№58
Июнь 2017
ISSN
1990-4126

English

«Архитектон: известия вузов» № 34 - Приложение Июль 2011

Дизайн


 Семенова Екатерина Сергеевна

магистрант УралГАХА Научный руководитель: кандидат искусствоведения, профессор Кокорева Л.В. ГОУ ВПО "Уральская государственная архитектурно-художественная академия", г. Екатеринбург, Россия

РАЗВИТИЕ МОДЫ В ХХ ВЕКЕ


УДК: 62:7.05
ББК: 85.126.6

В статье рассматриваются феномен моды, различие понятий «мода» и «стиль»; мода как образ жизни – на примере развития женской моды ХХ века.

Ключевые слова: дизайн одежды, мода ХХ века


Стремление красиво одеваться было всегда, но МОДА – это явление нашего столетия. До этого существовало многообразие стилей одежды, которые варьировались в зависимости от страны или социального положения. При дворе одевались иначе, чем в буржуазных кругах, а во Франции – не так, как на Британских островах, в Италии или Германии. Все резко изменилось, когда Чарльз Фредерик Ворт не пожелал и далее оставаться лишь поставщиком ее Величества императрицы Евгении и стал помечать созданные им творения своим именем, как это делают настоящие ху¬дожники. Это и стало рождением товарной марки. С этого момента поставщик превращает¬ся в кутюрье, а то, что он создает, называется словом МОДА.

Известно, что слово "мода" (франц., нем. mode ) происходит от латинского modus – мера, правило, предписание, способ, образ. Именно в значениях "способ" и "образ" оно и использовалось веками во французском языке. В английском языке основным словом для обозначения моды служит слово "fashion" (ср. русское "фешенебельный"). Кроме того, мода в английском языке обозначается словом "vogue", а также рядом близких по значению слов: "fad" (причуда), "fancy" (склонность, пристрастие), "craze" (общее увлечение, мания). В русский язык слово "мода" пришло в XVII в. и распространилось в XVIII в. В эпоху Петра оно означало "образец", "манер"[1].

Сегодня мода определяется, как "господство в определенной общественной среде в определенное время тех или иных вкусов, проявляющихся во внешних формах быта, в особенности в одежде". В БСЭ мода толкуется как «непродолжительное господство определенного вкуса в какой-либо сфере жизни или культуры», а в более узком смысле – как смена "форм и образцов одежды, которая происходит в течение сравнительно коротких промежутков времени.

Вопреки повседневному словоупотреблению мода принадлежит, прежде всего, не миру вещей, а миру людей. Вещи сами по себе не меняются под влиянием моды; их изменяют люди, приписывающие им значения, взаимодействующие между собой и с культурой. Именно поэтому мода касается самых различных сторон социальной жизни, сознания и поведения человека, социальных групп и массовых сообществ [1]. Люди сами придумывают правила, следуют им и их же и нарушают, а затем придумывают новые правила. Одни придумывают модные стандарты, определяют, что будет модным (модные объекты), а другие подхватывают и мода начинает носить массовый характер.

Модные стандарты – это разновидность культурных образцов, т.е. некие способы или правила поведения или действия, зафиксированные в культуре особыми средствами. К этим средствам относятся все существующие в культуре методы и формы фиксации, хранения и передачи информации: от одежды и танца до печатного текста и магнитной записи.

Модные объекты – это любые объекты, которые оказываются "в моде". Каждый из них, и это следует особо подчеркнуть, существует исключительно как элемент и средство реализации модного стандарта, т.е. определенного способа поведения. В повседневной жизни мы говорим, что платье такого-то фасона "в моде", но, строго говоря, "в моде" не платье само по себе, а, скажем, его ношение для женщины или его проектирование для дизайнера одежды. Если, к примеру, его обладательница спрячет его в сундук и никому не покажет или будет использовать его по другому назначению, то это, вероятно, уже не будут акты модного поведения [1]. По Спенсеру, мода - не только форма подражания, но и форма социального регулирования поведения людей [2].

