№3(59)
Сентябрь 2017
ISSN
1990-4126

English

«Архитектон: известия вузов» № 38 - Приложение Июль 2012

Архитектура


 Шутова Марина Вячеславовна

магистрант УралГАХА
Научный руководитель:
кандидат архитектуры,
профессор М. В. Голобородский,
ФГБОУ ВПО «Уральская государственная архитектурно-художественная академия»,
г. Екатеринбург, Россия

ПРОБЛЕМЫ МОНАСТЫРЕЙ В СОВРЕМЕННОЙ ЗАСТРОЙКЕ БОЛЬШИХ ГОРОДОВ


УДК: 72.01

В последние 15-20 лет монастыри, как общественный институт и архитектурно-градостроительный феномен, переживают новую стадию возрождения. Возрастает интерес к культовым постройкам, что приводит к повсеместному образованию новых монастырей, восстановлению и реконструкции старых. Однако в связи с кардинальным изменением архитектурной и градостроительной среды, монастырские комплексы, являясь ее частью, неизменными оставаться, не могут. Отсюда возникает проблемы сохранения, восстановления и проектирования монастырских комплексов как ценных элементов застройки в условиях современной городской среды.

Ключевые слова: монастырский ансамбль, храмовая архитектура, памятники архитектуры, городская застройка


На протяжении долгих веков монастыри служили оплотом духовной и общественно-политической жизни крупных русских городов. На сегодняшний день в связи с историко-политическими событиями XX века и стремительным развитием городов это положение они утратили. И только в последние 15-20 лет монастыри, как общественный институт и архитектурно-градостроительный феномен, переживают новую стадию возрождения. Повышается интерес к культовым постройкам, что приводит к повсеместному образованию новых монастырей, восстановлению и реконструкции старых. Однако в связи с кардинальным изменением архитектурной и градостроительной среды, монастырские комплексы, являясь ее частью, неизменными оставаться, не могут. Отсюда возникают проблемы сохранения, восстановления и проектирования монастырских комплексов как ценных элементов застройки в условиях современной городской среды.

Монастырь – многоаспектный предмет изучения. Он может быть рассмотрен и как типологическая единица, и как архитектурно-градостроительное образование, и как специфическая общественная организация. Наконец, как носитель определённой смысловой нагрузки. Его также можно рассмотреть как категорию, которая представляет собою непрерывно развивающийся во времени и пространстве сложноорганизованный живой организм. Как подтверждает история предмета, это находит отражение в бесконечном разнообразии стилевых форм и композиционных приёмов, использованных в едином архитектурном комплексе. Каждый из исторически сложившихся монастырских ансамблей представляет собою неповторимое произведение духовного искусства. Но все же, можно отметить некоторые общие типичные закономерности в организации объёмно-планировочной композиции застройки монастырей. В качестве объекта рассмотрения в данном случае должны служить сформировавшиеся на сегодняшний день монастырские ансамбли.

Для начала рассмотрим понятие «ансамбль в архитектуре», чтобы определить критерии анализа уже существующих монастырских комплексов. Согласно определению, «ансамбль в архитектуре» – это согласованное расположение группы зданий, созданное на основе функциональных требований, практической целесообразности, определенного идейно-художественного замысла, с учетом архитектурного и природного окружения, обеспечивающее единство зрительного восприятия».

В данном определении уже раскрываются основные принципы формирования архитектурного ансамбля. А именно: содержательная, пространственная и художественно-стилистическая целостность композиции. Эта целостность обуславливается наличием главных и второстепенных объёмов, гармонизацией их масштабно-пропорционального строя, а также пространственной и функциональной взаимосвязью между ними. Всё это, так или иначе, формирует типичную структуру монастырского ансамбля.

