№58
Июнь 2017
ISSN
1990-4126

English

«Архитектон: известия вузов» № 38 - Приложение Июль 2012

Архитектура


 Шубенцева Елена Александровна

магистрант УралГАХА.
Научный руководитель:
профессор С.В. Наумова,
ФГБОУ ВПО «Уральская государственная архитектурно-художественная академия»,
г. Екатеринбург, Россия

ОБРАЗОВАНИЕ ТВОРЧЕСКИХ КЛАСТЕРОВ КАК ОДИН ИЗ МЕТОДОВ РЕГЕНЕРАЦИИ РЕГИОНАЛЬНО-ПРОМЫШЛЕННЫХ ТЕРРИТОРИЙ


УДК: 72.012

В статье рассматриваются вопросы регенерации бывших промышленных территорий посредством создания на их месте творческих кластеров. На примере Рурской области исследуется развитие культурного сектора региона.

Ключевые слова: творческий кластер, регенерация промышленных территорий, ландшафтно-экологические методы проектирования, индустриальный ландшафт


Потребность в регенерации регионально-промышленных территорий становится очевидной с 1960-х годов и связана со структурными преобразованиями индустриальных регионов. Промышленный спад 70-80-х гг. привел к падению уровня производственных технологий, беспрецедентным загрязнениям окружающей среды, вымыванию рабочих мест, маргинализации территории, потере населения, обнищанию и т.д. Так, например, образовались целые биологически мертвые области без собственной способности к регенерации, непривлекательные для дальнейшего экономического и, соответственно, градостроительного развития.

Стратегия восстановления нарушенных территорий практически во всех странах основывается на ландшафтно-экологических методах проектирования и осознании пространственной композиции и включает следующие приоритеты:

  • модернизация: экологическая и экономическая регенерация бывшей индустриальной области;
  • квалификация: концентрация на улучшении качества среды населенных мест и ландшафта. Более высокое качество городской среды может быть достигнуто, прежде всего, через культивирование строительной культуры и защиту существующего культурного наследия, с одной стороны, и через поощрение прогрессивной архитектуры, с другой;
  • интеграция: районы с высокой пропорцией социально-уязвимых групп и депрессивных поселенческих сообществ создают вызов имиджу местности и его будущему экономическому развитию»;
  • сотрудничество: регенерация старого индустриального ландшафта может быть достигнута только через интегральные концепции. Поэтому индивидуальные проекты должны быть скоординированы, взаимно дополняя и усиливая друг друга [5].

Проблема убыточности перепроизводства сырьевых товаров стала общей для всех угледобывающих стран, в СССР крупнейшие промышленные регионы постепенно стали называться «депрессивные шахтерские города», где жили люди, у которых больше не было работы, а альтернативной никто не предлагал [6].

У таких регионов существовало два варианта дальнейшего развития: масштабная реструктуризация, или постепенное затухание и звание «депрессивного». Правительство в Германии тогда выбрало первый вариант и стало постепенно сворачивать добычу угля и закрывать шахты в пользу более перспективных отраслей, таких как машиностроение, электромеханика, информационные технологии, банковский сектор.

Область Рур, расположенная в Западной Германии, в начале прошлого века отвечала за всю основную тяжелую и угледобывающую промышленность страны. Системность и долговременный характер перемен дали потенциал для развития индустриальной Рурской области в постиндустриальном XXI в. После предпринятых изменений были образованы не просто музейные комплексы: бывшая шахта Zollverein, внесенная в список культурного наследия Юнеско, Route der Industriekultur (путь индустриальной культуры), рассказывающий и показывающий быт, условия работы, атмосферу и будни горняков, но также были созданы учебные заведения: университет Дуйсбург-Эссен, школа индустриального дизайна и др. Все это сделало Рурскую область привлекательной для активных и творческих людей.

Историк-германист И. Женин сравнивает Рурскую область с Донбассом (Украина): «Культурный потенциал Донбасса более объемен, ведь это не только конец XIX века, но и советское, а значит идеологическое содержание многих предприятий. Очевидно, что оборудование предприятий в сочетании с заводской и городской архитектурой дают представление о тех задачах, которые ставились перед горняками в период индустриализации СССР. Опыт Рурской области обладает огромным значением для проведения комплексных структурных преобразований целых регионов» [2].

Рур менялся и в итоге изменился до неузнаваемости. Теперь тут самая большая плотность не шахт и заводов, а учебных заведений и оперных театров в Германии.

Один из городов региона Эссен в течение 2010 года выполнял функцию европейской столицы культуры в рамках культурного проекта RUHR.2010. После того, как город объявляется культурной столицей года, в него привлекается дополнительное финансирование и в нем организуются культурные и туристические мероприятия.

В Эссене за год было проведено 5500 мероприятий, которые посетили 10,5 миллионов человек. В инфраструктуру было вложено около 500 миллионов евро. В итоге звание культурного метрополиса окончательно закрепилось за областью. Эссен и остальные 11 городов Рура активно поддерживают культурный вектор развития как будущее для региона, а к 2012 году планируют объединиться в один большой город.

