевых-Сомовых


Сельские дворянские усадьбы – это целый исторический пласт, концентрировавший в себе культурные, духовные и природные ценности России. Как и деревни, они были неотъемлемым компонентом русской жизни, основой национального своеобразия русской культуры. Усадьба – это издревле русский тип жилища, прошедший свой путь исторического развития. Понятие «сельская дворянская усадьба» вошло в обиход с появлением дворянского сословия в XVIII веке. Усадьба служила местом проведения досуга либо местом постоянного проживания и часто источником дохода. Поэтому она представляла собой социально – административный, хозяйственно – экономический, архитектурно – парковый и культурный комплекс, состоявший из жилых, хозяйственных, производственных, парковых построек и возделываемых земель. Сельская дворянская усадьба со свойственной ей самодостаточностью являлась не только благоприятной средой обитания и культурно – художественным центром в формировании ландшафтов центральных губерний европейской России. При этом каждый регион в силу историко-социальных, экономических, природных и других особенностей имел свою специфику усадебного расселения и архитектуры усадебных комплексов.

Все области центральной части России (ЦЧР) – это единый регион, единый пласт, объединенный общей историей. Поэтому логично рассматривать, изучать памятники архитектурного наследия системно в пределах одного региона. На сегодняшний день известны работы по изучению усадеб Курской области [1,2] и частично Воронежской области [3,4], сведения о сохранившихся усадьбах региона весьма отрывочны и не систематизированы. Для дальнейшего изучения усадебного строительства региона необходимо на основе архивных документов выявить данные об уже «утраченных» усадьбах ЦЧР, идентифицировать возможные места их расположения, а также представить четкую характеристику сохранившихся объектов, включающую не только историческую справку, но и схему генерального плана, обмеры построек комплекса. Это позволит в дальнейшем систематизировать усадьбы региона, предложить варианты по реконструкции и реставрации сохранившихся памятников архитектуры, возвратить к жизни не только отдельные элементы конкретного комплекса, но и целые фрагменты исторических территорий.

Освоение территории Центрального Черноземья было длительным. Территория края издревле входила в состав России, являясь ее окраиной. В борьбе с кочевниками древнерусское государство постепенно теряло контроль над южными порубежными землями, хозяйство края пришло в упадок, население большей частью было перебито и угнано в полон. Постоянные набеги кочевников опустошали территорию Центрального Черноземья. Край оказался вне пределов русской государственности. По мере создания единого русского государства зрела тенденция включения порубежных земель в сферу влияния России.

Московское государство начинает постепенное освоение земель Центрального Черноземья. Однако этот процесс очень затянулся. Главной причиной столь длительной колонизации края является политическая и военная нестабильность. Близкое соседство с опасными кочевниками, постоянные военные столкновения не только растянули период освоения Центрального Черноземья, но и наложили определенный отпечаток на состав населения. Основная масса населения региона в XV – XVIII веках – это «служилые люди». Поэтому неудивительно, что основателем одной из самых ранних усадеб Животинного (ныне с. Староживотинное Воронежской области) стал Терентий Веневитинов – атаман из крепости Веневе. Дальнейшее освоение земель южной территории края продолжается в середине XVII века при строительстве городов - крепостей Белгородской защитной черты. И опять же «крупнейшими землевладельцами здесь становятся острогожские полковники и старшины, в первую очередь Иван Тевяшов, земли которого впоследствии отошли к Чертковым и их наследникам, основавшим десятки усадеб в селах Ольховатка, Россошь, Лозиновка, Еленовка, Александровка, Макарьевка и др.» [5].

Наибольший расцвет в строительстве усадеб наступает в конце XVII – XVIII веков, когда российские монархи раздают земли центрального Черноземья своим подданным. В Курской губернии земельные жалования, поместья получают такие сановники, сподвижники Петра I как Меньшиковы, Шереметевы, Юсуповы, Анненковы. Так, в 1690 г. стольник Никифор Широков получил жалованную грамоту от Петра I на владение землей в Рыльском уезде, в том же году царской грамотой были закреплены права на владение землей за братьями Степаном, Филиппом и Василием Кореневыми. В 1691 году в порядке пожалования Петр I даровал своему дяде Льву Николаевичу Нарышкину огромные площади земель в окружении г. Кирсанова (Тамбовская губерния). Позже здесь получили земли князья Долгорукие и Оболенские. Среди владельцев кирсановскими поместьями было много и других известных фамилий: Нарышкины, Баратынские, Гагарины. В Воронежской губернии «Петр 1 пожаловал А.Д. Меньшикову восточные села края. В 1741 г. Елизавета Петровна одарила А.Б. Бутурлина землями при реке Осереди – так появилась слобода, а ныне город Бутурлиновка. Неподалеку граф Р.И. Воронцов в 1757 г основал усадьбу, вокруг которой выросли села Воронцовка и Александровка.

