№58
Июнь 2017
ISSN
1990-4126

English

«Архитектон: известия вузов» № 38 - Приложение Июль 2012

Архитектура


 Мельникова Елена Михайловна

магистрант ВолГАСУ.
Научный руководитель:
кандидат архитектуры, профессор Л.В. Анисимова,
ФГБОУ ВПО "Вологодский государственный технический университет",
г. Вологда, Россия

РЕГИОНАЛЬНЫЕ ТРАДИЦИИ КАК УСТОЙЧИВЫЕ ПРИЗНАКИ СИСТЕМЫ ЖИЛЬЕ ПЛЮС РАБОТА


УДК: 728 + 725

Развитие дистанционных видов деятельности ведет к организации рабочего процесса, интегрированного в жилье. Изучение дореволюционных типов вологодских жилых домов, объединяющих жильё и работу под одной крышей, позволило выявить влияние региональных традиций на архитектурно-планировочные решения. Выявление устойчивых признаков системы позволило сформулировать требования к региональной типологии интегрального жилья.

Ключевые слова: интеграция жилья и работы, типы дореволюционного жилья, региональные особенности


Модель «квартира-офис», «дом-офис» не являются новаторским решением на рынке недвижимости. Совмещение жилого и рабочего пространства под одной крышей известно давно, как в Европе, так и в России. Взаиморасположение и связь дома и работы претерпевают изменения в настоящее время, стирается грань между домом и офисом.

С появлением интернета, мобильной связи и других информационных технологий изменилось и понимание рабочего места. Плюсы работы на дому реально ощутимы: жители не только получают рабочие места, как говорится «не выходя из дома», но и экономят время на маятниковых поездках «работа-дом», уменьшают денежные и материальные затраты на аренду помещений. Происходит сокращение автомобильных пробок в часы пик и разгрузка транспортной сети.

В связи с таким переходом к дистанционной работе более актуальным становится совмещение жилого и делового пространств. Наиболее востребован такой вид жилья у людей, занятых в малом бизнесе, т.к. площади, отданные под рабочую зону: офис, магазинчик или мастерскую, как правило, небольшие. Кроме того, малые фирмы обладают большей маневренностью и восприимчивостью к технологическим и рыночным инновациям. Структура малых организаций является достаточно гибкой и требует от работников быстрой адаптации к новым тенденциям [1].

Тема интеграции жилья и работы поднималась в следующих исследованиях: Шутка А.В. (2001г.) – рассмотрены вопросы исторического формирования дома с лавками для уездных городов Воронежской области; Анисимов В.Ю. (2007 г.) – исследованы типологические модели интегрального жилья; Игнашева А.А. (2011 г.) – на основе опыта проектирования выявлены модели совмещения жилой и деловой функции в многоэтажном жилье; Колгашкина В.А. (2012 г.) – рассмотрены социально-экономический, психологический, социокультурный аспекты проектирования крупных многоквартирных комплексов. Однако региональные особенности домов, объединяющих жильё и работу под одной крышей, не рассматривались.

В дореволюционной России жильё, совмещённое с работой, существовало давно. Однако древнерусский город домашней торговли вообще не знал. Торговать полагалось на торгу, в его рядах. И лишь в XVIII в., с развитием городской торговли, правительство Екатерины II в Городовом положении 1785 г., ст. 20 разрешило купцам держать лавки в своих домах. Если учесть, что подобные разрешения обычно лишь закрепляли фактически сложившееся положение, то можно предположить существование лавок в купеческих домах и в начале XVIII, если не в конце XVII в. Так был сделан шаг к «одомашенью» производственного быта купцов [2]. По данным статистического отчёта г. Вологды за 1836 год, лавок с товарами в рядах было 273, лавок в домах – 17, мелочных лавок – 24 [3]. В результате изучения архивных графических материалов по застройке Вологды за 1836-1917 гг. было обнаружено около 20 сохранившихся до наших дней документов домов, совмещающих жилое и рабочее пространства [4]. В дореволюционной Вологде можно было встретить следующие виды такого жилья (рис. 1).

Рис. 1. Виды интеграции жилья и работы в дореволюционной Вологде

Наиболее распространённым типом жилья интегрированного с работой являются купеческие дома со встроенными, пристроенными и отдельно стоящими лавками. Как правило, классическим вариантом было размещение лавки на первом этаже дома, а жилых помещений – на втором. К такому типу дома можно отнести:

  • каменные дома, расположенные на улице Ленина 4, 5, 9 (бывшая Кирилловская), датируются концом XIX века; лавки располагались на первом этаже; в доме № 4 находился хлебобулочный магазин [5];
  • каменный дом купца Скулябина, построенный в 1780-х годах, расположен на углу набережной VI Армии, д. 63 (бывшая Златоустинская набережная); в этом доме была открыта богодельня для бедных в 1847 году, существовавшая до 1918 года; особняк интересен тем, что он объединял жилье с торговыми помещениями: нижний этаж с толстыми сводчатыми стенами (1,1-1,2 метра) занимали лавки и склады, в верхнем этаже были жилые комнаты и парадные гостиные [6].