Моду можно рассматривать с различных точек зрения:
• Мода как совокупность правил ношения одежды
• Мода как подражание
• Мода как проявление вкуса
• Мода как образ жизни • Мода как массовое поведение
• Мода как отношение

Часто наши современники, занимающиеся исследованиями процесса стилеобразования и моды, путают эти понятия, полагая, что мода – тоже микростиль. Понятие «стиль» и «мода» безусловно связаны, но каждое имеет свои законы формирования и временную протяженность. Многочисленность определения моды и стиля размыли границы этих понятий. Процесс стилеобразования или моды, как река, несет в своем потоке все, что попадается на пути. Как известно, существуют фильтры очищающие воду, так и стиль – это то, что осталось отфильтрованным временем и образом жизни людей.

Существует мнение современных культурологов, что за последнее столетие в истории костюма сложились только моды, а стили в дизайне одежды, как в прикладной области искусства, не отразились. Они объясняют эту ситуацию созданием сознательно стимулируемого рынка, динамика которого не позволяла (или просто не успевала) отразить поиски, происходящие в искусстве [3].

В течение четырёх веков мода требовала, чтобы силуэт женщины походил на песочные часы. Ношение корсета, придающего фигуре пленительный изгиб и стройность, было обязательным. Ни одна модница не могла ни зашнуровать, ни снять это сооружение без посторонней помощи. И только Поль Пуаре подарил дамам одежду, с которой можно было справиться самостоятельно (рис. 1). Ниспадающая юбка, не доходившая до пола, и завышенная линия талии позволили женщине избавиться от корсета. Это противоречило приличиям, но меньше чем за два года новшество было принято единодушно [4].

semen1.jpg

Следуя жесткому расписанию светской жизни, дама меняла туалеты по пять раз на дню. В начале ХХ века индивидуальный пошив не сильно отличался от массового производства одежды. Дом моды, следуя пожеланиям заказчика, предлагал клиенту либо готовое платье, либо модель, созданную лично для него. Изобретение швейной машинки Бартелеми Тимонье в 1831 году при всей революционности события не перевернуло мир моды.

Любое потрясение неизбежно приводит к переменам во всех областях жизни. Первая мировая война 1914-1918 гг. разрушила привычный уклад жизни. Женщинам пришлось заменить ушедших на фронт мужчин в цехах, на конвейере. Девушки из приличных семей стали сестрами мило¬сердия, самоотверженно ухаживая за ранеными. Ни одна женщина, облачаясь в халат санитарки или штаны рабочего, даже не предполагала, что в этот момент рождалась новая мода. Изменившаяся жизнь требовала нового подхода к одежде, которой надлежало быть прежде всего удобной (рис.1). С1915 года юбки стал короче, открывая лодыжки, а затем и щиколотки. В одежде преобладали темные траурные тона, столь нелюбимые молодыми женщинами в довоенные годы [4].

После оконча¬ния войны стало ясно, что мир бесповоротно раскололся на две части. Раз¬меренная, праздная жизнь старого общества XIX века с его правилами приличия, традициями и устоями — это уже вчерашний день. Ему на смену приходит новый мир и все устраивает по-своему. Вместо эки¬пажа — автомобиль, вместо пышных причесок — короткие стрижки, вместо платьев со шлейфом — балахоны до колен. Общество без ти¬тулов. Женщины без корсетов. В здоровом теле — здоровый дух! Обществом овладевает стремление быть ближе к природе. Народ с энтузиазмом отправляется за город, плещется в водоемах, гуляет по лугам, загорает, с восторгом открыва¬ет для себя джаз-банды, африканское искусство, кинематограф, трансатлантические круизы. Появляется новый типаж — девочка-мальчик, этакая эмансипе (рис.1). Определилось новое направление в моде – стиль ар-деко. Для него характерен свободный силуэт, не подчеркивающий грудь и талию. Женщины щеголяют в балахонах, украшенных аляповатой вышивкой, набросив на плечи боа, ведут пространные разговоры, демонстрируя ум и раскрепощенность [4].

Любые перемены в мире моды сопровождаются скандалом. Яростный отказ от всего якобы устаревшего, возникновение новых тенденций, всеобщий восторг, пресыщение... И начинается следую¬щий виток в развитии моды.

