№4(60)
Декабрь 2017
ISSN
1990-4126

English

«Архитектон: известия вузов» № 10 Июль 2005

Теория архитектуры


Холодова Людмила Петровна

доктор архитектуры, профессор,
зав. кафедрой теории архитектуры и профессиональных коммуникаций,
ФГБОУ ВО "Уральский государственный архитектурно-художественный университет",
Екатеринбург, Россия, e-mail: lph@usaaa.ru

 Александров Андрей Игоревич

аспирант УралГАХА
Научный руководитель:
доктор архитектуры, профессор Холодова Л.П.
ГОУ ВПО "Уральская государственная архитектурно-художественная академия",
г. Екатеринбург, Россия

АРХИТЕКТУРНЫЙ ПРОЕКТ КАК АРТЕФАКТ


Все, на чем лежит печать человеческой деятельности, некоей созданности, принято называть артефактом. Архитектурный проект, выполненный в любой исторический период, является артефактом. Понятие «артефакт» в общефилософском смысле как нельзя точно относится к понятию «архитектурный проект». «Сюда включается, прежде всего, та часть природы, которая подверглась человеком переоформлению, преобразованию; материально-вещественные стороны его, собственно социального и природного бытия, а также идеальные символические формы», – так трактуется И.Ф.Игнатьевой понятие общефилософского смысла артефакта [1].

Сам архитектурный проект предназначен для осуществления предметной деятельности и воплощает в себе сознательное целеполагание. В каком-то смысле мы можем назвать архитектурный проект «орудием труда». Необходимо овладеть навыками его использования и тем самым обеспечить процесс наследования.

Архитектурный проект – продукт сложного процесса создания конкретных решений. В свою очередь, сам проект – часть многоуровнего механизма формирования среды обитания, с массой внешних и внутренних связей. Из этой общей формулировки выделим наиболее значимые признаки архитектурного проекта.

Создание любого архитектурного проекта требует массу затрат: временные, материальные, профессиональные, интеллектуальные. Временные затраты довольно очевидны: чем сложнее и масштабнее поставлена задача, тем больше времени потребуется для ее решения. Естественно, что объем необходимого времени может варьироваться в зависимости от количества занятых в процессе людей. Материальные затраты делятся на прямые (бумага, инструменты, фотосъемки, системы компьютерного моделирования и пр.) и косвенные (литература, помещение проектной фирмы, лаборатории, натурное обслуживание, связь и многое другое). Профессиональные навыки также относятся к разряду материальных затрат. Квалифицированный специалист – важное звено в цепи архитектурного проектирования, его знания и умения сказываются на качестве проекта. Специалист стоит дорого. Временные, материальные и профессиональные затраты предполагают окупаемость. А вот интеллектуальные вложения трудно оценить в момент создания конечного продукта. Интеллектуальные вложения – продукт творческой, авторской мысли создателя. Таким образом, проект – это конкретный объем концентрированной целевой информации.

Проект нельзя считать законченным продуктом архитектурной деятельности, так как архитектурное произведение в конечной форме существует в реальной среде обитания человека и непосредственно с ним взаимодействует. В процессе своего существования сооружение будет изменяться, реагировать на жизнь и этим самым станет неотъемлемой ее частью.

Необходимо отметить, что мы говорим о проектах, которые изначально создаются с целью постройки. Всем известно, что в архитектурной деятельности существует огромный пласт «бумажной» архитектуры, архитектурные фантазии и др. Но это особая группа.

Итак, цель архитектурного проекта – строительство, воплощение. Только в этом случае замысел, идею можно назвать реализованными – окупившимися, и в этом случае идея переходит в реальное значение. В противном случае весь комплекс идей и решений и затраченных на это средств остаются в нереализованном потенциале и ждут возможности «окупить» свое существование.

