№3(59)
Сентябрь 2017
ISSN
1990-4126

English

«Архитектон: известия вузов» № 46 - Приложение Август 2014

Архитектура


 Ряпосов Иван Александрович

аспирант, ассистент кафедры градостроительства.
Научный руководитель:
кандидат архитектуры, профессор И.В. Кукина.
Институт архитектуры и дизайна,
ФГАОУ ВПО "Сибирский федеральный университет",
Красноярск, Россия, e-mail: ivanryap@gmail.com

СОЦИАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ КАК ОДИН ИЗ ФАКТОРОВ СТАБИЛЬНОСТИ ГРАДОСТРОИТЕЛЬНЫХ СИСТЕМ


Ключевые слова: градостроительство, экологическая безопасность, социальная безопасность, организация пространственной среды города


Поддержание безопасности является необходимым условием стабильного существования любого общества. Потребность в защищенности – первоочередная инстинктивная потребность человека, без нее невозможно полноценное существование. Поэтому незащищеннная среда жизнедеятельности представляет опасность не только с точки зрения прямого ущерба от чрезвычайных ситуаций и конфликтов, но и косвенного негативного эффекта, связанного с различными страхами и опасениями населения, ограниченностью в различных видах деятельности и в свободе социальных взаимоотношений. Нужно заметить, что само понятие «безопасность» достаточно обширно и по-разному трактуется в рамках разных теорий и научных дисциплин. В наиболее общем понимании безопасность – это такое состояние сложной системы, когда действие внешних и внутренних факторов не приводит к ухудшению системы или к невозможности ее функционирования и развития. Применительно к безопасности градостроительных систем обычно рассматривают три группы факторов: природные, антропогенные и социальные (рис. 1).

Рис. 1. Опасные факторы среды. Источник: [5]

Важным этапом в осознании комплексности проблемы градостроительной безопасности является внедрение в профессиональную деятельность понятия «устойчивое развитие». Концепция устойчивого развития, изначально формировавшаяся как модель экономического роста при сохранении природных ресурсов и экологической безопасности, постепенно переросла в комплексную модель безопасного и стабильного существования общества, включающую различные факторы – экологические, экономические и социальные. Социальный аспект концепции устойчивого развития подразумевает, в первую очередь, сохранение стабильности социальных и культурных систем, сокращение числа разрушительных конфликтов между людьми. Главным приоритетом развития общества должно стать сохранение жизни и здоровья человека, а право личности на безопасность – одним из базовых неотчуждаемых прав. Градостроительный кодекс РФ, принятый в 2004 г., прямо указывает на необходимость осуществления градостроительной деятельности с условием обеспечения принципов устойчивого развития территорий [1, с. 5]. Само понятие «устойчивое развитие территорий» определяется кодексом как «обеспечение при осуществлении градостроительной деятельности безопасности и благоприятных условий жизни человека...» Однако вопросы социальной безопасности традиционно выносятся за пределы градостроительной практики. В частности, необходимая текстовая часть комплекта генерального плана включает только «перечень и характеристику основных факторов риска возникновения чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера». Анализ рисков социального плана, продуцируемых в процессе реализации генерального плана, градостроительным кодексом не предполагается.

Тем не менее нельзя сказать, что в градостроительной теории не рассматриваются вопросы социальной безопасности. Исследования в области социологии города конца XIX – начала XX в. (Ч. Бут, Р. Парк, Э. Берджесс) показали, что любые негативные социальные явления, такие как бедность, маргинальность, криминальная опасность, имеют пространственную локализацию, а значит, находятся в области интересов градостроительной науки [4]. Большинство крупных градостроительных концепций XX в., связанных с поиском идеальной модели организации жилой среды («город-сад», «нейборхуд», «микрорайон»), так или иначе затрагивали проблему формирования благоприятной социальной среды. Такой подход предполагает сведение к минимуму самой возможности возникновения социально опасных ситуаций. Проблема же противодействия уже существующим социальным опасностям, таким как бедность, преступность или социальная изоляция предполагает два пути решения: тотальная ликвидация неблагополучных территорий и формирование на их месте жилой среды нового типа (в рамках одной из «идеальных моделей») или постепенное восстановление через локальные меры воздействия на факторы социальной опасности.