Екатерина II в 1776 г. подарила графу Орлову – Чесменскому земли при реке Битюге. Павел I в 1796г. пожаловал земли в Бобровском уезде графу Ф.В. Растопчину» [6].

Государственные реформы 1861 года значительно повлияли на развитие усадебного строительства. В это время происходит формирование нового класса владельцев (купечество, разночинцы, крестьяне). Исследование усадеб второй половины XIX – начала XX веков позволяет выделить роль владельца как основополагающую в преобразовании и развитии структуры усадеб. В зависимости от потребностей владельцев, складывались новые функциональные группы усадеб: образцовые усадьбы («научные», сельскохозяйственно-промышленные); усадьбы-дачи.

В иерархии элементов историко-культурной среды, представляет научный интерес усадьба, известная как дом Сомова в селе Губарево Воронежской области, являющаяся объектом культурного наследия федерального значения [7].

Памятник архитектуры «Усадьба Лосевых - Сомовых» находится в селе Губарево, расположенном в юго-западной части Семилукского района на правом берегу реки Ведуга. Губарево является одним из древнейших сел Воронежской области. Возникло в конце XVI века вскоре после основания города Воронежа. В историко-топонимическом словаре В.А. Про-хорова указывается, что название села произошло от фамилии одного из его первых владельцев – боярина В.Ф. Губаря [8]. В начале XVIII века в Губареве была построена деревянная Богоявленская церковь. В межевой книге 1657 года упоминается поп Симеон Богоявленской церкви села Губарева. В 1701 г. она была перестроена, а в 1800 г. на средства помещика майора И.И. Невеждина взамен деревянной строится новая Богоявленская церковь.

В середине XVIII века обширнейшими землями неподалеку от Воронежа владела дворянская фамилия Лосевых. Подполковнику П.Б.Лосеву принадлежали село Богоявленское и деревня Гнездилово, вдове С. П. Лосева - Анне Николаевне и их сыновьям Алексею, Андрею и Федору – село Семилуки [5]. Именно они и основали усадьбу в селе Губарево на рубеже XVIII – XIX вв. В конце XIX – начале XX веков владельцем усадьбы стал П. М. Сомов, а после его кончины С. М. Сомов – губернский предводитель дворянства, известный воронежский меценат. Сомовы – одна из известных фамилий в общественной и культурной жизни Воронежской области конца XIX – начала XX веков [9].

Усадьба расположена на высоком берегу реки Ведуга. С северо-востока к ней примыкает село Губарево, с этой же стороны размещался и главный въезд. Территория усадьбы террасами спускалась к береговой излучине реки. Рельеф местности вокруг комплекса отличается живописностью: берег реки со стороны усадьбы относительно холмистый, противоположный – равнинный. Поэтому с самой высокой точки усадьбы – холма, на котором расположен главный барский дом, открывается прекрасный вид на окружающие просторы.

В начале XIX веке в комплекс входили дом помещика, два отдельно стоящих флигеля, хозяйственные постройки, грот перед главным фасадом помещичьего дома, ограды с угловыми башнями 1830-1840 гг. и регулярный липовый парк (рис.1).

molod1.jpg

Центральное ядро планировочной композиции – барский дом, обращенный западным фасадом к реке. Сохранившиеся строения и остатки прежних построек позволяют сделать вывод, что усадьба имела симметричную регулярную планировку. Архитектура главного дома несла в себе черты русского провинциального классицизма, что проявилось не только во внешнем формообразовании, но и в чёткой разработке прямоугольного плана, лапидарной лепке объёмов, ясности прочтения интерьерного пространства (рис.2,3).

molod2.jpg

molod3.jpg

На сегодняшний день архитектурный облик комплекса изменился до неузнаваемости. На главном фасаде барского дома разрушен портик с балконом, завершённый фронтоном. О существовавшем ранее портике напоминают лишь пилястры, соответствующие четырём колоннам. По крайним осям сохранились ризалиты, поддерживающие композиционный строй главного фасада. Высокое арочное окно в центре было заложено, лёгкие по своим формам лестницы разобраны, видоизменено интерьерное пространство. Восточный дворовый фасад оформлен более скромно – его центральная трехосная часть выделена двумя пилястрами и треугольным фронтоном. Между пилястрами на втором этаже помещена композиция из трех окон: широкое центральное с полукруглой нишей вверху и узкие боковые с круглыми маленькими нишами по осям, с которых размещен лепной растительный орнамент. Окна первого этажа почти квадратные. Во втором этаже – высокие, прямоугольные (рис.4,5).

molod4.jpg

molod5.jpg

Карниз довольно упрощённого профиля. Стены сложены из красного кирпича на известковом растворе. Внешнее техническое состояние кладки несущих стен удовлетворительное, трещин и деформаций не выявлено. Декоративная отделка фасадов значительно пострадала из-за поздних переделок здания и неквалифицированных ремонтов.

