№58
Июнь 2017
ISSN
1990-4126

English

«Архитектон: известия вузов» № 34 - Приложение Июль 2011

Архитектура


 Смирнова Наталья Владимировна

студент УралГАХА Научный руководитель: кандидат архитектуры, профессор Раевский А.А. ГОУ ВПО "Уральская государственная архитектурно-художественная академия", г. Екатеринбург, Россия

НЕРЕАЛИЗОВАННОЕ НАСЛЕДИЕ КОНСТРУКТИВИЗМА КАК ПРИНЦИП ОРГАНИЗАЦИИ СОВРЕМЕННОГО ГОРОДСКОГО ПРОСТРАНСТВА


УДК: 72.01

Статья посвящена концепциям формирования современной среды, по идеологии конструктивистской семантики. Рассматривается возможное развитие современного городского пространства при анализе и сопоставлении авангарда и архитектуры запада середины ХХ в.

Ключевые слова: конструктивизм, авангард, архитектура XX в., формообразование


Первая треть XX века занимает особое место в истории архитектуры и искусства в целом. Это был переломный период в процессах стилеобразования.

Современные проблемы формирования архитектурного пространства берут свое начало в забытом наследии авангарда. Многие конструктивистские и супрематические постулаты стали основой современной архитектуры ХХ века не только в России, но и в мире. Рассмотрев тенденции архитектуры конструктивизма и супрематизма, можно выявить то, к чему русская архитектура могла прийти сегодня, имея такую сильную основу авангарда. Современные русские архитекторы смотрят на западную архитектуру и стремятся ей подражать, хотя наши истоки конструктивизма послужили сформировавшемуся архитектурному пространству Запада сегодня. Таким образом, в «спирали» развития новой архитектуры ХХ века Россия имеет пробел – незавершенный сталинский ампир и «хрущевская архитектура».

Прежде всего, нужно выяснить то, почему произошел сбой в 1930-е годы. Для этого сформулируем постулаты конструктивистов и супрематистов 1920-х годов.

Предельное абстрагирование было их сильной стороной, ставило их над стилеобразующими концепциями в конкретных видах творчества.

Концепция формирования супрематизма полемически противостояла конструктивизму. Но Казимир Малевич неоднократно подчеркивал место и роль архитектуры в своей концепции «чистой Формы». Супрематизм был, прежде всего, художественной стилистической системой, имеющей свои импульсы формального развития. От «Нуля форм» супрематизма живописная беспредметность шаг за шагом шла к архитектуре, используя их как общие процессы стилеобразования, так и специфические для данного конкретного течения соотношения чисто художественных функционально-конструкционных проблем. Движение к конструкции зародилось в среде художников, занимавшихся экспериментами с отвлеченной формой. Обращение группы художников в начале 1920-х годов к экспериментам с пространственными конструкциями следует рассматривать как важнейший этап переориентации в художественных процессах формообразования с приемов внешней стилизации на приемы конструирования.

Развитие конструктивизма называют естественной реакцией на изощренные флореальные, то есть растительные мотивы, присущие модерну, которые довольно быстро утомили воображение современников и вызвали желание поисков нового.

Один из лидеров конструктивизма Моисей Гинзбург писал: «Свободный от всяких штампов прошлого, от предрассудков и предубеждений, новый зодчий анализирует все стороны здания, его особенности» [1, С. 204] Он расчленяет его на составные элементы, группируя их по функциям и организует свое решение по этим предпосылкам. Так был провозглашен Функционализм – некий метод учета всех факторов, влияющих на формирование архитектурного произведения.

Потенциальная формообразующая емкость нереализованного наследия 1920-х годов зависела от конкретных условий, в которых велись художественные поиски. В нашей стране в первые послереволюционные годы формообразующие процессы протекали в чрезвычайно своеобразных, неповторимых конкретно-исторических условиях, что придает наследию предметно-художественной сферы творчества тех лет исключительную ценность.

Проведя анализ творчества супрематистов, можно выявить структуру формирования всей архитектуры в целом. Структурная основа (математическая) – формирование зависимости между контекстами, которые не зависят друг от друга, а зависят лишь от принципов. Структурная основа – есть анализ супрематистов. Проследив эту структуру, мы можем проанализировать и привнести современность в нее, нужно лишь уровнять параметры. Для этого введем нужные нам параметры и получим интерактивность, она обладает всеми этими качествами (рис. 1).

smir1.jpg

Рис.1. Анализ супрематистов. Работы К. Малевича

Главной причиной исчезновения конструктивизма в 30-е годы стала изменившаяся политическая ситуация, то есть причина внешняя, не связанная с внутренними, профессиональными проблемами. Развитие конструктивизма было остановлено искусственно. Пристрастии Сталина к классической архитектуре теперь играли гораздо большую роль, чем прославившая в 1920 годы целесообразность и пролетарская аскетичность форм. Но в то время, когда в нашей стране авангард постепенно сходил на нет, на Западе он стал основой формирования архитектуры.

Проанализировав параметры формирования семантического пространства ХХ века, можно составить модель развития архитектуры ХХ века (рис. 2). Мы имеем некий пробел в развитии русской архитектуры, следствием чего стало отставание русской архитектуры сегодня (рис.3).

smir2.jpg

Рис.2. Архитектура XX века

Таким образом, можно представить, что бы было, если бы не запрет на авангардное движение в 1930 годы. Как бы развивалась архитектура России?