Мода 1930-х годов, не отрекаясь от завоеваний феминизма, становится более женственной. Платья обрисовывают грудь, талия подчеркнута (рис.1). Волосы средней длины, локоны. Основные требования времени — естественность, натуральность, простота. Это касается не только одежды, но и всего, что окружает человека в жизни. Это было время господства хорошего вкуса.

Мода времен второй мировой войны. В1940-1945 гг. введен режим строгой экономии, женщины берут шефство над фронтовиками. На юбках появляются разрезы для удобства передвижения на велосипеде (рис.1). Установившийся во Франции коллаборационистский режим одной из задач считает духовное и нравственное возрождение нации. Высокая мода подвергается гонениям, так как она якобы делается сомнительными личностями и сеет разврат и безнравственность. Насаждается новый образ настоящей женщины. Она должна быть прежде всего хорошей женой и матерью, а не изнеженной модницей.

В 1950-е годы мир разделился на две части: одни хотели, чтобы все осталось по-старому, другие с нетерпением ждали перемен. И те, и другие надеялись на лучшее и верили в светлое будущее. Война полностью разрушила привычный уклад жизни людей. В 1950-е годы на смену индивидуальному пошиву приходит массовое производство готового платья. Мода становится достоянием большинства и неизбежно обезличивается. Кутюрье уже не участвует лично в создании каждой модели, а лишь опреде¬ляет основные тенденции развития моды [4].

Женщина после войны получила право голоса, право на труд, право на вождение автомобиля и, казалось бы, должна была быть счастлива от перемен, происшедших в ее жизни. Но на самом деле огромный успех стиля нью-лук (приталенный силуэт, облегающий лиф, широкая юбка колоколом) наглядно демонстрирует, насколько сильна в обществе ностальгия по ушедшим временам бель-эпок (рис.1). Это лишний раз говорит о том, что мода живет и развивается по своим законам, неподвластным логике и не зависящим от прогнозов. Появление в 1947 году Кристиана Диора стало одним из самых важ¬ных событий в истории моды XX столетия. Творчество Диора находится на стыке двух времен – прошлого и будущего.

Шанель представила костюм, который до сих пор считается визитной карточкой Дома – пиджак, обшитый шнуром, шелковая блузка,золотые цепочки, пуговицы с монограммой, букле, оригинальные украшения, банты из черного шелка, бежевые лодочки с темным носком...

Перемены, происшедшие с обществом в целом, мало повлияли на повседневную жизнь низших слоев и на их манеру одеваться. Но постепенно и они приобщались к достижениям индустрии моды, чему благоприятствовало развитие сети универмагов, предлагавших покупа-телям огромный выбор удобной и красивой одежды, соответ¬ствовавшей их образу жизни [4].

В 1960-е годы глобальные перемены происходили не только в экономике, но и в обществе, в жизни которого начинала принимать активное участие молодежь. Поколение беби-бума гораздо свободней и раскрепощенней своих родителей. Они носят то, что им нравится, покупают то, что им хочется, они сами придумывают моду и радуются жизни под ритмы блюза, поп- и рок-музыки в клубах Лондона. Пропасть, разделяющая детей и родителей, увеличивается (рис. 2). А экс¬травагантная молодежная мода вызывает у старшего поколения толь¬ко раздражение [4]. В 1965 году пресса трубит о «революции Куррежа», в результате которой удалось обратить внимание париж¬ской высокой моды на изменения, происходящие во всех слоях обще¬ства. У модельеров нет единого мнения о современных тенденциях. Шанель призывает удлинить платья и прикрыть колени, Сен-Лоран выражает несогласие при помощи знаменитой коллекции «Мондриан». Мэри Квант представляет очень короткие юбки. В дамском гардеробе появляются колготки, пришедшие на смену поясу с чулками. Женщина становится более раскрепощенной. Мини-юбки, макси-пальто, шорты, сапоги-ботфорты... Но ее свобода ограничивается миром моды. Пока Париж разбирался в модных стилях, в Англии наступит эпоха «свингующего Лондона». Поколение, живущее в ритмах джаза, требовало своей моды, успевающей за ускоряющимся темпом жизни. Подростки отрастили волосы, девушки укоротили при¬чески и юбки. Они занимаются спортом, путешествуют, танцуют. Жизнь несется в бешеном ритме их любимой поп-музыки. Одежда, созданная молодым дизайнером Мэри Квант, соответствует сумасшедшей актив¬ности поколения.

semen2.jpg

Улица и антимода 1968-1972 гг. В 1960 году, готовя шестую коллекцию для дома Dior, Ив Сен-Лоран нарисовал черную кожаную куртку. Конечно, из крокодильей кожи и отороченную черной норкой. Открылась новая эра: в парижские салоны от-кутюр впервые ворвался ветер с улицы [4].

