№3(59)
Сентябрь 2017
ISSN
1990-4126

English

«Архитектон: известия вузов» № 38 - Приложение Июль 2012

Архитектура


 Предеина Александра Николаевна

магистрант УралГАХА.
Научный руководитель:
кандидат архитектуры, доцент Е. В. Конева,
ФГБОУ ВПО "Уральская государственная архитектурно-художественная академия",
г. Екатеринбург, Россия

ФУТУРИСТИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИ ПРОШЛОГО В АРХИТЕКТУРЕ НАСТОЯЩЕГО


УДК: 72.01

В статье рассматривается феномен явления «футуризм» в архитектуре на примере переноса футуристических концепций прошлого в архитектуру настоящего путем переосмысления первоначальной идеи или через прямое цитирование. На основе рассмотренных примеров выработана гипотеза о цикличности идеи архитектурного футуризма, которая легла в основу дельнейших исследований.

Ключевые слова: футуризм, архитектурный футуризм, авангард, прогнозирование, циклическая модель, социокультурный контекст


В стремительно развивающемся современном мире будущее становится ближе с каждым новым открытием или изобретением. Изменение пространственно-временного контекста значительно повлияло на отношение архитектуры к будущему. Таким образом, прогностическая функция архитектора, изначально заложенная в профессии, значительно усилилась текущим социокультурным контекстом. Архитектор стал активно фантазировать о будущем, заглядывать значительно дальше, чем формально предполагала его профессия. Это и явилось причиной становления такого феномена как архитектурный футуризм и формирования его как самостоятельного явления.

Выявление истоков современной архитектуры в идеях архитекторов-футуристов прошлого позволяет сделать предположение о тенденциях развития архитектуры в будущем. Этот прогностический аспект исследования подчеркивает актуальность изучения архитектурного футуризма, а также является наглядной иллюстрацией взаимодействия пространства и времени.

История термина «футуризм» уходит корнями к названию европейского авангардистского движения в литературе и изобразительном искусстве начала XX века, характеризующегося резким радикализмом и антиисторизмом (рис. 1).

Рис. 1. Итальянский футуризм. У. Боччони «Улица входит в дом»; А. Сант-Элиа, «Проект аэропорта и ж/д вокзала с канатными дорогами и лифтами на трех уровнях улиц»

В современном понимании футуризм – это открытый подход к искусству, архитектуре, науке; культ будущего, попытка оторваться от прошлого и настоящего. Общими особенностями, которые можно определить для футуристического направления, являются скорость, стремительное и безоглядное движение вперед и ярко выраженная тенденция к поиску максимального выражения нового и новомодного. Но это, скорее, философские, чем художественные категории. Oтвoдя себе роль прообраза искусства будущего, футуризм в качестве основной программы выдвигал идею разрушения культурных стереотипов и предполагал взамен идею техники и урбанизма как главных признаков настоящего и грядущего.

Основные принципы футуризма вышли за рамки исключительно изобразительного искусства и литературы и оказали огромное влияние на другие творческие направления, в том числе и архитектуру. Эти творческие концепции положили начало самостоятельной жизни архитектурного футуризма.

Момент своей самой большой активности архитектурный футуризм пережил, конечно, на границе двух столетий XIX и XX веков. Идея технического прогресса с восторгом была воспринята архитектурным авангардом. Политические изменения этого времени дали уникальный шанс архитекторам для выражения своих самых фантастических идей. В 1920-е годы архитектурный авангард, пробуждаемый волной революции, развернувшейся под лозунги социальных утопий, сумел дать яркий импульс рационалистическому и функционалистическому направлениям в архитектуре [ 1 ]. И этот импульс нельзя недооценивать в масштабе формирования всей мировой архитектуры. Но все же зарождаться он стал гораздо раньше, своими истоками он уходит в XVIII век, к творчеству так называемых революционных архитекторов [ 2 ]. Речь идет о французских архитекторах Клод-Николя Леду, Этьен-Луи Булле и других, чье творчество накануне французской революции во многом повлияло на развившееся позже в начале XX века движение архитекторов-футуристов (рис. 2).

Рис. 2. Архитектурные фантазии. Э.-Л. Булле, «Кенотаф Ньютона в Париже»; К.-Н. Леду,  «Проект дома смотрителя»

Начало прошлого века стало не только самой романтичной для футуризма порой, но и самой плодотворной, и самой определяющей для него как для архитектурного течения. Эта эпоха поистине является сокровищницей футуристических идей. Все мастера авангарда были футуристами, независимо от того, занимались ли они реальным или же концептуальным проектированием. Каждое из созданных ими зданий и сооружений было абсолютно футуристично, представляло собой продукт радикально новой эпохи.