В 2001 году началась масштабная перепланировка всего комплекса шахтных построек вокруг Цольферейн и превращение их в культурный и образовательный центр. Цеха и шахты соединяет самый большой эскалатор в Европе, а лестничные переходы внутри выглядят как потоки раскаленной стали.

В Цольферейн находится краеведческий музей Рура на 400 тысяч экспонатов, галерея современного искусства, выставочные площадки, концертный зал в цехе горнодобывающего завода, школа дизайна Цольферейн, каток вместо коксового цеха и бассейн (рис.1), а также такие заведения, как: бары, кафе, ночные клубы, казино.

Рис.1. Перепланировка комплекса шахтных построек вокруг Цольферейн

Частью комплекса является построенное в 2003 году здание школы (рис.2), которая предлагает курсы повышения квалификации в рамках программы MBA в смежных сферах менеджмента и дизайна.

Рис.2. Школа менеджмента и дизайна Цольферейн

Школа описывет себя как платформа креативной экономики, поскольку предоставляет междисциплинарную программу, которая связывает менеджмент и креативные индустрии и выращивает тем самым креативный класс.

Феномен Рура заключается в том, что именно у этой области было меньше всего шансов на успех. Но совместные усилия политиков, жителей, художников в течение 20 лет все-таки превратили Рур из заброшенного состояния в процветающий культурный метрополис.

Пока творческий класс играет роль "санитаров" города, а исследователи-теоретики развивают теоретическую базу, муниципальные власти во многих странах мира все больше осознают социально-экономические преимущества от развития этого направления и включают его в процесс планирования городов, начинают заботиться о накоплении культурного капитала и реализуют целые программы по ребрендингу районов [4].

Концентрация творческих ресурсов города получила название "творческий кластер", а процесс облагораживания кварталов — звучный термин "джентрификация".

Понятие кластера введено Майклом Портером в работе «Международная конкуренция», в которой акцентируется внимание на свойстве конкурентоспособности не только для отдельных компаний, но и для целых территорий, регионов и наций.

Кластер означает группу взаимосвязанных компаний и отраслей, сосредоточенных на одной территории и выигрывающих благодаря близости расположения и тесному взаимодействию. Кластеры, согласно М. Портеру, — это «двигатели продуктивности» [3].

Кластеры снимают жёсткое деление сферы производства (товаров) и сферы услуг. Они включают и поставщиков, и производителей, и сопровождающие сервисы, и необходимые институты — как финансовые, так и образовательные, поскольку для успешного кластера необходима налаженная подготовка специалистов.

В кластере можно быстро начать своё дело (низкие входные барьеры), быстро обмениваться знаниями, быстро найти нужных людей, оставаясь на той же территории. Кластеры означают «быструю диффузию лучших практик» (М. Портер) [3].

Творческие индустрии призваны сегодня размыть границу между культурой и бизнесом. В соответствии с концепцией «креативный город» Ч. Лэндри, в результате деятельности творческих кластеров происходит возрождение заброшенных территорий [1].

Жизнедеятельность кластера оказывает позитивное влияние на окружающую территорию — старые заброшенные районы получают новую жизнь, становятся привлекательными и для жителей города и для туристов.

Таким образом, творческие кластеры успешно регенерируют бывшие промышленные здания, заброшенные склады и старые жилые дома, а творческие люди развивают свои проекты на необычных площадках, которые в центре города доступны немногим.

Если в индустриальную эпоху горожане стремились отделить непривлекательные производственные индустрии от жилья, мест отдыха и развлечения, то сейчас можно констатировать, что перед нами новое урбанистическое пространство с развитыми процессами социального обмена.


Библиография

  1. Лэндри Ч. Креативный город / Ч. Лэндри. – М.: Классика-XXI, 2006. – 399 с.
  2. Женин И. А. Восприятие России консервативными интеллектуалами Германии : 1919-1933 гг. : автореф. дис. ... канд. исторических наук : 07.00.03 / И.А. Женин. – Москва, 2010.– 270 с.: ил.
  3. Портер М. Международная конкуренция / М. Портер. – М.: Международные отношения, 1993.
  4. Манюк А. Центр дизайна ARTPLAY: первый творческий кластер в Москве [Электронный ресурс]. – 2006. – Режим доступа: http://www.cpolicy.ru/analytics/manyuk.html
  5. Унагаева Н.А. Проблемы типологии и композиции в ландшафтной архитектуре второй половины XX – начала XXI вв. (зарубежный опыт): автореф. дис. … канд. архитектуры: 05.23.20 / Н.А. Унагаева. – М., 2011. – Режим доступа: http://www.niitag.ru/info/doc/?349
  6. Полетаева А. Рурский котел: как создавали культурный метрополис из шахтерского города [Электронный ресурс] / А. Полетаева. – 2011. – Режим доступа: http://theoryandpractice.ru/posts/1072-rurskiy-kotel-kak-sozdavali-kultu....


ISSN 1990-4126  Регистрация СМИ эл. № ФС 77-50147 от 06.06.2012 © УрГАХУ, 2004-2017  © Архитектон, 2004-2017