№58
Июнь 2017
ISSN
1990-4126

English

«Архитектон: известия вузов» № 38 - Приложение Июль 2012

Дизайн


 Гостяева Мария Андреевна

магистрант.
Научный руководитель:
кандидат искусствоведения, профессор Н. П. Гарин,
ФБГОУ ВПО "Уральская государственная архитектурно-художественная академия",
Екатеринбург, Россия, e-mail: mag_008@bk.ru

МОРФОЛОГИЯ ГЕОКУЛЬТУРНЫХ ОБРАЗОВ УРАЛА В РЕПРЕЗЕНТАЦИИ РЕГИОНА


УДК: 62:7.05

В статье рассматриваются проблемы современного восприятия Урала, необходимость формирования актуального и корректного образа всего Уральского региона, интерпретация его природно-географического и культурно-исторического потенциала.

Ключевые слова: геокультурный образ территории, репрезентация региона, Урал, географическое пространство, природное и культурно-историческое наследие, интерпретация образов


Современное общество – общество потребления.
И ему неинтересен Урал, неинтересна любая провинция,
ведь это общество не знает как можно «потреблять»
что-то не-брендовое.
А. Иванов «Хребет России»

Россия активно втягивается в процессы мировой экономики. В условиях глобализации существенно возрастает роль отдельных регионов. Для расширения возможностей и укрепления своих позиций регионы вынуждены включаться в конкурентную борьбу между территориями за рабочие места, инвестиции, жителей и туристов [7]. Вхождение регионов в мировое экономическое пространство требует адекватного позиционирования локальных территорий и прогнозирования перспективных стратегий их развития. Необходимым условием формирования конкурентоспособной позиции региона становится выявление его территориальной индивидуальности, отличительных особенностей и положительных качеств. В поиске опоры для своего будущего развития локальным территориям необходимо обратиться к собственному историческому прошлому и активировать «культурное и природное наследие» [2]. При формировании актуального и корректного восприятия локальной территории необходимо обращение к исторически сложившемуся образу региона и представление о нем, как о конкретном, географическом и культурном пространстве.

Образ региона – это сложная система взаимодействия различных компонентов. Одними из приоритетных факторов, составляющих понятие образа региона, являются природно-географические и культурно-исторические особенности территории. Таким образом, регион представляет собой «серии культурно-географических образов, интерпретирующих локальное пространство» [3]. Но помимо того, что образ является опосредованным представлением реальности и может меняться вместе с ней, он одновременно «… является фактором изменения реальности в конкретной культуре – как один из рычагов влияния на традицию осмысления этой реальности» [3].

Образный слой среды соприкасается с реальностью проектной культуры дизайна, поскольку воплощенные образы входят в нее на равных правах с теми, что существуют в проектах или творческих концепциях [1]. Включение синтетических, когнитивных и интегративных возможностей дизайна в процесс исследования сложившегося образа способствует созданию актуального, целостного и корректного восприятия региона. Проектно-гуманитарная направленность дизайна позволит синтезировать основные образные смыслы и представить их как многоаспектную систему, интегрирующую весь историко-культурный потенциал региона.

Урал является одним из перспективных регионов России. Согласно политическим, социально-экономическим стратегиям развития Уральского региона до 2020 г., колоссальные перспективы связаны с реализацией «мега проекта» «Урал промышленный – Урал Полярный» [6] и освоением минерально-сырьевых ресурсов Полярного и Приполярного Урала. Развитие этого проекта откроет доступ туристам к уникальным природным ландшафтам Урала, которые раньше были труднодоступны для посещения, что, в свою очередь, приведет к развитию туристической индустрии. Проект также – отражение актуального и перспективного Северного вектора России, который является основой национальной стратегии страны. В рамках нового проекта освоение природных ресурсов севера не обойдется без строительства инфраструктуры, новых городов и, как следствие, притока населения. В связи с этим будет происходить сокращение дистанции между северными и южными областями. Соответственно, возникает потребность в ярком и позитивном образе, объединяющем весь Урал.