Но самое интересное, что будь то революционный авангард или социалистическая утопия, в той или иной степени все эти проекты обрели реальное воплощение. Та часть проектов, которая по тем или иным причинам не была реализована сразу, обрела второе рождение позже– в новых проектах путем переосмысления первоначальной концепции в конкретных условиях или же прямым цитированием авангардной идеи. И в последнее время в условиях формирования новых стилевых направлений роль «нереализованного наследия» авангарда стала еще более возрастать.

На счету каждого значимого авангардного архитектора множество культовых для нас футуристических проектов: это и архитектоны К.С. Малевича, и градостроительные проекты Л.М. Лисицкого и Г.Т. Крутикова, и конкурсные проекты И.И. Леонидова, и архитектурные фантазии Я.Г. Чернихова, и многие другие. Каждый проект из этого списка оказал огромное влияние на становление мировой архитектуры (рис. 3).

Рис. 3. Русский авангард. Л. Лисицкий, «Проуны»; И. Леонидов,  «Дом Наркомтяжпрома»; Я. Чернихов,  «Архитектурные фантазии»

Современная архитектура не приветствует радикального антиисторизма авангардных течений. Наоборот, даже учитывая многообразие направлений, архитектура во всех своих проявлениях обращается к истории. Но это вовсе не означает пропаганду историзма. Обращение к истокам, скорее, дает новый стимул для развития современных архитектурных идей. Нереализованные проекты обладают огромным потенциалом. Футуристические концепции прошлого представляют собой основной фонд этого потенциала. И современные архитекторы не забывают об этом. Они откровенно сообщают об источниках своего вдохновения и без стеснения рассказывают о влиянии архитектурного футуризма на их творчество. Но не всегда этот процесс осознанный. В процессе изучения истории архитектуры различные концепции прошлого оседают в головах архитекторов, а затем, обрастая новыми деталями и подробностями, перерождаются в совершенно новые идеи.

Так или иначе, путем прямого цитирования или переосмысленные футуристические концепции прошлого живут в современной нам архитектуре. Срок, отведенный на воплощение в жизнь, всегда разный. Если небоскребы, уходящие шпилями в небо, были реализованы в Штатах практически сразу, всего через несколько десятилетий после того, как были нарисованы архитекторами-футуристами, то проекты мегазданий и мегаструктур более полувека ждали своего шанса.

После своего рождения футуристическая идея практически начинает жить своей жизнью. Ее судьба непредсказуема: через забвение творческая концепция переживает перерождение в новых проектах или реализуется практически без изменений в будущем.

Судьба концепции горизонтальных небоскребов Л.М. Лисицкого в этом смысле очень показательна (рис. 4). Она иллюстрирует весь путь футуристической идеи: рождение теоретического обоснования концепции из чистой геометрии (проуны Лисицкого), непосредственно проект самих небоскребов на Бульварном кольце, частичная реализация проекта в 1930-е и, наконец, современные воплощения этой идеи.

Рис. 4. Процесс реализации футуристической концепции на примере горизонтальных небоскребов Л. Лисицкого

Полностью концепцию горизонтальных небоскребов, как их спроектировал Л.М. Лисицкий, воплотить не удалось. Короткий срок конструктивизма не позволил столь масштабным идеям реализоваться. Однако градостроительная концепция со зданиями-ориентирами была перенята другими архитекторами и через несколько десятилетий воплощена, хоть и в несколько видоизмененном качестве. Сталинские высотки, по сути, представляют собой ту же сеть городских доминант, что и горизонтальные небоскребы.

Несмотря на то, что с момента рождения этой футуристической концепции прошло почти столетие, она продолжает вдохновлять и современных архитекторов. Идея горизонтальных небоскребов сейчас актуальна как никогда. Максимальное использование полезной площади при минимальной площади застройки – цель любого застройщика. Л.М. Лисицкому в его проекте уже тогда удалось сочетать этот экономический показатель и новую функциональную модель – общественная функция в двух-трехэтажных корпусах с центральным коридором и вертикальные коммуникации в опорах. По такому принципу решаются многие современные общественные здания. Кранхаусы в деловом квартале Кельна являются практически буквальной реализацией горизонтальных небоскребов в объемно-планировочном плане. Яркое архитектурно-пространственное решение, придуманное еще век назад Л.М. Лисицким, и сейчас делает кранхаусы визитной карточкой не только делового района, но и всего Кельна.

