№58
Июнь 2017
ISSN
1990-4126

English

«Архитектон: известия вузов» № 34 - Приложение Июль 2011

Архитектура


Игнатьева Вероника Олеговна

аспирант УралГАХА. 
Научный руководитель:
кандидат архитектуры, профессор  А.А. Барабанов,
ФГБОУ ВПО "Уральская государственная архитектурно-художественная академия",
Екатеринбург, Россия, e-mail: vero-nika@list.ru

ОБРАЗНЫЙ ЯЗЫК АРХИТЕКТУРЫ АНТОНИО ГАУДИ: К ИСТОРИИ ИССЛЕДОВАНИЯ


УДК: 72.01

Через работы искусствоведов и биографов рассматривается феномен Антонио Гауди: проблема образного языка архитектуры, полного смысла. На примере отдельных объектов исследуется связь между «обозначающим» и «обозначаемым» в художественном языке архитектуры. Заявляется исследование структуры образного, символического языка Гауди.

Ключевые слова: А.Гауди (архитектор), образный язык архитектуры, символы и архетипы в архитектуре


Наследие великого каталонского архитектора Антонио Гауди, творившего на рубеже XIX и XX веков, до сих будоражит воображение человечества. Произведения Гауди стоят особняком среди всех шедевров мировой архитектуры. Задача исследования – выяснить, в чем состоит притягательная особенность языка его архитектуры?

Гауди, будучи человеком дела, а не слова, почти не оставил строчек самоанализа. Все достоверные высказывания великого каталонца были записаны со слов его современников. Изучением феномена Гауди занимались как отечественные (В.Л.Глазычев [1], В.Л.Хайт [2], Д.О.Швидковский [3], С.В.Куприянов, Н.Н.Пиликина [4], Е.В.Калимова [5], Т.П.Каптерева [6]), так и иностранные исследователи (Х.Б.Нонель [7], Р.Цербст [8], Г.Хенсберген [9], М.А.Криппа [10], М.Ф.Риуй [11]). В литературе преобладают искусствоведческий и биографический подходы: описание биографии и объектов. Излагается история создания и строительства, конструктивные схемы сооружений, инженерные особенности и новшества, стилистические решения, необыкновенные детали, фактурное и колористическое богатство всей поверхности здания или паркового комплекса. В работах превалирует «видимая» часть – описание архитектурных форм, в меньшей степени присутствуют ссылки на символические смыслы. Такое неравное соотношение интересов в разработке темы представляется поводом для предметного изучения образной составляющей архитектуры Антонио Гауди: архитектуры, полной смысла. Художественный язык архитектуры существует в двух планах: обозначающем (форма, цвет, архитектурная организация пространства) и обозначаемом (смысл, значение). Значения в архитектуре А.Гауди исследованы в работах Х.Б.Нонеля, М.Ф.Риуй, Е.В.Калимовой.

Одним из самых существенных вкладов в исследование феномена Гауди следует назвать работу доктора архитектуры, профессора Хуана Бассегоды Нонеля, в течение 32 лет возглавлявшего Кафедру Гауди Политехнического Университета Каталонии в Барселоне. В его монографии содержится экскурс в каталонские истоки творчества А.Гауди и общую направленность развития Барселоны с середины XIX века в сторону «культурного самоосмысления и самовыражения» [7, с.18]. Д-р Нонель определяет архитектурный стиль Барселоны на рубеже столетий – «той Барселоны, в климате которой рождается и крепнет уникальный талант А.Гауди» [7, с.18]. Начиная с Дома Висенс (1878–1888), рассматривается характерная для Гауди игра с возможностями керамики, техника свободного пространственного коллажа (рис.1). В усадьбе Гуэль (1884-1887) найдены «новые элементы авторской декоративно-пластической системы» (рис.2). В работе над проектом усадьбы впервые проявляется «чрезвычайная конструктивная изобретательность архитектора» [7, с.29]. Особенная заслуга основателя органической архитектуры в том, что он «сумел извлечь из природного окружения и ввести в мир архитектуры ряд форм, мимо которых проходили поколения зодчих» (гиперболические параболоиды и их сечение, гиперболоиды и геликоиды), а «заимствовав у природы геометрический принцип, Гауди затем покрывал его естественным декором» [7, с.59-60].

