№58
Июнь 2017
ISSN
1990-4126

English

«Архитектон: известия вузов» № 39 - Приложение Октябрь 2012

Теория архитектуры


 Сафонов А. А.

доктор архитектуры, профессор,
Национальная академия природоохранного и курортного строительства

НАЧАЛЬНАЯ СТАДИЯ ФОРМИРОВАНИЯ ЖИЛИЩА В КРЫМУ


УДК: 728.1

Известия вузов Architecton.Architecton. - 1994.- №3-4. - С.46-53.

ПЕЩЕРА

До конца прошлого века археологи считали, что прародиной человечества является Западная Европа, поскольку очаги древнейших культур были обнаружены на ее территории. В 1879 г. русский исследователь К.С. Мережковский опроверг это мнение, ему удалось выявить на территории Крыма памятники основных этапов каменного века. Мережковский на основании отличительных признаков аналогичных предметов, обнаруженных на территории Западной Европы, первым высказал предположение о локально-очаговом развитии палеолитических культур.

Первобытный человек использовал естественные укрытия, наибольшее количество стоянок древнего человека обнаружено в пещерах. В Крыму спелеологами обследовано около 800 пещер, в некоторых археологами обнаружены следы древнейших стоянок первобытного человека. Природа щедро наделила полуостров не только укрытиями, но и разнообразным климатом, от субтропического на южнобережье, до сходного с Санкт-Петербургским на яйлах.

Человек использовал пещеру как жилище в Крыму 50-60 тыс. лет назад. Так, пещера Ени-Сала II, по мнению археологов, служила стойбищем неандертальцу эпохи мустье. Поскольку во времена палеолита и энеолита человек занимался охотой, его стоянки были кратковременны и менялись по мере перемещений.

Стоянки древнего человека, и особенно поселения людей более поздних эпох, как правило, приурочены к водоемам. Чаще всего они расположены на берегах рек и озер. Перемещались русла рек, высыхали озера и появлялись новые, вслед за этими перемещениями переносил свое жилище и человек. Эволюция природных явлений и жизнь человека всегда были неразрывно взаимосвязаны. Есть основания предполагать, что места стоянок обусловлены не только благоприятным микроклиматом, богатой охотой и наличием пресной воды, но и эстетическими качествами места.

Наиболее протяженным и живописным в Крыму считается комплекс пещер Кизил-Коба (в переводе с тюркского Красные пещеры). Они расположены в верховьях реки Салгир, на склоне Долгоруковской яйлы.

У входа в пещеры имеется туфовая площадка с живописным водопадом, являющаяся основанием небольшого ущелья, защищенная от северных ветров и хорошо прогреваемая солнцем. Благоприятный микроклимат обеспечивает оазис с вечнозеленой растительностью. С туфовой площадки открывается грандиозная панорама окрестностей: внизу изумрудное ущелье, по дну которого струится прозрачная вода горной речки Су-Ухган, и далее, в голубой дымке, плодородная долина Салгир реки. На горизонте просматривается Главная горная гряда, от Пахкал-Кая на юго-востоке до Таз-Тау на юго-западе.

В Крыму хорошо представлена мезолитическая эпоха (12-6 тыс. лет назад), или среднекаменный век. Стоянки этого периода, как правило, расположены на северных склонах, под защитой скал у родников. Такое расположение обусловлено желанием укрыться от холодного ветра с моря зимой. В поздний палеолит и ранний мезолит для жилища человек использовал пещеры, скальные навесы и гроты. В позднем мезолите (8-6 тыс. лет до н.э.) преобладают стоянки открытого типа. Некоторые археологи, например, А. А. Щепинский, происшедшие изменения в характере жилища объясняют сменой климата. Однако не следует отбрасывать и то обстоятельство, что человек к этому времени приручил животных: собаку, свинью, корову, перешел от охоты к скотоводству. Следуя по пастбищам со стадом, он не всегда мог использовать природные укрытия и вынужден был их строить сам непосредственно на пастбище или поблизости от него.

Самым большим открытием этого периода считается изображение лука и стрел. Жилище утрачивает функцию защиты человека от диких животных и превращается преимущественно в средство борьбы с климатическим дискомфортом.