«Идея мини-юбки не принадлежит мне, – признавалась Мэри Квант – ее придумала улица». Потрясения, которые переживает мир моды, уже воспринимаются не как неизбежные колебания вкуса, а как достижения, как прогресс, если эти все не как революция. И сегодня антимода все еще предлагает свою анархистскую альтернативу достаточно настойчиво, чтоб ни один модельер не мог оставить без внимания спонтанные, зарождающиеся на улице явления. Улица становится разделительной полосой между модой первой и второй половинами века [4].

К концу 1960 года на смену стилю «поп» приходит культура хиппи (рис.2). На сей раз речь идет именно о культурной революции. Порожденная революцией антимода принадлежит только ей. Эту моду называют источником новой молодости. С внешнего вида сняты все запреты, люди получают возможность полного раскрепощения. Популярной становится рабочая одежда, например американские джинсы. Приходят 1970-е годы, а с ними — расцвет моды унисекс [4].

1970-е ответят на этот упоительный упадок движением панков. Музыка будет способствовать пропаганде не поли¬тической, а скорее животной ненависти. Драные футболки, тяжелые башмаки, прически-ирокезы, легкое отношение к самоубийству — молодые панки всего мира громко заявляют об отвращении ко всему окружающему. А мода, принимающая любое насилие, с удовольствием ведет игру на этом опасном поле. И находит в нем новые источники вдохновения [4].

80-е. Наступает золотое время моды. Никогда еще она не была... в такой моде. Но дух 1980-х зародился чуть раньше, примерно в 1978 году, как только началась лихорадка в стиле диско. Да и «завершится» десятилетие также досрочно, а именно в 1989 году празднованием 200-летия Французской революции. Более того, не оставляет ощущение, что подошел к пограничной черте и весь XX век, так торопившийся с самого начала, — экономический спад положил конец наигранной беззаботности уходящего десятилетия. Внешний вид — наивысшая ценность поколения яппи — становится второстепенным компонентом успеха, или, иными словами, потребность хорошо выглядеть лишь дополняет жажду власти [4].

Все ускоряется. Тем более что отныне, подчиняясь жесткому графику — два дефиле в год, — коллекции постоянно обновляются. Похожая на игру мода забурлила острой конкуренцией. Каждый известный кутюрье, преследуемый стайкой подражателей, теперь вынужден, чтобы остаться впереди, придумывать все новые и новые уловки.

Быть современным в 1980-е годы означало отличаться от всех (рис.2). В 1990- х годах заканчивается очередной этап в истории моды. Может быть, это всего лишь остановка на ее долгом пути? В конце концов, мода существовала всегда. И завтра она может исчезнуть, уступив место новым способам самовыражения и самозащиты. Ведь уже сейчас в коллекциях многих дизайнеров, поклонников новых технологий, на первое место выходит функциональность. Толпа во всем мире, и на восточном базаре, и в японском ночном клубе, и на улицах Манхэттена, и на рынке Прованса, одева¬ется почти одинаково. Прошло время придворных туалетов, костю¬мов для светского общества и для рабочего люда, военной формы или церковных облачений. Подростки носят кроссовки Nike и футболки, администраторы — серые костюмы и белые рубашки. С приобретением нового жизненного опыта меняются правила игры [4].

Было вполне естественно предположить, что после 1970-х и 1980-х годов, когда в моде была сама мода, наступит время, когда ей придется уйти в тень. В 1990-х считается правильным не подчи¬няться ее диктату. «Оставайся собой!» — призывает реклама одной марки. На смену прежним страхам оказаться плохо одетым пришло опасение оказаться одетым слишком хорошо. Бесконечные удаления, упрощения, исправления привели к тому, что мода 1990-х годов взяла на вооружение новый лозунг: «Минимализм». Коллекции вдруг окрасились в серый и черный, который всегда подчеркивал индивидуальность в моде, будь то у Шанель или у Ямамото, у Рикель или у Алайи. С подиумов этот цвет выплеснулся в толпу, где стал еще популярнее.