Составив модель развития архитектуры Запада и России ХХ века, можно сопоставить те тенденции, которые проходили на Западе, в то время как в России «сталинский ампи» набирал обороты, и русское наследие конструктивистов.

smir3.jpg

Рис.3. Структура формирования постконструктивистской среды

В развитии архитектуры Запада в 1920-х годах можно выделить несколько важных моментов, которые могли повлиять и на нашу страну. Это возникший в 1920-х годах так называемый интернациональный стиль, названный так потому, что его восприняли во многих странах Западной Европы. Ле Корбюзье сформулировал свои знаменитые «Пять принципов современной архитектуры». В годы Второй мировой войны создается «модулор» – система новых пропорциональных отношений. Ле Корбюзье кладет в основу архитектурной метрики размеры человеческого тела.

Передовые архитекторы Запада начинают искать пути гуманизации архитектуры и повышения ее выразительности. Так, Франк Ллойд Райт – американский архитектор, стал основоположником «органической архитектуры». В своих постройках стремился к созданию гармоничных элементов архитектурной композиции, использованию традиционных для места строительства материалов и, самое главное, к достижению связи между зданием и окружающей средой.

Перед 2-й мировой войной в ряде стран утверждается неоклассицизм – его преувеличенно монументальные формы, лишённые свойственных классике гуманистических начал, использовались для выражения реакционной идеологии. В послевоенные годы принципы функционализма получили истолкование, зависящее от местных условий и культурных традиций: новаторство сочеталось с ярко выраженными чертами национального своеобразия. Эта тенденция противостояла претензиям на международное лидерство, которые были заявлены. США, где Л. Мис ван дер Роэ выдвинул космополитическую универсальную концепцию, основанную на приведении архитектуры к простоте элементарных геометрических тел и нерасчленённых пространств.

Идея универсальности формы, её независимости от местных условий и назначения построек лежит и в основе американского неоклассицизма 1960-х гг., сочетающего современные технические средства с симметрией композиций и салонной красивостью деталей (творчество Э. Стоуна). В противовес ему развился брутализм, сочетающий чёткую функциональную организацию построек с нарочитой массивностью и грубой поверхностью обнажённых конструкций (работы Л. Кана, П. Рудолфа). Многие крупные проектные фирмы, не придерживаясь определенного направления, стремятся следовать за модой. Новая концепция строительного искусства, ставшая в 70–90-х гг. господствующей, получила название постмодернизма.

Современная архитектура в своих поисках опирается на многие принципиальные решения функционализма, а также органической архитектуры.

smir4.jpg

Рис.4. Структура формирования современной среды

Сопоставив принципы формирования архитектуры Запада ХХ века и наше нереализованное наследие супрематистов и конструктивистов, можно вывести основные аспекты формирования архитектурной среды сегодня, такие как конструкция, структура, композиция и функция. Таким образом, мы имеем структуру формирования городского пространства (рис. 4). Это и параметры формирования среды, такие как интерактивность, адаптивность и функция. Анализируя получившиеся параметры, мы получаем модель учитывающую все три фактора – архитектурный, социальный, природный. Получившийся анализ можно трактовать как методику организации современного городского пространства . Она заключается в следящем:

1 шаг:
Поиск работ супрематистов.
Анализ работ.
Выявление закономерностей.
Моделирование.

2 шаг:
Анализ архитектуры Запада ХХ века.
Сопоставление с русским конструктивизмом.
Выявление основных принципов формирования пространства.

3 шаг:
Определение инструментария.
Моделирование пространства на основе выявленных принципах (рис. 5)

smir5.jpg

Рис.5. Апробация методики

Итак, из проведенного анализа можно вывести процесс формирования современной архитектуры. Спроецировав основные аспекты формирования архитектуры за пределами бывшего Советского Союза, мы имеем модель, по которой могла развиваться наша архитектура. Сформулированная гипотеза может адаптироваться практически к любому архитектурному проекту, главное – задать нужные параметры.


Библиография

  1. Хан-Магомедов С.О. Архитектура советского авангарда: В 2 т.: Т. 1: Проблемы формообразования. Мастера и течения./ Хан-Магамедов С. О. – М.: Стройиздат, 1996. – 709 с
  2. Хан-Магомедов С.О. Супрематизм и архитектура (проблемы формообразования) / Хан- Магамедов С.О.– М.: Архитектура-С, 2007. – 520 с.
  3. Хан-Магамедов С.О. Конструктивизм-концепция формообразования / Хан-Магамедов С.О. – М.: Стройиздат, 2003. – 576с
  4. Иконников А.В. Архитектура XX века. Утопии и реальность. В 2 т.: Том I. /Иконников А.В. – М.: Прогресс-Традиция, 2001. – 656 с.
  5. Иконников А. В. Архитектура и история./ Иконников А.В. – М.: Архитектура, 1993. – 248 с.
  6. Хмельницкий Д.С. Зодчий Сталин / Хмельницкий Д. С. – М.: Новое литературное издание, 2007. – 312с.

 


ISSN 1990-4126  Регистрация СМИ эл. № ФС 77-50147 от 06.06.2012 © УрГАХУ, 2004-2017  © Архитектон, 2004-2017