ЗАГЛУБЛЕННОЕ СООРУЖЕНИЕ КИЗИЛКОБИНЦЕВ

Наибольшее количество поселений кемиобинской культуры выявлено археологами в горно-лесном районе, и в то же время здесь зафиксирована самая низкая плотность населения. Это несоответствие можно объяснить высокой мобильностью первобытного человека. Жилище он носил, как улитка раковину. Усвоенный однажды образ присутствовал постоянно в сознании, как любой другой утилитарно необходимый в быту предмет. Весь процесс замыкался на созидателе, реакция окружающей среды на его строительную деятельность им не воспринималась в силу пространственной и временной отрешенности. В эпоху присваивающего хозяйствования (охота, собирательство) принцип формирования человеком жилища схож с обустройством окружающей его фауны, деятельность его еще не нацелена на совершенствование окружающего мира.

Переход от присваивающего хозяйства к производящему (скотоводство, земледелие) начался в эпоху мезолита и закончился в период поздней бронзы (вторая половина II тыс. до н.э.). Люмпен превращается в хозяина, оседлость приводит к пространственной фиксации жилища. Жизнедеятельность человека замыкается на повседневно осязаемом им пространстве. Изменения природного окружения уже отражаются на его благополучии и вынуждают искать гармонию с окружающим миром Очевидно, здесь сокрыты основополагающие первопричины возникновения своеобразия культур, например, Кизилкобинской культуры (VII - начало VI века до н.э.).

Кизилкобинцы жили в Крыму около пяти веков, следы их деятельности теряются в III-II вв. до н.э. Они соседствовали и вели борьбу за прилегающие территории с суровыми горцами-таврами, воинственными степняками-скифами и древними греками, обосновавшимися на морском побережье. В этот период вступил в свою завершающую стадию первобытно-общинный строй, и началось классовое расслоение. Здесь появляются не отдельные памятники, а целые хозяйственно-бытовые ансамбли: укрепленные городища, поселки, деревни, хутора, стоянки с загонами для скота.

А.А. Щепкинский характеризует хутор так: «Площадь мизерная – 500 и 400 м2. В каждом хуторке по одному жилищу (размером не более 3x4 м), по две зерновые ямы, при каждом примерно по 2 га пахотной земли и, очевидно, загон для скота». У кизилкобинцев очень много сезонных стойбищ для скотоводов, охотников, рыболовов. Они во многом сохраняют традиции жилища эпохи собирательства, например, подскальный загон для скота: «Общая площадь навеса 250 м2 , по центру его – жилище (примерно 4х5 м.), так что здесь могли разместиться человек 6-8 и овечье стадо в 200-250 голов».

Самое распространенное жилище кизилкобинцев – заглубленное сооружение, которое имеет глубину до 2,3 м, диаметр до 3,0 м, минимальные размеры 0,6 x 0,3 x 0,8. м.

Типичны две разновидности сооружений: круглая и прямоугольная. Общая особенность этих построек – уширение нижней части и устройство стеновых ниш элипсовидной формы. Ниши, скорее всего, появились как шкафы, лежанки и т.п., высвобождалось пространство жилища для беспрепятственных перемещений. Традиционными они стали, на наш взгляд, благодаря тому, что увеличивали площадь теплоотдающих поверхностей. Если на разрезе жилища условно принять за плоскость нулевых температур глубину промерзания грунта, то внутренние поверхности ограждений, лежащие в зоне минусовых температур, будут теплопоглощающими, в зоне плюсовых – теплоотдающими. Они формируют температурный режим помещения, от их соотношения, прежде всего, и зависит тепловая комфортность помещений. Так, в действующей пещере Мраморная (предгорный район) температура +9°С. На протяжение суток тепловой режим здесь практически не меняется. Амплитуда сезонных колебаний температур не превышает полутора градусов. Объем пещеры расположен ниже отметки промерзания, т.е. отсутствуют теплопоглощающие поверхности, чем и объясняется стабильность температур.

В зимний период температура остается положительной – плюс три-четыре градуса. Солнечная радиация практически не влияет на формирование теплового режима жилища. Закономерностей в ориентации жилища не обнаружено. Оказывали влияние, прежде всего, микроклиматические условия площадки, господствующее направление ветра в зимнее время, рельеф и т.п. Суточные колебания температур не воздействовали на тепловой режим помещения в любой период сезона.