ig1.jpg ig2.jpg
Рис.1. Дом Висенс (1878–1888),
арх. А.Гауди [8, с.37] 
 Рис.2. Усадьбе Гуэль (1884-1887), арх. А.Гауди [8, с.60]

 

Х.Б.Нонель выявляет символизм в качестве основного метода работы каталонского архитектора и определяет ряд деталей, определенно наполненных особым смыслом. Так, во дворце Гуэль (1886-1889) – это шар с шипами, «вероятно, обозначающий солнце», летучая мышь, уцепившаяся за диск («по-видимому, луна»), над которыми поставлен ажурный греческий крест, ориентированный на четыре стороны света [7, с.33] (рис.3). Символический ключ всей композиции усадьбы Гуэль – решетка ворот, которая иллюстрирует миф о подвиге Геракла – его экспедиции в Сад Гесперид (рис.4).

ig3.jpg ig4.jpg
Рис.3. Дворец Гуэль (1886-1889),
арх. А.Гауди [8, с.71]
Рис.4. Дворец Гуэль, решетка ворот (1886-1889),
арх. А.Гауди [8, с.62]

 

Гауди был увлечен символизмом слов и их совпадений, расположением звезд и магией чисел, звуков и цветов (в некоторых литературных источниках античности Испания именуется Гесперией). В доме Кальвет (1898-1900) скульптурные изображения великомучеников имеют чисто знаковую функцию (символ мучений за веру) и играют роль ограждения плоской кровли (рис.5). Д-ра Нонеля, специалиста в области модерна, более всего интересует конструктивная система и способ ее разработки как «сама суть формирования образной системы» [7, с.41]. Он утверждает, что для Гауди не существует декоративных – в строгом смысле слова – деталей. В качества ярчайшего примера приводится крипта церкви Санта Колома (1898-1917). «Даже те детали решения, которые следовало бы назвать декоративными, в действительности являются символически-смысловыми... Мозаика с ярчайшим цветовым решением над «пещерным» входом в крипту изображает основные духовные качества – доброту, справедливость, силу и умеренность; оправленные в металл морские раковины (чаши для евангельской воды) – известный символ Марии, навесы над окнами-витражами отдаленно напоминают голубок (Колома – «голубка») (рис.6). Колористическая программа является одним из украшений, играющих глубоко смысловую роль, связанную с традиционной религиозной символикой дороги спасения [7, с.43]. Парк Гуэль (1900-1914) – еще один образец «слитности конструктивного и образного решения» [7, с.50].

ig5.jpg ig6.jpg
Рис.5. Дом Кальвет (1898-1900), арх. А.Гауди
[8, с.97] 
Рис.6. Крипта церкви Санта Колома (1898-1917), арх. А.Гауди [8, с.111] 

 

Судить о процессе смыслообразования в творениях А.Гауди возможно, лишь предприняв собственное исследование. По мнению Хуана Бассегоды Нонеля, невозможно просто вывести принципы творчества Гауди из его построек, так как «свобода их истолкования чрезмерно велика» [7, с.59]. В.Глазычев развивает суждение о творческом методе великого каталонца, полагая, что у А.Гауди нет метода в том смысле, «что у него не было и не могло быть методы, которую возможно выявить, обособить, описать и преподать». «Гауди – это не органическая, а органичная архитектура, не имитация созданного природой, а подражание ее творящей силе» [1, с.76-77].