Время наложило свой отпечаток – уровень земли значительно изменился, почти исчез цоколь, наиболее высокий его уровень сохранился по главному – западному – фасаду. Вследствие этого искажены пропорции стороны, выходящей во двор – цокольный этаж стал опускаться под землю.

Флигели – прямоугольные в плане кирпичные здания середины XIX века с двускатными крышами – значительно перестроены уже в течение XX века. Из-за уклона рельефа с восточной части здания одноэтажные, с западной – двухэтажные. Сегодня северный флигель находится в удовлетворительном состоянии, в нем размещены мастерские, южный используется как жилое помещение, с северо-восточной части обнаружена современная пристройка, не соответствующая архитектурному стилю и планировке объекта и используемая жильцами для бытовых нужд. От первоначальной отделки интерьеров сохранились большие полуциркульные окна в деревянных фронтонах на торцах зданий, широкие фризовые полочки венчающих карнизов (рис.6,7).

molod6.jpg

molod7.jpg

Грот, расположенный перед главным западным фасадом барского дома, судя по архивным снимкам носивший черты романтизма начала XIX века, сегодня полностью засыпан землей, к южному краю пристроен погреб с металлическим сараем над выходом.

От прежней планировки территории усадьбы остались только фрагменты липовой аллеи. Парк и партерная зона не сохранилась, на месте въездных ворот проходит дорога. О существовавшей ранее ландшафтной композиции можно судить лишь по рельефу территории и сохранившимся группам деревьев, сопоставлению с художественно-планировочными системами других сохранившихся памятников усадебной культуры Воронежской области. Исходя из этого, можно предположить, что главная ось парковой зоны совпадала с центральной осью барского дома. В партерной части она была закреплена парадным въездом, со стороны парка устроена полукруглая в плане видовая площадка с размещённым на ней фонтаном и двумя лестницами, ведущими на нижнюю смотровую площадку.

В настоящее время главный дом усадьбы используется как муниципальное общеобразовательное учреждение – губаревская средняя общеобразовательная школа. Внутренняя планировка здания значительно изменена. Однако проведённые архивные исследования, тщательные обмеры сохранившихся сооружений, а также анализ их технического состояния, фотодокументы позволили не только воссоздать внешний облик исторического здания, но и его планировку. На рисунках представлены результаты обмеров фасадов главного усадебного дома, а также восстановленный план здания (рис.8,9,10,11,12).

molod8.jpg

molod9.jpg

molod10.jpg

molod11.jpg

molod12.jpg

 

Выполненный проект реставрации памятника архитектуры XIX века (дома Сомова) и воссоздание усадьбы в селе Губарево Воронежской области с приспособлением под музей дворянского быта предусматривает развитие туризма в регионе, что, несомненно, будет способствовать привлечению инвестиций и сохранению памятника.

Данное исследование направлено на перспективное решение вопроса о развитии в ближайшем пригороде Воронежа полноценной инфраструктуры туризма.


Библиография

  1. Холодова Е.В. Усадьбы Курской губернии. Историко-архитектурные очерки / Е.В. Холодова. – Курск: редакция межрегиональной газеты « Славянка»; Крона ,1997.– 96с.: ил.
  2. Холодова Е.В. Пореформенные усадьбы Курской губернии 1861-1917г. /  Е.В. Холодова. – Курск: Крона, 2007.– 392 с.
  3. Кригер Л.В. Путеводитель по памятникам истории и культуры Воронежской области /  Л.В. Кригер. – Воронеж, ВГАСУ, 2006. – 244 с.: 658 ил.
  4. Елецких В.Л. Рамонь. Царский подарок /Под ред. Проф. В.А.Митина. Англ.текст – Г.К.Париновой: – Воронеж: Альбом,2006. – 128 с.
  5. Кригер Л.В. Семь лук на семи ветрах. У Донских берегов / Л.В.  Кригер. – Воронеж: Альбом,2008. – 116 с.
  6. Кригер Л.В. Историко – культурное наследие Воронежской области: исследования и использование: метод. пособие/ Л.В. Кригер. – Воронеж, 2007. – 124 с.
  7. Указ Президента РФ от 20.02.95 N 176 "Об утверждения перечня объектов исторического и культурного наследия Федерального (Общероссийского) значения»
  8. Прохоров В.А. Вся Воронежская земля: Краткий историко-топонимический словарь /  В.А.  Прохоров. – Воронеж, 1973. – 368с.
  9. Акиньшин А., Ласунский О. Воронежское дворянство в лицах и судьбах / А. Акиньшин, О. Ласунский. – Воронеж,1994. – 432 с.

 


ISSN 1990-4126  Регистрация СМИ эл. № ФС 77-70832 от 30.08.2017 © УрГАХУ, 2004-2017  © Архитектон, 2004-2017