Ориентацию жилища кизилкобинцев определяли такие факторы как необходимость расположения входа с подветренной стороны для защиты от задувания холодного ветра, отвода поверхностных стоков от входного пандуса-траншеи.

ДОМ ТАВРОВ НА СКЛОНЕ

Таврские племена развивались неравномерно. Основные их занятия – животноводство, мотыжное, а позднее и пашенное земледелие в предгорных, горных и прибрежных районах, о чем говорят многочисленные кости мелких животных на ранних таврских поселениях Уч-Баш, на горе Кошка и в пещерном святилище Ени-Сала II. Рыбная ловля и охота – подсобные занятия тавров. На ранних стадиях некоторые прибрежные племена занимались пиратством, позднее – обменной торговлей.

Суровая природа и замкнутость тавров способствовали формированию у них своеобразной культуры: каменные жилища лепятся к скалам; погребения в каменных ящиках; полудольмены и каменные ящики, иногда окруженные кромлехами и прямоугольными оградами. Многие годы посвятил исследованиям таврской культуры П.Н. Шульц, полагавший, что у тавров существовали фортификационные сооружения, но его ученик Л.В. Фирсов опроверг эти предположения.

В планировке поселений нет каких-либо признаков регулярности, она всецело подчинена рельефу. Местоположение домов, очевидно, также продиктовано особенностями рельефа. Плотность застройки очень низкая, если даже предположить, что некоторые постройки при раскопках не обнаружены.

По описаниям Геродота, тавры строили дома с очагами и дымоходами. Такие застройки обнаружены на горе Кошка. Дома примыкали тыльной, а иногда и боковыми стенами к скалам. Крыши, предположительно, бревенчатые односкатные, с засыпкой землей сверху. Объем дома как бы врезался в склон. Примитивными орудиями труда сложно выдолбить нишу для дома в скальном грунте, поэтому использовались естественные гроты, их наличие определяло плотность застройки.

Стены выкладывались из дикого камня насухо, в поздних постройках они двухпанцирные, с забутовкой щебнем пространства между внутренним и внешним панцирями стены. Дверь устраивалась в стенах южной ориентации, потому что она влияла на формирование микроклимата помещения. Мы провели исследования на макете таврского жилища в районе Ялты. Замеры производились в марте и июне. Рисунок суточных изотерм характеризует температурный режим наружного воздуха и схож с начертанием изотерм, полученных при изучении кизилкобинского жилища. Тепловой режим помещений отличается существенно, в жилище тавров ощутимы суточные колебания, особенно в холодный период года, что свидетельствует о заметной роли солнечной энергии при формировании микроклимата жилища.

ДОМ СКИФОВ

На ранних стадиях скифы вели кочевой образ жизни. В III в. до н.э. возникают селища и укрепленные поселения скифов. Основное занятие населения – пашенное земледелие, к которому побуждала выгодная торговля хлебом с греческими городами.

Поселения располагались в предгорьях вдоль важнейших торговых путей на Боспор и Херсонес, в долинах рек, на холмах, возле источников с питьевой водой. В Крыму обнаружено 34 городища и около 50 селищ скифов. Существуют четыре типа скифских поселений: селища – открытые, обычно примыкают к укрепленному поселению, иногда устраиваются автономно; убежища, как правило, лишенные культурного слоя; укрепленные населенные пункты и города; позднескифские сельскохозяйственные усадьбы.

Известны четыре крупных поселения городского типа: Неаполь (площадью в 20 га) – главный город, Кармен-Кыр (4 гектара), Булганак (3 гектара), Усть-Альминское (6 гектаров). Неаполь – греческое название – говорит о греческом влиянии на скифскую культуру. Город возник на пересечении сухопутных путей: от Перекопа к Херсонесу, от Феодосии и Пантикапея к Каркинтиде и Колос-Лимену (Прекрасной гавани). Первые стены построены во второй половине III в. до н.э. Главные ворота находились в середине южной стены, проем имел балочное перекрытие.