Магда Фарре Риуй, аналитический психолог-юнгианец, в исследовании, посвященном трансцендентным аспектам бессознательного, выявила, что Гауди воссоздает мифологическое в архитектурной метафоре гражданских и культовых сооружений. Посредством универсальных образов он рассказывает о каталонской культуре и об истине существования. Работа художника представляет собой «переход от механико-рационалистической архитектуры к архитектуре витально-органической» [11]. Согласно представлению М.Ф.Риуй, Гауди воссоздает райский сад Гесперид в поместье Гуэль. В этом сооружении соединяются «архитектура, миф, поэзия, ботаника и астрономия» [11]. Психолог находит в произведениях Гауди выражение коллективного бессознательного: ссылки на «архетип героя», символ Инь и Ян, «отражающий дуальность распределения силы, динамику света и тени, объединение противоположностей» [11]. Так, в парке Гуэль для Гауди «существование вогнутой поверхности и поверхности выпуклой является основанием для создания гармонии, поскольку для ее существования необходимы все элементы, как положительные, так и отрицательные». Элементы парка являются символами: скалистая гора, источник, охраняемый драконами и змеями, треножник на перекрестке двух дорог, храм, театр [11] (рис.7). М.Ф.Риуй расширяет символический смысл парка по сравнению с анализом Х.Б.Нонеля, открыв в керамическом плафоне у входа декоративные элементы, отсылающие к философии Пифагора (рис.8).

ig7.jpg ig8.jpg
Рис.7. Парк Гуэль [8, с.147]  Рис.8. Керамический плафон (фото автора)

 

В парке Гуэль исследователь находит аллегории внутренней психологической трансформации (количество ступеней лестницы – 33, образ центрального камня), отражение взаимоотношений индивида с остальными людьми (волнообразно изогнутая скамья-парапет), символ Аполлона, идею четверичности и совершенства (орнаментальные плафоны) (рис.9, 10). «Все духовные символы, а также все репрезентативные символы – представляющие самые разные области человеческой деятельности – геометрически выражены в виде самых простых изначальных фигур: круга, квадрата, креста, треугольника. …В парке Гуэль символические формы оказывают воздействие как на эмоции пришедшего в парк, так и на его интеллект…» [11]. Парк одухотворен Гауди, который воплотил идею «вернуться к первозданному единству и художественной цельности бытия, когда теряется грань между созданным человеком и рожденным природой» [3, с.148].

 ig9.jpg  ig10.jpg
 Рис.9. Парк Гуэль [8, с.152]  Рис.10. Парк Гуэль (фото автора)

 

Исследование символического строя архитектуры А.Гауди значительно расширено у Е.В.Калимовой, сделавшей анализ обширного ряда декоративных элементов собора Святого Семейства (1883-…) (рис.11). Автор полагает, что в храме Саграда Фамилия Гауди применил свою символическую систему так многообразно и в таком обилии, как ни в одном другом произведении прежде [5, с.107].

ig11.jpg
Рис.11. Собор Святого Семейства (1883-…),
арх.. А. Гауди [8, с.191]

Из трех фасадов: Рождества, Славы и Страстей – полностью был воплощен первый из них. Фасад Рождества Христова должен объединить три портала: Любви, Надежды и Веры. Две черепахи, несущие на своих спинах колонны между соседними портиками, символизируют неизменность и гарантируют стабильность мира (согласно традициям китайской культуры). Фигуры хамелеонов должны утверждать постоянное изменение природы. Портик Милосердия или Любви призван олицетворять «мечту и радость жизни» и является одновременно «вратами хлева Рождества Христова, изображенного в виде пещеры» [5, с.107]. На колонне присутствуют змей с яблоком в пасти, лента с именами предков Иисуса, «миндальные деревья, обозначающие рождение Нового Завета на сухом стволе Старого» [5, с.107]. Скульптурное изображение Святого Семейства венчает центральный вход. Сцену Благовещения окружают изображения знаков зодиака. «Фасад покрыт скульптурными изображениями людей, животных и растений. И все они имеют свое символическое значение» [5, с.108]. При создании символического строя портала Веры Гауди пользовался надписями и анаграммами. Фигурами и символами служат лампа с одним плафоном и тремя фитилями (Святая Троица и Непорочное зачатие), гроздья винограда и колосья пшеницы (Евхаристия), сердце Иисуса с вонзенными в него шипами, окруженное цветами и пчелами, глаз на ладони (Божественное Провидение). Три портала фасада Рождества венчаются кипарисом, древом вечной жизни и многочисленными символами Иисуса: анаграмма, крест с буквами альфа и омега по краям, яйцо, фигура пеликана [5, с.108].

