№58
Июнь 2017
ISSN
1990-4126

English

«Архитектон: известия вузов» № 39 - Приложение Октябрь 2012

Архитектурная практика


Поморов Сергей Борисович

доктор архитектуры, профессор.
ФГБОУ ВПО "Алтайский государственный технический университет",
Институт архитектуры и дизайна,
Барнаул, Россия, e-mail: pomorovs@mail.ru

ВТОРОЕ ЖИЛИЩЕ, ИЛИ РАЗМЫШЛЕНИЯ ПОСЛЕ НАУЧНОГО ОТЧЕТА


УДК: 72

Известия высших учебных заведений. Architecton. - 1993. - Спец. вып. - С. 27-40: ил.

Ключевые слова: типология жилища, архитектура жилых зданий, городские дома, загородные дома, дачная застройка


Бытует мнение, что в искусстве, как, впрочем, и в науке, есть темы большие и малые. Когда мы впервые обратились к проблеме «Второе жилище, или загородный дом горожанина», нам показалось, что эта тема – самая для архитектора незначительная. Казалось, что в иерархии она как раз размещается где-то в самом низу грандиозной пирамиды больших и еще больших тем. Мы были уверены, что здесь все априори известно, для архитектора почти не любопытно.

Но мы ошиблись. Да, был написан научный отчет, получены результаты, сделаны выводы. И в этой статье можно было бы привести некоторые сухие научные выкладки, опубликовать колонки цифр по итогам опроса населения, так сказать, «по результатам проделанной работы...» Однако меньше всего хотелось бы поступить таким образом, засушив тем самым настоящий, живой вопрос.

Здесь будут приведены размышления из серии «После... » Дело в том, что некоторые бытующие утверждения по поводу «второго жилища» не оказались, при более пристальном их рассмотрении, столь уж непререкаемыми. А некоторые наши умозаключения могут быть восприняты как антитезы и очевидные парадоксы.

1. Малое предстает большим

Как известно, ко второму жилищу горожанина, в отличие от первого – городской квартиры или дома – относят строения для временного пребывания, в основном, в период отдыха в летний сезон или в межсезонье.

Самый распространенный тип застройки, и именно о нем практически всегда идет речь, – это индивидуальная садовая или дачная застройка. Несмотря на обилие литературы по строительству дачных и садовых домов, эта тема, как ни странно, практически еще не стала сферой серьезного профессионального интереса архитектора. Это – первое утверждение, отмечаемое обширной отечественной публицистикой. В нашей стране по этой теме было организовано несколько конкурсов архитектурных проектов, но столь мало, что можно пересчитать по пальцам. Один из первых, получивших широкую прессу, так и назывался «Второе жилище, или дом на природе». Результаты его были опубликованы в журнале «Архитектура СССР» в 1985 году.

То, что архитекторы по-настоящему еще не взялись за «второе жилище», имеет достаточно простое объяснение: они этого просто еще не успели сделать. Индивидуальная садово-дачная застройка несколько последних десятилетий находилась под итогом запретов и оков ограничений. Суровые нормы и указы не позволяли по-настоящему развернуться творческому воображению. Многим читателям небезинтересно будет узнать, что, например, «Уставом садоводов» 1956 года разрешалось возводить на участие только лишь будку площадью 6-10 кв. метров. Нормы проектирования ВСН 43-85, введенные Госгражданстроем в 1986 г., дали послабление и разрешили возводить садовые домики полезной площадью всего 12-25 кв. метров. При этом предельная высота домика стопорилась на цифре 6,5 м, а высота помещений от пола:) до потолка на цифре 2,5 м. Эти ограничения были полностью отменены только в 1991 г.

Что же касается дачной застройки, как будто бы более свободной от пут запретов, то постановление Совета министров СССР от 1960 г. просто вообще запретило повсеместно отвод гражданам земельных участков под индивидуальное дачное строительство и продажу гражданам дачных строений. Это постановление имело действие вплоть до 1990 года.