Таблица
Классификация кизилкобинских поселений по А.А. Щепкинскому

В городе лишь местами, например, у главных ворот, наблюдается регулярная планировка, на которую сказалось греческое влияние, как и в отделке богатых домов (штукатурка, черепица).

При переходе на оседлый образ жизни скифы использовали жилища, сходные с постройками кизилкобинцев, но перекрывали они ямы жилища жердями, опирая их по краям горизонтально, с входом через покрытия с использованием приставной лестницы. Позднее стали строить полуземлянки, круглые в плане, основание их вырубали в скале, каркас делали из жердей и обтягивали войлоком или шкурами. Более современные овальные или прямоугольные в плане надстраивали каменными стенами из естественного необработанного камня на глиняном растворе, крыши – глинобитные или земляные, иногда оснащались сводчатыми глиняными печами. Размеры полуземлянок, обнаруженных в южной части Неаполя скифского, – 4,4x2,9x0,8 м; 2,4x2,05 м. В некоторых из них вдоль стен устроены каменные, обмазанные глиной скамьи шириной 0,35-0,6 м. Все постройки однокамерные, вход осуществляется, как правило, с южной стороны, поскольку солнечная энергия в формировании теплового режима помещения играет заметную роль.

В позднескифском жилище, в основном под влиянием эллинистического мира, утрачивается своеобразие. В III в. до н.э. в городах появляются многокамерные дома с очень плотной хаотичной застройкой, в которой трудно выявить какие-либо закономерности. Во II в. до н.э. появляются дома и усадьбы с регулярной планировкой.

Жилой дом на городище Заячье имеет прямоугольную форму плана размером 8,2x6 м по внешнему обмеру стен. Состоит из двух комнат основного жилого помещения и сеней шириной около двух метров. Толщина наружных стен более метра, внутренних 0,6 м. Выложены они из дикого камня в два панциря, с внутренней забутовкой щебнем. Стены опираются на материковую скалу и не имеют фундамента. Покрытие по деревянным балкам с засыпкой землей.

Сени, судя по их размерам и расположению дверных проемов, выполняли теплозащитную функцию входного тамбура. Это назначение сеней сохраняется и в трехкамерных домах Неаполя скифского, где слева и справа от входного помещения расположены жилые комнаты большей площади.

«ДОМ С КОНТРФОРСАМИ»

В первые века н.э. становятся типичными усадьбы, по планировке напоминающие греческие, но значительно меньшие по площади. Примером может служить усадьба «Дом с контрфорсами», исследованная А.Н. Щегловым, на юго-восточном участке городища Тарпанчи. Площадь под усадьбой 135 м2; весь ансамбль формируется домом с примыкающим замкнутым двориком, в углу которого находится хозяйственная постройка. Прямоугольный план усадьбы ориентирован углами по сторонам света. Планировка, традиционная для греческих усадеб того времени, внедряется в строительное искусство скифов по причине благоприятных условий для такого единения. Скифы обитали в степных и предгорных районах, их поселения располагались на площадках со спокойным рельефом. Так как возможности использования естественного камня ограничены, применяли сырцовый глиняный камень, который изготавливали в прямоугольных формах, т.е. материал способствовал применению регулярных систем. Замкнутый двор был защищен от ветра: входы в жилые помещения, как правило, устраивались в южных стенах, что способствовало сохранению температурного режима в доме.

В «доме с контрфорсами» каменные стены обмазаны глиной и побелены, пол и крыша глинобитные. Два входа со двора – в юго-западной стене, одна входная дверь ведет в небольшую кладовую, другая в сени, связанные с основным жилым помещением. В нем напротив входа – скамья «лежанка», в дальнем северном углу – круглая печь, в противоположном западном углу – жертвенник – полукруглый столик с оградкой и прямоугольным алтарем внутри. В центре помещения – грушевидная яма, закрывающаяся каменной крышкой. Назначение ямы, кажется, не вызывает сомнений – зернохранилище. Но почему в жилом помещении, да еще в центре? Ведь ранее заглубленные емкости для хранения зерна скифы размещали на территории усадьбы, за пределами жилой постройки. Есть основания предполагать, что яма являлась температурным стабилизатором при создании комфортных условий жилого помещения. Термальный режим ямы способствовал подогреву зимой и охлаждению летом жилого помещения. Прием не случаен, он совершенствовался поэтапно: полузаглубленные землянки с ровным полом; полуземлянки с углублением (пример такой землянки реконструирован А.Н. Щегловым в выше указанной работе); и, наконец, жилище с ямой – скорее всего интерпретация хорошо освоенного скифами принципа жилища в ином качестве. О их приверженности к термальным теплоисточникам говорит и тот факт, что в «доме с контрфорсами» жилое помещение с юго-западной стороны закрыто вспомогательными помещениями. В аналогичных композициях греческих усадебных ансамблей вдоль южных стен жилого дома обычно устраивался навес с колоннадой, иногда с парапетом. Летом навес создавал тень, а зимой солнечные лучи способствовали обогреву жилых помещений. Осторожное включение гелеоисточников в формирование комфорта жилища, возможно, связано с более жестким климатом степного Крыма по сравнению с Грецией и Южнобережьем, где преимущественно основывались греческие колонии.