По словам Д.О.Швидковского, «собор растет к небесам как живой организм и словно само мироздание, он полон всех мыслимых и фантастических существ, святых, химер, животных и растений… Но бесчисленные образы и воспоминания преломлялись фантазией зодчего в большей степени, чем могли позволить себе другие архитекторы… Здесь переплелись Древний мир, легенды Запада, мечты о Востоке…». Собор являет «прославление Святого Духа», в нем сосредоточена «грусть о Мире и восторг творения» [3, с.150-151].

Е.В.Калимова утверждает, что «проектируя убранство фасада, архитектор стремился как можно точнее копировать природу» [5, с.109]. Вероятно, Гауди почитал природные образования как совершенные конструктивные системы и способ декорирования форм. В этом смысле архитектор не копировал существующее, а создавал новое, понимая закон Природы. Представляется важным подчеркнуть: великий каталонец не подражал Природе, как ремесленник, но анализировал ее метод и принципы, чтобы применить в собственном творчестве. Переосмыслив творения Природы, архитектор естественным образом восхвалял своего Учителя. В то же время, как замечает Е.В.Калимова, «вся удивительная фантазия мастера, вся его изобретательность были вложены в разработку такой конструктивной системы комплекса, которая стала бы носителем смысловой формы» [5, с.109].

Д.О.Швидковский изучает феномен Антонио Гауди как явление, прежде всего, каталонской культуры. Принципиально важно влияние родного языка Гауди – каталан – диалекта поздней варваризованной латыни. Язык оказывает влияние на мышление и формирование характера человека. Каталан – народная речь, содержащая архаизмы, дышащая древностью и сохраняющая своеобразие. Яркая культура Каталонии насыщена одухотворенностью готики, декоративностью Средиземноморья. По мнению Швидковского, в искусстве Гауди нашла отражение свобода выражения чувств, живая вера и нарочитая церемониальность [3, с.144].

В.Л.Хайт видит в А.Гауди первого постмодерниста на том основании, что его сооружения метафоричны, «контекстуальны» и богаты. «В совершенно успешном произведении архитектуры – как у Гауди – значения суммируются и работают вместе в глубочайшем сочетании» [2, с.3]. Феномен каталонского архитектора не случаен: его появление естественно в контексте истории Иберийского полуострова, где соединились «живая кровь и культура народов Европы, Африки, Азии, Америки, духовные миры Запада и Востока, христианства, мусульманства и иудаизма» [2, с.6]. Противоречивые влияния создали здесь «волшебную, фантастическую и в то же время почти живую, естественную архитектуру» [2, с.6]. Какие черты произведений архитектуры Гауди позволяют рассматривать ее в контексте постмодернизма? По представлению Хайта, это индивидуальность, учет архитектурного окружения и духовная насыщенность образа. «Они безусловно способны говорить с людьми и говорить… разные вещи разным людям» [2, с.10]. По словам Ч.Дженкса, архитектура, как и здания Гауди, должна быть сверхкодирована посредством различных типов знаков, избыточных в отношении значений, вульгарных и элитарных, обыкновенных и оригинальных, буквальных и метафорических» [2, с.11]. Что отличает Гауди от постмодернизма? «Характерный для Испании полистилизм, синкретичность, «соборность», внутренне очень дисциплинированные, органичные, вдохновленные высокой целью и потому обращенные в своеобразную стилевую целостность» [2, с.11]. Архитектура Гауди – новая, «сплавившая в себе архетипы Востока и Запада, глубокой древности и футуризма, националистические устремления Каталонии и космос Средиземноморья» [2, с.14].

Отношение Гауди – через человека: к конструкциям и к природе. «Подражая ей, он очеловечивал природу, используя ее формы не «бионически», а биоподобно, художественно композиционно» [2, с.12].