Помимо купечества, торговлей в Вологде занимались и мещане – мелкие торговцы и ремесленники. Между этими двумя сословиями существовала тесная связь: разбогатевшие и развивавшие своё дело мещане переходили в купечество, обедневшие купцы – в мещанство [7]. Поэтому существовали также и мещанские дома, объединяющие жильё и лавки, к примеру:

  • каменный дом, принадлежавший мещанину Аполлонову-Лобачёву, был расположен на улице Кирова (бывшая Малая Обуховская); лавка располагалась на первом этаже [4];
  • деревянный на каменном фундаменте дом, принадлежавший мещанину В.Н. Коноплёву, был расположен на улице Маяковского (бывшая Покровская); бревенчатая лавка отдельно стоящая [4].

Ремесленники, которых в дореволюционное время в Вологде было достаточно много, имели свои мастерские, где занимались различными видами промысла. Размещение зависело от характера ремесла, отдельно стоящие мастерские существовали, как правило, для «горячих» производств – кузнечного, литейного, гончарного – или связанных с неудобными в жилом помещении химическими процессами, например, для кожевенного. На первых этапах развития ремесла мастерская помещалась на усадьбе. Археологи отмечали, что на посадах русских городов до середины XIII в. почти нельзя было встретить дома, который не был бы в то же время и мастерской ремесленника. С расширением круга заказчиков деловые связи мастеров постепенно выходили за сферы интересов его ближайших соседей, возникала необходимость перемен в планировке самой усадьбы – дом ремесленника и мастерская стали размещаться ближе к воротам, иногда даже выходить на улицу. Существуют мнения, что именно такие дома положили начало новому типу застройки улиц, которая стала характерна для города в эпоху развитого феодализма и капитализма как в России, так и на Западе – улиц, как бы, составленных из фасадов стоящих рядом домов. В более древние времена улицы большинства городов представляли собой, скорее, ряды заборов, за которыми в глубине усадеб стояли дома.

В связи с переходом от работы на заказ к работе прямо на рынке стало сокращаться количество домов-мастерских. На торгу появляются мастерские, а в домах их становится несколько меньше. Надомниками остается меньшее число рабочего люда. Однако это проявлялось лишь как тенденция. Мастерских в жилых кварталах было много еще и в XIX веке [2]. В Вологде такая мастерская, в зависимости от вида деятельности могла располагаться на первом этаже дома, могла быть пристроена к нему или флигелю или стоять отдельно недалеко от жилья. Например:

  • полукаменный 2-этажный дом на улице Чернышевского (бывшая Архангельская большая) с красивыми вырезными наличниками на окнах; построен в 1867 году Копыловым Константином Андреевичем, здесь же во дворе была кузнечно-каретная мастерская, которая принадлежала ему. В 1919 году передана 12-му строительному управлению (со слов Копылова) [5];
  • дом крестьянской жены И. Степановой-Булатовой был расположен на улице Чехова (бывшая Фроловская); мастерская отдельно стоящая [4].

Дома с кабинетами, представлявшие собой более тесную связь работы и жилья, тоже существовали. Кабинеты могли располагаться как на первом, так и втором этажах. Были востребованы, как правило, у российских предпринимателей дореволюционной эпохи, врачей и юристов. Примерами вологодских домов служат:

  • полукаменный дом, принадлежавший А.Н. Лобачёву, расположен на пересечении улиц Воровского и Маяковского (бывшие Богословская и Малая Архангельская), кабинет занимает комнату на втором этаже [4];
  • дом, принадлежавший Г. Хергозёрскому, был расположен на Козлёнской улице (бывшая Большая Козлёнская); два кабинета расположены на первом и втором этажах [4].
  • Доходный дом купца Самарина, расположен на Советском проспекте 16 а (бывшая Рощенская), датируется началом XIX века

«К концу XIX века с ростом населения, связанным со строительством железной дороги, притоком крестьян и ссыльных, возникла острая нужда в жилье. Вологодские мастера деревянных дел успешно выполнили заказ, так стали появляться доходные дома. В Вологде доходный дом – двухэтажный, вытянутый вдоль главного фасада параллелепипед с балконами по краям и в центре или только по краям» [8]. В доходных домах могли снимать квартиры, к примеру, юристы. Здесь же в одной из комнат вёлся приём посетителей.

