№58
Июнь 2017
ISSN
1990-4126

English

«Архитектон: известия вузов» № 50 - Приложение Август 2015

Архитектура


 Каминская Ангелина Романовна

магистрант
Южный федеральный университет, Академия архитектуры и искусств,
Ростов-на-Дону, Россия, e-mail: kaminskayalina@mail.ru

ОТЕЧЕСТВЕННАЯ АРХИТЕКТУРА ДЕТСКИХ ДОСУГОВЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ ХХ ВЕКА


Первые детские досуговые учреждения появились в России еще в конце XIX – начале ХХ века. Прогрессивные педагоги 1900–1910 годов (П. Ф. Лесгафт, С. Т. Шацкий, А. У. Зеленко, К. А. Фортунатов), пытаясь противостоять консерватизму официального воспитания и образования, организовывали первые детские клубы, мастерские, летние лагеря в Москве и области. Ориентированы данные учреждения были на детей из малообеспеченных слоев населения (мастеровых, ремесленников, представителей пролетариата), поэтому первоначально они размещались в так называемых народных домах – общедоступных культурно-просветительских учреждениях. [3]. Основной состав помещений Народного дома включал библиотеку-читальню, зрительный зал и общественную чайную. Минимальный состав помещений и малое количество Народных домов ограничивало возможности работы педагогов.

В 1907 году по проекту архитектора А.У. Зеленко был построен детский клуб С. Т. Шацкого. В здании клуба были оборудованы различные мастерские (ремесленные и художественные), библиотека и актовый зал. Помимо этого, архитекторы А.У. Зеленко и И.П. Кондаков выполнили серию проектов типовых народных домов, но до 1917 года в Москве были открыты всего два из запланированных двенадцати народных дома. Несистемный характер работы и размещения досуговых учреждений, отсутствие государственной поддержки не позволили создать полноценную систему детских творческих центров.

Проблемы организации детского досуга не только сохранились, но и усилились после революции 1917 года. Необходимость воспитания человека нового времени, а также увеличение числа беспризорных детей ускорили появление первых учреждений внешкольного образования. Инициатива создания первых кружков и секций принадлежала партийным и комсомольским организациям. Вскоре появляются первые станции юных натуралистов (Станция юных любителей природы, 1918, Москва; с 1920 г. – Центральная биологическая станция юных натуралистов им. К.А. Тимирязева.); внешкольная работа получает официальную поддержку государства [5].

Начиная с 1920-х годов в стране формируются два основных типа детских досуговых учреждений:

1. Детские комнаты в здании рабочего клуба (специально запроектированные или приспособленные помещения для детского досуга).
2. Детские досуговые учреждения в отдельном стоящем здании – Дворце или Доме пионеров и школьников (приспособленном под данную функцию).

Рассмотрим оба типа подробнее.

 Детские комнаты в здании рабочего клуба. Рабочий клуб представлял собой досуговое учреждение общего типа, основными посетителями которого были пролетарии. Первоначально клубы занимали помещения дворцов и усадеб, национализированных в первые годы советской власти. Там открывались читальни, кружковые комнаты, игровые площадки для детей. Практически одновременно ведлось экспериментальное проектирование зданий рабочих клубов. Новый тип сооружения потребовал от архитекторов разработки специальной программы. Совместно с представителями профсоюзов были сформулированы основные требования к составу помещений рабочего клуба; выделены четыре функциональные группы помещений: зрительный и физкультурный залы, детские и кружковые комнаты.

Большинство проектов 20–30-х годов были основаны на подобных функциональных схемах. Проанализируем несколько московских проектов того времени. Единственная детская комната в клубе им. Зуева (арх. И. Голосов, 1927–1929) располагается на первом этаже. В рабочем клубе фабрики «Рот-Фронт» (арх. С. Пэн, 1930) клубные помещения использовались посменно: утром – для детей, вечером – для взрослых. Большинство занятий с детьми проводились в фойе клуба. Специализированные детские кружковые помещения были запроектированы во Дворце культуры им. Горбунова (арх. Я. Корнфельд, 1929).