Таких примеров, как концепция Л.М. Лисицкого, можно привести еще много. Эту же судьбу разделили проекты И.И. Леонидова. Парижский район Дефанс можно назвать квинтэссенцией творчества мастеров авангарда (рис. 5).

Рис. 5. Парижский район Дефанс

Изучение современных футуристических идей, в свою очередь, поможет спрогнозировать дальнейшее развитие архитектуры в целом. Их формирование началось со смертью модернизма. Как уже было отмечено, смена глобальной парадигмы перевернула представление людей о будущем архитектуры, совершенно по-другому расставились смысловые акценты. Если раньше культом архитекторов-футуристов была техника и тотальный урбанизм, то сейчас внимание начало акцентироваться на самом человеке и его месте в живой природе и механизированном мире.

Но, несмотря на смещение приоритетов, корнями все современные футуристические идеи уходят к своим предшественникам – к футуристическим идеям прошлого. Те концепции, которые не успели получить реальное воплощение в прошлом, переродились в новые футуристические идеи путем переосмысления их в современных экономическом и социокультурном контекстах с учетом новых жизненных условий.

Последние несколько десятилетий все острее стоит проблема гармоничного сосуществования мегаполисов и окружающей среды. Специалисты из самых разных областей промышленности разрабатывают и используют новейшие технологии, которые во многом позволяют минимизировать негативное воздействие на окружающую среду. Ко второй половине ХХ века их усилия совместно с усилиями архитекторов образовали новое направление, получившее название аркология. Ее последователи стремятся достичь баланса между техничностью строения и его экологичностью (рис. 6).

Рис. 6. Футуристические концепции

Идеологическим отцом аркологии принято считать американского архитектора итальянского происхождения Паоло Солери. Принципы симбиоза городских построек и окружающей среды пытались вывести и до него, но впервые он систематизировал имеющиеся данные, сформулировав основные постулаты в книге «Аркология: Град по образу и подобию человеческому». Солери предлагает не только новые архитектурные и градостроительные решения, но и совершенно новый образ жизни. Только так, по его мнению, удастся достичь баланса рукотворного и природного окружений. Причиной пагубного влияния нынешней архитектуры на окружающую среду Паоло Солери считает урбанизацию в горизонтальном направлении. Аркология предлагает создавать сооружения с полностью самодостаточной инфраструктурой – гиперструктуры (или мегаздания). Вертикальная ориентация таких гиперструктур решит проблему перенаселенности и неизбежной урбанизации будущего. Идеи Солери нашли многих последователей и уже воплощаются в архитектурных решениях современных архитекторов-практиков [ 3 ].

Футуристические концепции прошлого неизменно влияют на архитектуру будущего. Как творчество архитекторов-футуристов прошлого повлияло на становление современной архитектуры, так и сегодняшние футуристические идеи воплотятся в будущем в реальном проектировании или переродятся в новые футуристические концепции. Так или иначе, связь и преемственность архитектурных идей позволяет сделать выводы о циклической структуре явления «архитектурный футуризм». Эта гипотеза может лечь в основу дельнейшего исследования архитектурного футуризма.

В результате данного исследования будет построена модель архитектурного футуризма, в которой он будет представлен в качестве циклического явления. Это станет основной иллюстрацией прогностической функции архитектурного футуризма (рис. 7).

Рис. 7. Вертикальный срез модели явления «архитектурный футуризм»

В основу разработки данной модели будут положены методики из различных междисциплинарных исследований, представляющие собой набор характеристик и методов изучения эволюции идеи, циклических явлений, сложных самоорганизующихся систем. Таким образом, эта модель универсальными средствами представит весь жизненный цикл идеи архитектурного футуризма и то, как под влиянием различных внешних факторов она видоизменяется.

 


Библиография

  1. Иконников А.В. Архитектура ХХ века: утопия и реальность. В 2 т. Т 1. / А.В. Иконников. – М.: Прогресс-Традиция, 2001. – С.656.
  2. Шульц Б. Прошедшее будущее / Б. Шульц // Speech: для будущего, 05.2010.
  3. Шульга С. Мегаздания – будущее уже сегодня [Электронный ресурс] / Архитектура и архитекторы // Архитекторы. – Режим доступа: http://www.archandarch.ru/2011/05/27 / мега-здания-будущее-уже-сегодня


ISSN 1990-4126  Регистрация СМИ эл. № ФС 77-70832 от 30.08.2017 © УрГАХУ, 2004-2017  © Архитектон, 2004-2017