Для начала необходимо обратиться к истокам определения «монастырского ансамбля». Их можно найти в текстах Священного Писания, а именно в знамении Града Небесного Иерусалима. Сведения о нём можно почерпнуть из видений ветхозаветных пророков и из «Откровения Иоанна Богослова». Согласно этим текстам, Град Небесного Иерусалима представляет собою великий город, который «нисходил с неба от Бога», расположенный на высокой горе, обнесенный высокой стеной с двенадцатью воротами с двенадцатью Ангелами: по трое ворот с каждой стороны света. «Стена символизирует стену веры, за которой святые находятся в безопасности от наступления мирского, плоти и дьявола» (Отк. 21,12). Стена города имеет двенадцать оснований из драгоценных камней. Город имеет в основании четырехугольник («…и длина его такая же, как и широта», Отк. 21,16). Улица города из чистого золота, храмом же предстает сам Господь Бог Вседержитель.

Монастырь же на Земле – своего рода символ этого Града Небесного. В основу канонической композиции монастыря положена комбинация следующих элементов, символизирующих те или иные образы откровения: Храм как символ Престола Господа, Царя и Судии, а также символ восстановленного Храма Иерусалимского, стоящего в центре небесного Града; далее, вокруг храма – расходящийся концентрическими поясами, подобными областям Рая, монастырский сад – «вертоград», как символ утраченного и чаемого к обретению Сада Едемского и, наконец, ограда с четырьмя воротами на четыре стороны света. Всю эту модель Града Небесного пронизывают две поперечные композиционные оси, закрепляющие положение врат – по четырём оконечностям этих осей, и храма – на их пересечении. Яркими образцами следования этой символической концепции монастыря являются объекты, как православного, так и западно-христианского зодчества – это монастырь Св. Луки в Фокиде; Осиос Лукас на горе. Геликон близ г. Дельфы (Греция) (рис. 1); монастыри на горе Афон (Греция), а именно Лавра Св. Афанасия (рис. 2) и монастырь Дохиар (оба – 7-12 вв.) (рис. 3). Из более близких по времени монастырских ансамблей, в которых схема прослеживается наиболее ясно, можно назвать ансамбль Смольного монастыря в г. Санкт-Петербурге (рис. 4), Александро-Невскую Лавру в г. Санкт-Петербурге (рис. 5).

Рис.1. Геликон Св. Афанасия, Дельфы, Греция

В нынешнее время описанная каноническая основа монастырского ансамбля и в целом внутренний жизненный уклад в нем претерпевают значительные изменения в связи с проблемами, которые предстают в процессе восстановления, реставрации и проектировании монастырских комплексов. Такими проблемами становятся: территориальные ограничения, высотная регламентация застройки в окружении монастырей, потеря изначальной роли в панорамном силуэте городов, проблема озеленения около и внутримонастырских территорий, зашумленность городов, юридически аспекты по возврату территорий, ранее принадлежавших монастырям. И как следствие, возникает проблема современного проектирования и строительства монастырей, необходимость корректировать современные научно обоснованные нормы и правила проектирования православных храмов и монастырских комплексов.

Рис.2. Лавра Св. Афанасия, Афон, Греция

Изначально новая застройка стала диктовать новую расстановку приоритетов в создании пространственной среды города. В современном мире все сложнее найти подходящее место для культового объекта, тем более для комплекса объектов. Предполагается, что это место должно быть живописным, желательно на лоне природы, вдали от мирской суеты, на берегу реки или озера. Такое расположение монастырей создавало определённый духовный лад, настраивало к молитве. Но всё же при этом, монастырские комплексы всегда находились в сложных связях с городской застройкой.