Рис.  Начальная стадия формирования жилища в Крыму: основные типы жилища

Под влиянием эллинистического мира в скифских городах появились дома в двух уровнях, с подвалами и полуподвалами. Реконструкцию такого дома автору найти не удалось. Краткую характеристику «дома с подвалом» приводит Т.Н. Высотская. В Неаполе скифском он построен в конце VI в. до н.э., во II в. до н.э. перестроен и просуществовал еще столетие. Размеры подвала 12,10x5,65 м, толщина каменных стен около метра – на этом основана гипотеза о возможности существования второго этажа. Если надподвальный этаж существовал, то подвал, скорее всего, в холодный период года использовался как жилое помещение, о чем свидетельствуют штукатурка и окраска внутренних поверхностей стены и наличие очагов. На первых порах подземный этаж носит бутафорный характер, как атрибут респектабельности состоятельных горожан. Комфорт жилища прочно связан с традицией его заглубления, что, возможно, и послужило первопричиной зарождения в скифской культуре данного типа жилища.

Специфический подход к формообразованию и конструированию жилища скифами, таврами и кизилкобинцами продиктован особенностями природно-климатических условий среды обитания. На первых порах оседлости у скифов и кизилкобинцев очень схожие жилища – землянки, но в последующем появляются специфические особенности. Кизилкобинцы строят землянки с уширенным основанием и устраивают в стенах ниши. Скифы поднимают жилище над дневной поверхностью путем устройства боковых стен. Различия, скорее всего, обусловлены спецификой грунта. Большая часть поселений скифов расположена в западной части степного Крыма, здесь известняки залегают на малых глубинах. Выдолбить в скале глубокую яму примитивными орудиями очень непросто. Проще было вырубить в скальном грунте яму ниже глубины промерзания, из полученного в результате этой операции камня выложить стены до нужной высоты, а из верхнего слоя земли устроить крышу.

В зоне обитания кизилкобинцев грунты в основном глинистые, разработка их значительно проще, так как они не пропускают грунтовые воды. Из вынутого грунта устраивалась крыша и обваловка вокруг жилища для защиты его от поверхностных стоков.

Жилище тавров «врезается» в южный склон, поскольку он хорошо прогревается даже зимой. Плоская кровля позволяет «пропускать» с верхней части склона селевые потоки, камнепады, оползни. Постройка защищала человека от опасных природных явлений в горных условиях. Итак, при кочевом образе жизни первобытный человек в качестве жилища в Крыму использовал естественные укрытия и мобильные жилища (шалаш, юрта). Их создание не диктовалось конкретными природно-климатическими условиями. При переходе от присваивающего к производящему хозяйству и оседлому образу жизни утрачивается универсальность жилища, формируются типы жилых построек, приспособленные к условиям, в которых они функционируют.

Есть признаки, объединяющие жилище различных народов на первых стадиях оседлой жизни: постройки, как правило, однокамерные на семью, габариты ограничиваются физической достаточностью пространства для отдыха и примитивного быта; для обеспечения теплового комфорта жилища использовались практически неиссякаемые природные теплоносители.


ISSN 1990-4126  Регистрация СМИ эл. № ФС 77-50147 от 06.06.2012 © УрГАХУ, 2004-2017  © Архитектон, 2004-2017