В подобных оковах хоть сколько-нибудь размахнуться невозможно не только что архитектору, но и вообще любому другому законопослушному гражданину, любому рядовому дачнику или садоводу. Таким образом, есть все объективные причины для утверждения, что тема «второго жилища» так и не вошла по-настоящему в границы профессионального интереса зодчего.

Однако, и в этом мы убедились, она все же пребывала в этих границах. Более того – пребывала спокон века. Это утверждение не покажется столь уж парадоксальным, если отойти от узкого типологического прочтения темы (столь свойственного публицистике) и несколько сменить ракурс обзора. Типология объектов «второго жилища» резко расширяется, если в круг обзора включить объекты не только периодического, но и эпизодического пребывания, не только ближнего, но и дальнего отдыха. Тогда при упоминании с втором жилище мы должны иметь в виду, наряду с загородными дачами и садовыми домами, также и кемпинги, и туристские приюты, и дома рыбака и охотника, и многие другие временные и долговременные здания и сооружения, а также целые их комплексы, размещаемые в зонах отдыха у моря, в горах и пр.

В зарубежной терминологии аналогичные объекты носят обобщенное название «рекреационный дом», иначе «дом для отдыха», которое достаточно точно характеризует назначение и период эксплуатации этих построек. Под названием «рекреационный дом» подразумевают временное место проживания, используемое в определенные дни, периоды и времена года. К ним относят домики для уик-эндов, летние дачи, виллы. Наряду с этим в общий список включаются передвижные и мобильные рекреационные объекты, такие как автокемпинги, прицепные спальные вагончики, яхты, шхуны и другие передвижные устройства, используемые для отдыха во время отпуска.

Но и это еще не весь перечень объектов «второго жилища». Если обратиться к особенностям обустройства временного жилья, сложившимся у разных народов и в различных регионах, вспомнить о полузабытых формах отдыха, традициях и национальных обычаях, то в общий список попадают и удаленная от освоенных земель сибирская таежная заимка, и обворожительное шале в горах Швейцарии, и хижина романтика-путешественника, и приют пилигрима.

Но и это далеко не полный охват. А сословные формы «второго жилища», его разнообразные проявления? Их тоже необходимо учесть.

Получается, «второе» жилище – это огромный культурный пласт. И архитектор приложил немалые усилия к его формированию. Одна только проработка загородных вилл и дворцов – тоже, кстати, объектов «второго» жилища – особая самостоятельная тема, имеющая интереснейшую историческую линию.

2. «Второе» становится «первым»

Распространено такое мнение, что загородная дача, садовый дом нужны, главным образом, для того, чтобы переждать непогоду, спрятаться, переночевать. То есть загородный дом – это времянка. Рационализм, простота, даже скупость запечатлены на нашем «втором» жилище. Однако не без исключений. Эти рационализм и лапидарность - прежде всего проявления вышеупомянутых запретов, следствие доктрины устройства социального равенства, создания единой тотальной имущественной центурии. И если в городах эта доктрина выработала в архитектуре собственный метод, памятный «социалистический реализм», который создал новое строительное искусство, отказался от всего лишнего, исключил все символическое, фигуральное, то все же в противовес этому в застройке «второго» жилища, не столь подверженной «соцреалистической» экспансии, остались и сохранились традиции народного зодчества. Здесь не исчезла любовь к деталям и декору, бытует интимная непосредственная искренность, пристрастие к символу, тут и там используются цитаты из чего-то неархитектурного, способные озадачить и обворожить. Здесь сохраняется пресловутый дух места, взаимосвязь между культурным контекстом и окружением. Можно встретить множество самобытных и привлекательных строений, удачно вписанных в окружающий ландшафт.

Дом – продолжение человека, слепок с человеческого «я». Дом – лицо человека, по которому распознается внутренний мир. Именно дом, а не квартира, выполняет репрезентативную, представительскую функцию, поскольку открыт всеобщему обозрению. И загородному дому принадлежит здесь особая роль. Здесь наиболее полно раскрывается натура домовладельца, естественно и непринужденно, как это бывает во время загородного пикника.