Рис.3. Монастырь Дохиар, Греция

В прежние времена, т.е. до начала XX века, монастырские ансамбли активно участвовали в создании визуально-пространственных связей внутри городской среды. Сложные по конфигурации объёмы монастырских зданий перекликались с силуэтными доминантами панорамы поселения. Чаще всего в качестве последних выступали всё те же постройки культового характера – приходские церкви с их характерными формами венчаний: многоярусными, сложного силуэта колокольнями световыми барабанами с купольными и луковичными завершениями. В результате, перекличка форм храмовых венчаний активно формировала гармоничную и сомасштабную человеку среду. Для поиска исторических примеров подобного пространственного согласования объёмов монастырского комплекса с архитектурной средой городских посадов можно обратиться к фотоархивам. В панорамах г. Екатеринбурга ядро главных церковных зданий огибало кольцо из ведущих и второстепенных доминант, удаленных от центра пространственных зон. Цепь панорамно-пространственных комплексов начиналась на северной стороне города зданием Александро-Невской (Лузинской) церкви на Мельковской площади и одной из главных доминант во всем пространстве г. Екатеринбурга Вознесенской церковью на одноименной горке. Далее цепь ведущих доминант продолжали: в юго-восточной части города Кресто-Воздвиженская и Троицкая церкви и комплекс Ново-Тихвинского монастыря в его юго-западной части. Все эти храмы образовывали главный треугольник доминант в центре города.

Рис.4. Смольный монастырь, Санкт Петербург

Роль ведущей доминанты в силуэтной панораме города определялась монументальными объемами и сложным абрисом храмовых венчаний и колоколен. Своими вертикальными акцентами ансамбли перекликались с прочими силуэтными доминантами и акцентами в пространственной композиции Екатеринбурга. Гражданская и жилая застройка, не превышавшая высотность в два-три этажа, представляла собою своеобразный фон для этих пространственных перекличек. В последние 30 лет, что касается ансамбля Ново-Тихвинского монастыря в Зеленой роще, то он стремительно утрачивает свое значение для городской панорамы. Связано это с невероятными темпами нового высотного строительства, которое никоим образом не учитывает сложившиеся визуальные связи, являющиеся действительно удачными находками своего времени.

Рис.5.  Александро-Невская Лавра, Санкт-Петербург

Подобная участь постигла большинство других исторических доминант панорамы г. Екатеринбурга. Это повлияло на образно-ассоциативный ряд восприятия города. Создается впечатление, что каждая последующая новостройка стремиться стать мало того, что выше близрасположенного храма, но и уничтожить формировавшиеся веками композиционные особенности пространственной модели города.

Предлагаются хаотически сумбурные, разнохарактерные по стилистическому решению формы в ансамбле, которые никоем образом не укладываются в них. А самое главное то, как строительство новых объектов близ монастырей, влияет на жизненный уклад внутри него, на деятельность насельников в целом.

Монастыри развиваются внутри своей территории в соответствии с ценностным регламентом ансамбля, а современное строительство и строительство вообще должно быть направлено на их сохранение или же учитывать их расположение на территории.

Радует, что возрождение культурного осмысления роли монастырей как неотъемлемых элементов общественной, культурной и религиозной жизни и как элементов исторической городской среды, сдвинет реставрационный процесс с мертвой точки, но, к сожалению, он сопровождается неизгладимым «отпечатком новой среды». С другой стороны, процесс преобразования и формы, и смысла этой среды неизбежен. Требуется только понять, в каком направлении он должен двигаться.

Хочется верить, что очень скоро монастыри станут такими же центрами духовности, культуры и просвещения, какими они были на Руси.


Библиография

  1. Бусева-Давыдов И.Л. Развитие композиции русских монастырей эпохи классицизма //Мавей Федорович Казаков и архитектура классицизма. – М., 1996.
  2. Вдовиченко М.В. Архитектура русских монастырей // Русские монастыри. – М., 1995.– С. 12-17
  3. Голобородский М. В. Архитектура храмов Екатеринбурга (18-19 вв.): дис. … канд. Архитектуры / М.В. Голобородский. – Екатеринбург, 2003.


ISSN 1990-4126  Регистрация СМИ эл. № ФС 77-70832 от 30.08.2017 © УрГАХУ, 2004-2017  © Архитектон, 2004-2017