В начале XXI века Урал находится в процессе самоопределения и осознания своей идентичности. Существующий образ Урала представляет собой стихийное и дискретное восприятие региона. «В контексте современного позиционирования он потерял свою привлекательность и даже приобрел негативный оттенок» [11]. В целом наблюдается недостоверное представление о регионе, основанное лишь на фрагментарных исторических знаниях. Типичный портрет Урала в глазах мирового и федерального сообщества окрашен в серые тона заводов и убийств [5]. При более тщательном анализе можно выявить несколько основных исторических событий и имен, которые наложили отпечаток на общее впечатление об Урале: поход Ермака, промышленная деятельность Строгановых и Демидовых, горные заводы, Татищев и де Геннин, литературные произведения Бажова и Мамина-Сибиряка, убийство царя Николая II, место рождения первого президента Ельцина, возможно, вспомнятся такие характеристики, как «Опорный край державы» и «Оборонный щит страны». Более того, на сегодняшний день «наблюдается не совсем корректное соотнесение Урала лишь со средней и южной его частями, как центрами сосредоточения основного населения, промышленности, исторического и культурного слоя» [11]. Соответственно, Урал не раскрывает в необходимой степени свой природно-географический и культурно-исторический потенциал, что препятствует формированию однозначного и подлинного образа региона.

В связи с этим основная проблема исследования заключается в отсутствии корректной интерпретации природно-географического и культурно-исторического наследия Урала с точки зрения целостного и гармоничного восприятия территории. Региону необходимо «обнаружить в характере сегодняшнего Урала преемственную связь с прошлым» [9] и найти актуальные ракурсы демонстрации природного и культурного наследия в контексте современного позиционирования.

Современный облик Урала складывается из множества больших и малых образов, которые иногда, кажется, лучше не считать, а представить в виде горы самоцветов [2]. Уральский регион становится своеобразным «плавильным котлом», который соединяет воедино образы устойчивости и изменчивости, динамики и статики, материальности и нематериальности. «Урал располагает к «монтажу» исходно различных мотивов при условии их ситуативной адаптивности» [2]. Они складываются в определенных границах Урала, замыкая его территорию, организуя одновременно целостность и многогранность его образа. В связи с этим многочисленность уральских образов порождает необходимость их обобщения и интерпретации в контексте условий современного позиционирования. «Интерпретация геокультурных (культурно-географических) образов означает переход на метауровень по сравнению с процессами репрезентации: в определенном образном поле начинают сосуществовать различные по генезису, структуре и сложности символы и стереотипы»[3].

Целостность Урала образована и организована, в первую очередь, единым географическим пространством. Своеобразная геологическая история предопределила текущее строение, особенности рельефа и ландшафта Урала. «Основной частью региона является горная система Уральских гор» [8], ее преобладание в организации географического пространства определяет доминанту вертикали, которая становится смыслообразующим элементом при формировании пространства культурного. Соответственно, «ландшафт – это генокод Урала» [4], определяющий природно-географическое своеобразие региона, его целостность и последующее историко-культурное развитие. Уникальная форма Уральских гор, вытянутая в меридиональном направлении более чем на две тысячи километров, общее геологическое строение и история формирования горной системы, а также общность в организации географического пространства способствуют формированию единого облика территории.

В географическом плане целостность Урала прослеживается и в более или менее равномерной обеспеченности региона природными ресурсами. Огромный запас разнообразных полезных ископаемых рассредоточен по всей протяженности Уральских гор. Богатство региона минерально-сырьевыми потенциалом предопределило «ресурсо-разрабатывающий» лейтмотив его исторического развития.