Люди на улице стали одеваться лучше, чем раньше, но самой одежды стало меньше. Качество повседневной одежды постоянно улучшалось, но при этом одежда все больше облегчалась, делалась все более удобной. На первое место выходило натренированное и ухоженное тело. Феномен топ-моделей стал своего рода продолжением феномена плакатных красоток 1950-х го¬дов и помог сгладить тоску по гламурным кинозвездам [4].

Заметим, что, если в XVIII веке появилось не более десятка модных тенденций, в XX — их было несколько сотен. Часто они существовали одновременно и накладывались друг на друга, так что становились почти неотличимыми.

Одежда, наша вторая кожа, — знак, указывающий на отличие человека от других людей. Если только она не предназначается для того, чтобы обозначить принадлежность к той или иной группе. Пересмотр ценностей и изменение внешнего вида — от роскошного до обыденного — становятся повседневной реальностью.

Во все времена мода отличалась невероятной способностью улавливать новые веяния. Одно поколение сменяло другое, предлагая стандарты модного поведения. Менялся стиль жизни, а вместе с ним и одежда. Дизайнеры на протяжении ХХ века искали образ современной женщины. Менялись формы одежды, менялся цвет, ткани….менялось отношение к женщине в обществе.

Одежда, предназначена не только для того, чтобы украшать, декорировать своего обладателя, но и для того чтобы человек, носящий её, чувствовал себя в ней комфортно, чтобы она не мешала и не отвлекала его. Одежда – своего рода наша психологическая защита от внешнего мира. В этом помогает не только форма, но и цвет. Одежда отражает образ мыслей и жизни человека, его манеры и мораль. Сегодня одежда меняется быстрее, чем в прежние времена, подобно тому, как постепенно увеличивается темп жизни.

В начале третьего тысячелетия мода уже не может требовать, чтобы ее трактовали как нечто цельное и неизменное. Не может она и избежать действия закона тяготения к глобализации тенденций. Она заставляет признавать себя, действуя через вездесущее телевидение. Мощные промышленные бренды, как европейские, так и американские, опираясь на эффективную рекламную политику, предлагают глобальные концепции. Актеры, спортсмены, политики, телезвезды, люди, обладающие влиянием на средства массовой информации, культивируют по большей части те образы, которые вполне соответствуют вкусам и желаниям их аудитории. Будучи «такими же, как все», но не кем попало, эти люди предлагают льстивое зеркало молодому поколению, утратившему свою индивидуальность [4].

Как все в этом мире, мода находится в постоянном движении. Подчиняясь законам жизни и времени, она рождается, живет и умирает. То, о чем мы спорили и чем восхищались, оказывается выброщенным безжалостной рукой времени. Но приходит новый день, рождается новая мода.


Библиография

  1. Гофман А.Б. Мода и люди. Новая теория моды и модного поведения.– М.: Агентство «Издательский сервис», 2000. – 232с.
  2. Килошенко М.И. Психология моды: учеб. пособие для вузов/М.И. Килошенко.– 2-е изд., испр. – М. : Оникс, 2006.– 320с.
  3. Козлова Т.В., Ильичева И.В. Стиль в Костюме ХХ века: учеб. пособие для вузов.–М.: МГТУ им. А.Н. Косыгина, 2003. – 160с.
  4. Бодо Ф. Шик и шарм. / Пер. с фр. Е.Д. Богатыренко, О.Р. Будкиной, В.Д. Румянцева.– М.: СЛОВО/SLOVO, 2006.– 400 с.
  5. Зелинг Ш. Мода. Век модельеров / Пер на рус. Ю. Бушуева, Г. Яшина. Konemann, 2000. – 573 с.

 


ISSN 1990-4126  Регистрация СМИ эл. № ФС 77-50147 от 06.06.2012 © УрГАХУ, 2004-2017  © Архитектон, 2004-2017