№58
Июнь 2017
ISSN
1990-4126

English

«Архитектон: известия вузов» № 46 - Приложение Август 2014

Архитектура


 Лысенко Дарья Павловна

студентка.
Научный руководитель:
кандидат архитектуры, доцент Е.М. Кишкинова.
Академия архитектуры и искусств,
ФГАОУ ВПО "Южный федеральный университет",
Ростов-на-Дону, Россия, e-mai: kachuchaaa@mail.ru

НЕОМАНЬЕРИЗМ В АРХИТЕКТУРЕ Г. РОСТОВА-НА-ДОНУ


Ключевые слова: неоманьеризм, эклектика, архитектура Ростова-на-Дону


Термин неоманьеризм до сих пор не использовался при анализе памятников архитектуры эклектики. В данной статье сделана попытка обосновать принадлежность ряда памятников исторического центра г. Ростова-на-Дону к этому неостилю.

Маньеризм (итал. Manierismo – "вычурность, манерничанье") – течение в западноевропейском искусстве 1520–1590-х гг., которое возникло и развивалось вследствие кризиса идеалов "Высокого Возрождения". В странах северной и центральной Европы маньеризм охватывает не только XVI, но и XVII столетие.

Закономерно, что архитекторы периода эклектики, стремясь к расширению круга исторических стилей, которые служили для них источником вдохновения, обратились и к маньеризму. Эклектика богата стилевыми направлениями, которые появились благодаря архитектурным достижениям разных исторических эпох. Цитируя и сочетая разнообразные декоративные элементы, учитывая назначение здания, используя современные материалы, архитекторы создавали стилизации в духе той или иной эпохи, проектируя в рамках неоготики, неоренессанса, необарокко… В таком контексте логично обозначить подражание маньеризму термином «неоманьеризм».

С 1840–1850-х гг. и до конца XIX в. в архитектуре Ростова-на-Дону преобладала эклектика. В историческом центре города представлены практически все «неостили» этого периода. Неоманьеризм не является исключением. Самым значительным и по художественному уровню, и по масштабу, и по градостроительной роли памятником неоманьеризма в Ростове-на-Дону является доходный дом Генч-Оглуева и Шапошникова, расположенный на ул. Большая Садовая и построенный по проекту академика архитектуры А.Н. Померанцева (1883). Трехэтажное здание расположено на пересечении ул. Б. Садовой, пр. Семашко и ул. Шаумяна. Имея П-образный план, вдоль пр. Семашко здание занимает целый квартал. Наиболее ответственный в градостроительном отношении угол, выходящий на Б. Садовую, закреплен эркером, завершенным башней с шатровым покрытием. Нижний этаж предназначался для магазинов (этому соответствуют окна-витрины), второй и третий сдавались под конторы и жилье.

Фасады имеют сложную, расчлененную композицию: в горизонтальном направлении – обилие лепных декоративных элементов, межэтажные карнизы, в вертикальном – простенки, подчеркнутые рустовкой, легкие раскреповки, завершающиеся фронтонами, пилястры, ярусное изменение формы окон и их завершений. Высокие ступенчатые фронтоны с волютами и люкарнами, крыша с мансардными окнами, столбы «бриллиантового» руста, гермовидные пилястры, измельченный лепной декор – все это элементы, заимствованные из арсенала выразительных средств маньеризма.

В литературе, посвященной ростовской архитектуре периода эклектики, стиль дома Генч-Оглуева и Шапошникова, как и других зданий, выполненных в духе ориентации на маньеризм, обычно не определяется четко. Упоминается о наличии в их декоре элементов Ренессанса, барокко, классицизма. Однако при сравнении фасадного убранства этих зданий и памятников маньеризма XVI – XVII вв. не остается сомнений в их сходстве.

Рис.1. Доходный дом Генч-оглуева и шапошникова на ул. Большая Садовая, арх. А.Н. Померанцев, 1833 г. Фото автора

Еще одним примером ростовского неоманьеризма является бывший доходный дом П.Х. Шматова, датируемый 1890-ми гг. и расположенный на углу ул. Большая Садовая и пер. Журавлева. Значительно уступая дому Генч-Оглуева и Шапошникова по размерам, здание, однако, также имеет 3 этажа, угловое расположение и аналогичную причудливую разработку фасадов и, хотя декоративные элементы здесь имеют несколько другой характер, основной принцип сохраняется. Первый этаж обработан скромным рустом, а второй и третий изобилуют деталями, многие из которых связаны с маньеризмом: так, в простенках между прямоугольными окнами размещены пилястры с трапециевидными стволами в третьем этаже и парные муфтированные колонны – во втором. Над окнами второго этажа находятся килевидные сандрики, в которые вкомпонованы расходящиеся веером лучи.

Рис.2. Доходный дом П.Х. Шматова на пересечении ул. Большая Садовая и пер. Журавлева, 1890. Фото автора

Декоративные элементы, свойственные маньеризму, можно обнаружить и на фасаде бывшего административного здания мельницы И.А. Супрунова (середина 1890-х гг.), расположенного на пр. Буденовском. Авторство проекта приписывается В.И.Якунину. Принято считать, что фасад этого двухэтажного дома решен в русском стиле XVII века. Однако и рисунок усложненных трапециевидных пилястр, в том числе муфтированных, и обилие мелких декоративных элементов находят параллели и в европейском маньеризме. Одно не противоречит другому, ибо русское узорочье и московское барокко XVII в. заимствовали многие декоративные приемы как раз из арсенала маньеризма.

Рис. 3. Административное здание мельницы И.А. Супрунова, пр. Буденовский,
арх В.И. Якунин, 1890 г. Фото автора

Таким образом, при анализе рассмотренных памятников архитектуры можно сделать вывод, что неоманьеризм, отличительной особенностью которого, как и собственно маньеризма, является прихотливая и измельченная декорация, наряду с другими неостилями эклектики, был востребован торгово-промышленной элитой Ростова конца XIX в., вероятно, как раз в силу эффектности и декоративной насыщенности фасадного убранства.


Библиография

  1. Есаулов, Г.В., Черницына В. А., Архитектурная летопись Ростова-на-Дону. – Изд. 2-е, доп. – Ростов н/Д, 2002.
  2. Барановский, Г.В., Архитектурная энциклопедия второй половины XIX века. Том 7. Детали. – СПб.: С.-Петербург,1904.
  3. Хопкинс, О. Визуальный словарь архитектуры. – СПб.: Питер, 2013.


ISSN 1990-4126  Регистрация СМИ эл. № ФС 77-50147 от 06.06.2012 © УрГАХУ, 2004-2017  © Архитектон, 2004-2017