Единство функциональной роли Урала также способствует целостному восприятию региона. Горная система Урала, меридионально вытянутая с севера на юг, выгодно отличается от относительно «плоской», равнинной территории России – Урал словно шов, «стягивающий» к себе равнинные части страны. Центральное положение Уральского хребта обуславливает описание Урала в роли «стержня» государства, «хребта России» или «объединителя равнин». С другой стороны, Урал выполняет важную географическую функцию, образуя условную границу двух частей света – Европы и Азии. Занимая промежуточное положение, он играет важную посредническую роль между Востоком и Западом, «…а устойчивые выражения «перевалить за Камень», «чрезкаменный путь» подчеркивают его значение транзитного перевала» [2]. Уникальное положение Урала определяет его характеристику как перекрестка и места встречи, «… здесь сходятся как Запад с Востоком, так и Юг с Севером, образуя замысловатую «розу путей» [2].

В целом можно отметить, что природно-географический фактор является основой формирования целостного восприятия региона. Общность территории, схожие природно-географические условия замыкают локальную территорию в единую систему, что становится предпосылкой для формирования и развития географических образов региона. Урал обладает уникальной природно-географической системой образов, отражающих основные параметры территориальной идентичности. Очевидная доминанта горной системы в организации географического пространства Урала повлияла на возникновение таких устойчивых образов, как «Горная страна», «Каменный пояс» или просто «Камень». Представление Урала как «перекрестка путей» и «границы Европы и Азии» формирует образы, отражающие функциональную нагрузку территории. Но их важной особенностью является то, что они зачастую представляют Урал в качестве линии, границы или контура и не раскрывают пространственного наполнения региона и его содержательного насыщения.

Историко-культурный фактор региона является полем столкновения и взаимодействия образов, различных по характеру и масштабу. Одной из характерных черт этого поля является стремление различных образов разделиться на устойчивые и изменчивые, материальные и нематериальные. Для одних образов характерна закрепленность в определенном временном промежутке и сохранение своего изначального облика. Таковыми являются образы среды пространственной, предметной и информационной. Урал с палеолита создает на своей территории систему исторических и культурных ориентиров. Исторические памятники древности, архитектурные сооружения и промышленные объекты, природные заповедники – все это устойчивые образы, имеющие временную и географическую локализованность, а также завершенность облика. Иллюстрациями пространственных образов являются Аркаим, Невьянская башня, Ганина Яма, Кунгурская пещера, Мань-Пупы-Нер и др., предметных – различные артефакты, такие как Золотая баба, Шигирский идол, изделия промышленного искусства и т.д. Устойчивые образы зачастую единичны и отражают лишь одну из граней уральской идентичности. Таким образом, они достоверны в масштабе всего Урала, только когда они находятся в системе. При их единичном воспроизведении вне контекста происходит утрата целостности восприятия историко-культурного развития региона.

Другие образы не имеют временной привязки и обладают большой свободой к трансформации. Как правило, эти образы существуют на протяжении всей истории региона, развиваясь и видоизменяясь в соответствие с требованиями времени.

Полиэтнический образ Урала, характеризующий его как «мозаику культур», находится в постоянном «изменчивом развитии». Этничность на Урале во все времена «меняла свой облик, дрейфуя между пиками и спадами политики, религии и экономики»[2]. Этнический лик Урала не имеет завершенности черт и является постоянно генерируемым явлением.

Формирование промышленного образа Урала стало «центром тяжести» в процессе исторического развития региона. Благодаря ему, «из сугубо географического образа «Урал» в массовом восприятии превращается в геокультурный феномен»[9]. Предпосылкой к его формированию послужила «одаренность» уральских недр огромным запасом полезных ископаемых. В процессе дальнейшего освоения ресурсов происходила постепенная трансформация облика региона от металлургического к горнодобывающему. Урал, как «горнозаводская цивилизация» (П.С. Богословский), становится мощным собирательным образом, в который включается обширная сеть смежных образов и смыслов. Он начинает распространять свое влияние на пространственную и предметную организацию социально-культурной сферы. В XXI веке промышленный образ Урала получает новый виток развития, благодаря запуску проекта «Урал промышленный – Урал Полярный» [6].