В 1930-е годы стал ощущаться недостаток помещений для проведения детьми полноценного досуга. В 1932 году авторы книги "10 рабочих клубов" подвергают критике описанные выше решения. На основе анализа 10 московских клубов авторы делают вывод о том, что необходимо предусматривать полноценные помещения для досуга детей и увеличивать площадь детских помещений [4].

С критикой современной ситуации выступал архитектор И. Леонидов, автор проектов двух клубов «нового социального типа», который призывал архитекторов работать в новых социальных условиях, требующих иной организация клубной работы [6]. В своих проектах архитектор И. Леонидов разрабатывает новый принцип функционального деления помещений – помещения для массовой и углубленно аналитической работы. Для организации детского досуга им был запроектирован отдельный детский павильон с открытыми площадками и бассейном.

Детские досуговые учреждения в отдельном здании. В 30-е годы широкое распространение получают учреждения, специализирующиеся на организации детского досуга. Несмотря на то, что первый московский Дом пионеров был открыт в 1922 году, повсеместно они стали открываться только после 1935 года.

Постепенно складывалась система учреждений внешкольного воспитания, центральными элементами которой стали Дворцы и Дома пионеров и школьников (ДПШ). Активно шел процесс приспособления различных зданий под функции дополнительного образования. В 1936 году одним из первых в Москве в приспособленном здании особняка чаепромышленников Высоцких (арх. Р. И. Клейн, 1900) был открыт городской Дом пионеров им. Крупской. Открытый в 1937 году ДПШ в Аничковом дворце стал первым крупным детским досуговым учреждением в Ленинграде (Санкт-Петербург). Архитектурная ценность здания существенно ограничила возможности в его приспособлении под новые функции.

Аналогичный процесс происходил в городах на юге России. В 1936 году под Дворцы пионеров и школьников были приспособлены общественные здания, особняки и усадьбы в Ростове-на-Дону, Таганроге, Краснодаре; в 1937 – в Астрахани; в 1938 – в Майкопе. Во время переоборудования горкома партии в ДПШ в Сталинграде (Волгоград) были созданы помещения для занятий танцевальных, музыкальных, театральных и хоровых коллективов, лаборатории юных натуралистов, кино и фотостудия, радиоузел и т. д.

Кроме того расширяется номенклатура детских досуговых учреждений. На территории всего Советского Союза открываются детские школы искусств; станции юннатов, детские библиотеки и театры; парки и железные дороги для детей и др. Такое разнообразие было призвано обеспечить каждого ребенка занятием по интересам и существенно увеличивало возможности внешкольного образования.


Библиография

1. Александров, П. А., Хан-Магомедов, С. О. Архитектор Иван Леонидов / П. А. Александров, С. О. Хан-Магомедов. – М.: Стройиздат, 1971. – 128 с.: ил.

2. Есаулов, Г.В. Черницына, В.А. Архитектурная летопись Ростова-на-Дону / Г.В. Есаулов, В.А. Черницына. – Ростов н/Д, 2002 – 86с.

3. Жаркова, Л.С. Культурно-досуговая деятельность: Теория, практика и методика научных исследований / Л.С. Жаркова, А.Д. Жарков, В.М. Чижиков. – М.: МГУК, 1994. – 111 с.

4. Кеменов, В.С. 10 рабочих клубов / В.С. Кеменов. – М.: Правда. 1932. – 109с.: ил.

5. Лебедев, О.Е. Дополнительное образование детей: учеб. пособие для студ. высш. учеб, заведений / Под ред. О.Е. Лебедева. – М.: ВЛАДОС, 2000. – 256 с.

6. Милинис, И.Ф. Организация работы клуба нового социального типа [Текст] / И.Ф. Милинис // Современная архитектура. – 1929. – № 3. – С. 105–111.


ISSN 1990-4126  Регистрация СМИ эл. № ФС 77-50147 от 06.06.2012 © УрГАХУ, 2004-2017  © Архитектон, 2004-2017