Разброс необъятен, палитра многоцветна. Загородные дома, как люди, разнообразны и непохожи: есть распахнутые и есть зажатые, есть гостеприимные и есть угрюмые, есть педантичные и есть растрепанные, есть простодушные и есть церемонные. Занятно, что в садово-дачной застройке допускаются самые неожиданные фантазии, самые чудные метафоры: дом в виде шхуны, дом-вагон, дом-гора, дом-бочка Архитектурно-планировочное решение всего садового участка тоже зачастую неожиданно удивляет своей неординарностью: можно встретить сад-выставку, сад-гидропарк, сад-заповедник, сад-лабиринт и т.п. Здесь, за городской чертой, заведомо допустимо отступление от городской нормы. И если в городе за отступление от традиции и неумеренные фантазии человека упрекнут, назовут сумасшедшим или полоумным, то о дачнике скажут: выдумщик, да еще и выведают, как он так смастерил, повторят его опыт. Вымысел царствует во втором жилище.

Городская квартира считается первым жилищем. Но в чем это первенство и есть ли оно?

Жизнь показывает, что тесная квартира, не обладающая необходимым набором комнат, не является место постоянного жительства. Эта та же времянка. А таких квартир большинство. Как известно, около 70% всех городских квартир в России – это двухкомнатные квартиры. В такой квартире – так утверждают социологи – просто невозможно создать семью из нескольких поколений. Из нее неизбежно жильцы уедут. Во всяком случае молодое поколение, а может быть и старое...

Многоквартирный дом – это не мой дом, это наш дом, более того и чаще всего – государственный дом Квартира в таком доме, в субъективном плане, рассматривается промежуточной остановкой, откуда со временем съезжают. Человек мигрирует из одной квартиры в другую, из малой в большую, из плохой – в ту, что получше. Наши горожане в большинстве своем мигранты.

Перед нами вновь парадокс, перевертыш. То, что мы называем «вторым жилищем» – дача, загородный дом и др. – оказывается менее временным, более постоянным в сравнении с « первым». Здесь человек вкладывает вместе со своим трудом свою душу, одухотворяет клочок ландшафта. Загородный дом – это место проявления пристрастий и привычек, место , где с возрастом раскрывается такое глубинное чувство, как любовь к земле, желание ее обихаживать и защищать. Здесь в загородном «втором» доме реализуются самые фундаментальные, постоянные качества человека. Получается, «второе» жилище становится символом постоянного, «первое» – символом временного. Наблюдается удивительная метаморфоза: «второе» жилище претендует на роль «первого».

И не только претендует, но и преобразуется. Сегодня эта тенденция налицо. Проявляется она в том, что сразу, лишь только сняты были запреты, развернулась модернизация садово-дачной застройки: садовые домики стали переделываться в летние дачи, дачи – в жилые дома круглогодичной эксплуатации, в место постоянного жительства, в родовое гнездышко.

В прикладном научном плане мы сталкиваемся с новой малоизученной проблемой реконструкции существующей садово-дачной застройки. А эта застройка занимает сотни гектаров земли в ближайшем поясе к городу (а то и городской земли), причем земли, согласно принятому в декабре 1992 г. Закону РФ, переданной в частное пользование с правом ее продажи. Таким образом, проблема выработки принципов и приемов реконструкции «второго жилища», пожалуй, впервые предстает в столь новом и масштабном виде. Ее и обозначили мы себе для рассмотрения на ближайшее будущее.

И последнее. Что лично для меня стало открытием при изучении этой, на первый взгляд, незначительной темы. Это то, что не «малое есть простое», а есть лишь упрощенный взгляд на малое… Да, все тот же древний афоризм: «в малом сокрыто большое».


ISSN 1990-4126  Регистрация СМИ эл. № ФС 77-50147 от 06.06.2012 © УрГАХУ, 2004-2017  © Архитектон, 2004-2017