Изучение архивных материалов позволило выявить основные региональные особенности вологодских домов, сочетающих рабочую и жилую функции. Объемно-планировочное решение традиционного дома на протяжении веков формировалось в зависимости как от климатических условий региона, так и от социокультурных традиций, которые зависели от экономического положения владельца и имеющейся на тот период технологии строительного производства. Проследив зависимость влияния этих факторов на типологические признаки дома, его градостроительные особенности, объемно-планировочные характеристики и архитектурные детали, автор сделал следующие выводы: (рис. 2).

Рис. 2. Матрица зависимости архитектурных особенностей вологодских домов от различных факторов, определяющих образ жизни

  • Дома малой этажности имели форму, приближенную к кубу или параллелепипеду, компактные в плане.
  • Обязательным конструктивным элементом являлся балкон (лоджия) в углу главного фасада.
  • Под балконом находилось крыльцо с двумя парами дверей в первый и второй этаж.
  • Рядом с входом имелись сени – холодное помещение.
  • Разделение рабочей и жилой функции, наиболее характерно размещение лавки или мастерской на первом этаже, жилых помещений – на 2-ом.
  • Центральное место в доме занимала печь, используемая для отопления.
  • Скатная крыша имела большой вынос кровли.
  • Окна на фасадах были небольшими, что позволяло экономить стекло.
  • Для строительства использовалось дерево и мелкоштучный камень, строили в основном на собственные средства.
  • Блокировались только каменные дома, деревянные дома были отдельно стоящими в целях соблюдения пожарной безопасности.

Система интегрального жилья на протяжении веков претерпевала ряд изменений. В процессе эволюции утратили свою актуальность некоторые признаки, связанные с технологией строительства и факторами экономического развития общества. Система адаптируется к внешним условиям, меняя свою структуру. Однако для управления процессом развития любая система должна накапливать и хранить информацию. Для выявления наиболее востребованных в настоящее время признаков объемно-планировочного решения системы следует выделить природно-климатический фактор, который является наиболее устойчивым, не меняющимся на протяжении нескольких веков. Поэтому устойчивость системы в современных условиях могут обеспечить следующие востребованные особенности:

  • малая этажность (1-2 этажа);
  • форма близка к параллелепипеду;
  • наличие отдельных входов на 1-ый и 2-ой этажи;
  • наличие балкона, под ним входная группа;
  • поэтажное зонирование: 1-й этаж - работа, 2-й этаж - жилые помещения;
  • наличие холодных сеней;
  • скатная кровля (рис. 3)

Рис. 3. Региональные традиции вологодских домов, обеспечивающих устойчивость системы

На основе региональных особенностей вологодских домов сегодня разработаны пространственные модели, совмещающие жилую и рабочую функции, отвечающие различным образам жизни, а также климатическим условиям вологодского региона.


Библиография

1. Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура / пер. с англ. под науч. ред. Шкаратана О.И. – М.: ГУ-ВШЭ, 2000 г. – 608 с.

2. Рабинович М.Г. Очерки этнографии русского феодального города, горожане их общественный и домашний быт – М.: Наука, 1978 г. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.booksite.ru/fulltext/2rab/ino/vich/index.htm

3. Статистический отчет города Вологды за 1836 год. – Вологда: б. и., 1837 г.– 36 с. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://business.vib.edu.ru/ist_volpr/pr/prom/index.html

4. Аннотированный свод архивных графических документов по застройке Вологды 1836-1917 гг.

5. Сборник истории старых улиц города Вологды [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.booksite.ru/fulltext/sbor/nik/ulic/5.htm

6. Балашова И.Б. Жилая архитектура Вологды XVIII - первой половины XIX века / И.Б. Балашова // Русская культура на рубеже веков: Русское поселение как социокультурный феномен. – Вологда: Книжное наследие, 2002. – 424 с. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.booksite.ru/fulltext/pos/ele/nie/phe/nom/en/7.htm

7. Мещанство [Электронный ресурс] / Википедия: свободная энциклопедия. – Режим доступа: http://ru.wikipedia.org

8. Сазонов А.И. Такой город в России один/ А.И. Сазонов – Вологда: Полиграфист, 1993 г. – 95с.


ISSN 1990-4126  Регистрация СМИ эл. № ФС 77-50147 от 06.06.2012 © УрГАХУ, 2004-2017  © Архитектон, 2004-2017