Первый подход, несмотря на критику отдельных теоретиков городского планирования (Д. Джекобс, Л. Мамфорд), преобладал в градостроительной практике вплоть до 70-х гг. XX в. Только серия крупных градостроительных неудач в сфере реконструкции трущобных территорий, самой известной из которых является снос жилого комплекса Прюитт-Айгоу в Сент-Луисе (США), заставила обратить внимание на методы точечного воздействия на негативные социальные процессы. В частности, в этот период начинает формироваться так называемая теория предотвращения преступности через организацию пространственной среды (Crime prevention through environmental design, CPTED), впервые выдвинутая С. Рэйем Джеффри [7]. В основе концепции Джеффри лежат принципы психологии бихевиоризма, которые подразумевают, что поведение индивида зависит в первую очередь от характера последствий – от того, будут эти последствия приятными или неприятными. Джеффри интерпретирует эту теорию следующим образом: решение о совершении преступления зависит от четырех факторов – потенциальной выгоды от преступления, сложности его совершения, вероятности быть пойманным и личностных особенностей самого преступника. Таким образом, задача при организации пространственной среды состоит в том, чтобы уменьшить «позитивное подкрепление» и увеличить вероятность негативных для преступника последствий.

Параллельно с Джеффри свою концепцию декриминализации жилой среды планировочными и архитектурными методами в 1972 г. выдвигает американский архитектор Оскар Ньюман [8]. В основе его теории удобного для защиты пространства (Defensible space) лежит принцип территориальности – способности территории формировать у ее пользователей чувство собственности, сопричастности [3, с. 90]. Необходимыми условиями для формирования чувства территориальности Ньюман считал небольшую численность пользователей, «закрепленных» за определенной территорией, понятную иерархию городских пространств по оси «общественное – частное» и наличие физических или визуальных границ, фиксирующих эту иерархию. Теория предотвращения преступности через организацию пространственной среды расширяется и уточняется до настоящего времени, однако образующий ее каркас базируется на принципах, выдвинутых Оскаром Ньюманом и С. Рэем Джеффри.

Анализируя историю развития научной мысли в области обеспечения социальной безопасности городских территорий, можно обозначить два основных направления воздействия: формирование здоровой социальной среды и нейтрализация сложившихся негативных явлений в обществе. Первое направление предполагает предотвращение социально опасных ситуаций. Эффект от такого воздействия значительно растянут во времени. Второе направление воздействия оказывает влияние «здесь и сейчас», ограничивая возможность реализация общественно опасных действий. По механизму воздействия можно выделить социальные, психологические и планировочные факторы влияния пространственной среды на безопасность (рис. 2). Этим трем факторам в большинстве случаев соответствуют три масштабных уровня планирования и проектирования. Социальные факторы безопасности среды связаны с решениями, принимаемыми в масштабах города в целом. Они определяются социальной структурой города, локализацией различных социальных групп в его пространстве, уровнем пространственной сегрегации. Планировочные факторы безопасности складываются в основном на уровне организации отдельных городских территорий – жилых групп, общественных пространств, объектов инфраструктуры. Психологические факторы, зависящие от визуальных свойств среды, связаны с масштабным уровнем отдельных архитектурных объектов, их ансамблей, а также элементов городского дизайна.

Рис. 2. Принцип влияния пространственной среды на социальную безопасность.
Схема автора

Градостроительная теория имеет в своем арсенале достаточное количество подробно исследованных методов обеспечения социальной безопасности через городское планирование и организацию среды. При этом в отечественной практике сложилась ситуация, когда определение безопасность градостроительной деятельности понимается исключительно в контексте защиты от природных и техногенных опасностей. Очевидна необходимость в подходе к безопасности градостроительных образований как к комплексной системе, учитывающий все факторы, продуцирующие опасности.


Библиография

  1. Градостроительный кодекс Российской Федерации. – М.: Проспект, КноРус, 2010. – 128 с.
  2. Джекобс, Д. Смерть и жизнь больших американских городов / Джейн Джекобс / Пер. с англ. Л. Мотылев. – М.: Новое издательство, 2011. – 460 с.
  3. Кияненко, К. В. Архитектура и безопасность: «Защищающее пространство» Оскара Ньюмана / К. В. Кияненко // Архитектурный вестник – 2011. – № 5 – С. 86–92.
  4. Парк, Р. Э. Город как социальная лаборатория / Роберт Парк / Пер. с анг. С.П. Баньковской // Социологическое обозрение. Т. 2. – 2002. – № 3.
  5. Шадрина, А. В. Моделирование эколого-градостроительной безопасности города Екатеринбурга. [Электронный ресурс] – URL: http://book.uraic.ru/project/conf/txt/005/archvuz22_pril/17/template_art... (дата обращения: 23.03.14)
  6. Шнайдер, Г.Й. Криминология / Ганс Шнайдер / Пер. с нем. ; под общ. ред. Л.О. Иванова. – М.: Прогресс – Универс, 1994. – 504 с.
  7. Jeffery, R. Crime Prevention Through Environmental Design / C. R. Jeffery – Beverly Hills, 1971
  8. Newman, O. Creating Defensible Space / Oscar Newman – Institute for Community Design Analysis, 1996 – p.126


ISSN 1990-4126  Регистрация СМИ эл. № ФС 77-70832 от 30.08.2017 © УрГАХУ, 2004-2017  © Архитектон, 2004-2017