«Горнозаводское ядро» региона спровоцировало процесс формирования образа человека Урала. Через специфическую культурную ситуацию «края заводов» начали проступать общие очертания, единый неповторимый лик «уральца» – «…это упорство, гармонирующее с физической коренастостью, всегда выделяло «уральский характер» и на заводах, и на фронтах» [2]. Образ «уральца» словно выковывался в ходе своего исторического развития – от Ермака через Строгановых и Демидовых к Ельцину. В связи с этим, образ человека Урала связан с олицетворяющими регион персонажами, «… притом не в иконной стилизации, а в живой драматургии историко-антропологических портретов» [2].

Изменчивые образы, пронизывая историко-культурное развитие Урала насквозь, обладают огромным потенциалом в формировании актуального и целостного восприятия всего региона. Они являются не только отражением прошлого, но и обладают большой гибкостью по отношению к будущему. Соответственно, формирование гармоничного образа на основе корректной интерпретации уже существующего облика промышленного и полиэтнического Урала будет являться ценным активом при создании наиболее успешной стратегии для развития региона, раскрытия его социально-экономического потенциала.

Общность географии, истории, культуры, специфики территории, населения Урала являются предпосылкой создания целостного гармоничного образа территории. Вместе с тем, «интеграция и многообразие не являются противоречащими друг другу целями, но могут взаимно поддерживать друг друга»[10]. В связи с этим, территория Урала – это целостная многокомпонентная система, синтезом характеристик которой может быть представлена концепция единого образа региона. С помощью дизайна можно целенаправленно сконструировать образ Урала, создав при этом «программу» для политического, социально-экономического и культурного развития региона. Именно поэтому дизайн-интерпретация геокультурного образа Урала, основанная на неразрывной связи с территорией, культурными корнями и историческим опытом, имеет первостепенное значение при формировании актуального гармоничного и целостного образа Урала.


Библиография

  1. Генисаретский О.И. Регионализм, средовое проектирование и проектная культура// Региональные проблемы жилой среды. – М.: ВНИИТЭ, 1998[Электронный ресурс].URL: http://prometa.ru/olegen/publications/120
  2. Головнев А. В. Этничность и идентичность на Урале. Неопубликованные рукописи.(Домашний архив) 
  3. Замятин Д.Н. Геокультура: образ и его интерпретации [Электронный ресурс]. URL: http://www.perspektivy.info/misl/koncept/geokultura_obraz_i_ego_interpre...
  4. Иванов А. Хребет России. – СПб.: Азбука-классика, 2010. – 272 с. – С. 11, 27: ил.
  5. Коновалов А., Еремина Е. Модель для сборки //Эксперт Урал [Электронный ресурс]. URL: http://expert.ru/ural/2008/22/model_dlya_sborki/#comments
  6. Корпорация Урал Промышленный Урал Полярный [Официальный сайт]. URL: http://www.cupp.ru
  7. Котлер Ф., Асплунд К., Рейн И., Хайдер Д. Маркетинг мест. Стокгольмская школа экономики в Санкт-Петербурге. – СПб, 2005. – С. 11
  8. Матвеев А. К. От Май-Хоя до Мугоджар. – Свердловск: Средне-Уральское книжное издательство, 1984. – 12с.
  9. Мурзина И.Я. Очерки истории культуры Урала: монография / Мурзина И.Я., Мурзин А.Э. – Екатеринбург, 2008. – 412 с. – С.35: ил.
  10. Папанек В. Дизайн для реального мира / пер. с англ.– М.: Издатель Д. Аронов, 2008. – С. 354
  11. Рогова А.С. Новый Урал: проектная трансформация образа региона: Дис. … магистра дизайна / 070600.68 – Дизайн.– Екатеринбург, 2011


ISSN 1990-4126  Регистрация СМИ эл. № ФС 77-50147 от 06.06.2012 © УрГАХУ, 2004-2017  © Архитектон, 2004-2017