Обзор литературы позволяет представить, что до сих пор в архитектуре Гауди рассматривалась «видимая» ее часть (описание формы) и выдавались небольшие фрагменты субъективного анализа. Исследование значений в творчестве Антонио Гауди представлено более всего в работах иностранных авторов, но они касаются определенных объектов: Саграда Фамилия, парк Гуэль, усадьба Гуэль, крипта церкви Санта Колома. Эти архитектурные объекты составляют только часть всего наследия Антонио Гауди. В собственном научном исследовании предполагается выявить структуру образного, символического языка Гауди. На субъективный взгляд, существует несколько смысловых пластов у Гауди:
1. архитектура об архитектуре (аллюзии на исторические стили);
2. антропоморфность архитектуры, которая притягивает зрителя;
3. архетипические символы, связанные с важнейшими инициациями в жизни человека (рождение, смерть). Пространство как основа жизни человека; пещера – лоно природы, рождение – миф Платона, образ природы. Этот символический пласт представляет цикличность.

Все пласты насыщены христианскими и языческими символами, образуя конгломерат духовной мудрости человечества (истории, инициации, религии христианской и дохристианской) и особый сгусток энергии жизни, что, как сама жизнь, не может наскучить. Инструментами для изучения образного каркаса символики Гауди послужат словари символов, работы К.П. д'Эстес и К. Юнга, а также исследования в области семиотики, подсказывающие способы анализа связи между формой и содержанием. Архитектура А. Гауди предполагает возможность личного прочтения архитектуры – относительно своей картины мира. Изучение разных граней образности рождает новые сочетания смыслов. Величие каталонского архитектора в том, что его произведения каждый раз могут являться зрителю по-новому.

Принцип многогранности актуален для современной архитектуры: большинство зданий бедно в образном плане. Гауди предоставляет палитру, богатство смыслов. Исследование палитры образности архитектуры имеет большую эстетическую и образовательную роль. Антонио Гауди – одна из вершин мировой архитектуры в плане воздействия на человека.


Библиография

  1. Глазычев В.Л. Послесловие / В.Л. Глазычев // Антонио Гауди / Нонель, Х. Б. – М.: Стройиздат, 1986. – С. 75 - 78.
  2. Хайт В.Л. Антонио Гауди и архитектура Запада ХХв / В.Л. Хайт // Нонель Х. Б. Антонио Гауди. – М.: Стройиздат, 1986. – С. 3 - 14.
  3. Швидковский Д.О. Антонио Гауди: стиль модерн на языке каталан / Д.О. Швидковский // От мегалита до мегаполиса: очерки истории архитектуры и градостроительства. – М.: Архитектура-С, 2009.– С. 144 - 151.
  4. Куприянов С.В. Элементы художественного синтеза в парковой архитектуре Антонио Гауди / С.В. Куприянов, Н.Н. Пиликина // Общество. Среда. Развитие (Terra Humana). – 2010. – №3. – С. 146 - 150.
  5. Калимова Е.В. Декоративно-символические элементы собора Святого Семейства А.Гауди / Е.В. Калимова // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. – 2008. – №77. – С. 106 - 110.
  6. Каптерева Т.П. Сады Антонио Гауди / Т.П. Каптерева // Искусствознание. – 2007. – №1 - 2. – С. 415 - 428.
  7.  Нонель Х. Б. Антонио Гауди / Х.Б. Нонель. – М.: Стройиздат, 1986. – 208 с.
  8. Zerbst R. Gaudi: 1852-1926. Antoni Gaudi i Cornet – A Life Devoted to Architecture / R. Zerbst. – Koln: Taschen, 1993. – 239 p.
  9. Хенсберген Г. ван. Гауди – тореадор искусства / Г. ван Хенсберген. – М.: Эксмо-Пресс, 2002. – 416 с.
  10. Криппа М.А. Антонио Гауди: 1852-1926. О влиянии природы на архитектуру / М.А. Криппа. – Koln: Taschen, Арт-Родник, – 2004. – 96 с.
  11. Риуй М.Ф. Архитектура, символ и трансцендентность в архитектуре Антонио Гауди. [Электронный ресурс] / М.Ф. Риуй; пер. Г. Денисенко // Московская ассоциация аналитической психологии – Режим доступа: http://maap.ru/library/book/158/.

 


ISSN 1990-4126  Регистрация СМИ эл. № ФС 77-50147 от 06.06.2012 © УрГАХУ, 2004-2017  © Архитектон, 2004-2017