Каждый архитектурный проект содержит, как указывает С.П.Заварихин, параллельную систему многослойной духовной и материальной инфраструктуры [2]. Мы полагаем, что необходимо эту систему дополнить свойством поперечной многослойности, которое основано на региональности и фундаментальности наполнения структур. Поясним. Если мы рассмотрим пласт всех существующих архитектурных проектов с точки зрения сходства и различий в информации, принципах решений, структуре и других составляющих проекта, получим следующую картину. Очевидно, что проекты будут схожи в том, что они все создают искусственную среду, пространство обитания. Также в проектах выявятся некоторые общие принципы построения конструкций, композиционные приемы, объем и наличие элементов. Все эти общности относятся к ряду фундаментальных знаний. Индивидуальные черты проектов, такие как стиль (в данном случае подразумевается предпочтение социальной группы), технические и физические характеристики (параметры, определяемые географическим положением), индивидуальные особенности (черты присущие конкретной нации, культуре, традициям) являются региональными. Введение этого дополнения позволяет более полно раскрыть признаки архитектурного проекта, которые отражают возможности их различной реализации.

Любой опыт или знание имеют способность распространяться. Процесс распространения осуществляется за счет носителей исходной информации. Эти носители могут быть прямыми и косвенными. Если рассматривать вопрос передачи информации в архитектурной среде, то проект будет нести функцию прямого носителя, а сооружение, здание – роль косвенного. Реализация или воплощение в реальности архитектурного проекта может происходить косвенно, т.е. через другие проекты архитектурных сооружений. В архитектурном проекте разрабатываются конкретные идеи и решения. Они профессионально выполнены и обладают долей индивидуальности. Возможная доля решений может быть использована в последующих проектах. Что же касается степени реализации, то здесь важно отметить, что реальная постройка уже несет конкретное значение, а проект продолжает быть на уровне потенциала. И только в случае, когда часть решений, содержащихся в проекте, реализуется в новой постройке (автор нового проекта использует старые проекты как банк профессиональных решений), этот проект начинает обретать реальное значение, а значит, окупаться. Влияние одних проектов и сооружений на другие происходит посредством информационного обмена. Важно отметить, что основной багаж информации заключен в проектах, а не в постройках. Передача информации от сооружения к сооружению происходит через проект. Кроме того, в процессе передачи информации проекты, по сравнению с постройками, мобильнее и эффективнее.

Таким образом, архитектурный проект самоценен и обладает потенциалом, который может быть востребован профессионалами.

Проекты имеют разную степень реализации. Сами проекты можно разделить на три группы: реализованные, нереализованные и не предусмотренные для реализации. Проекты реализованные и не предусмотренные для реализации обладают определенным потенциалом и, безусловно будут востребованы в будущем. Интересно рассмотреть нереализованные проекты. Проекты, которые были завершены и готовы к реализации, могут быть не реализованы по разным причинам и перейти в архив. Но есть проекты частично реализованные, реализованные с изменениями. Их тоже можно смело отнести к нереализованным проектам. Итак, мы имеем огромное число нереализованных проектов, в которых заложен потенциал реализации разных уровней.

Интересно обратиться к рассмотрению потенциала неосуществленных архитектурных проектов с точки зрения их актуальности на сегодняшний день. Вопрос актуальности потенциала проектов многозначен. С одной стороны, необходимо разобраться с элементами потенциала, вычленить и оценить их как самостоятельные системы, С другой стороны, вычленить из архитектурного процесса потребителей потенциала, определить их признаки и индивидуальные критерии подхода к информации. Только после этого можно аргументировано утверждать возможность реальной пользы нереализованных проектов.

В процессе анализа потенциалов нереализованных проектов выявилось несколько факторов, определяющих критерии их оценки: перекрываемость, иерархичность и встроенность. Не останавливаясь на расшифровке этих факторов, отметим, что само определение потенциалов зависит от уровня знаний потребителя, от задачи, которая поставлена перед проектировщиком или ученым. В процессе развития наук «понятия … становятся более сложными, обогащаясь за счет все более многостороннего учета связей» I3I. В архитектуре эти изменения обусловились введением в сферу архитектурной науки интернаук смежных областей знаний. Однако следует отметить, что новые науки не могут воздействовать на архитектурную практику таким образом, что зачеркнется все ранее сделанное на земле архитекторами, с другой стороны, новые знания чаще всего имеют зашифрованные сведения в ранних постройках. Например, во времена Возрождения архитектурный проект анализировали по иным критериям, нежели сегодня. Но это не означает, что в проектах до ХХ века, когда появилась экология, не решались вопросы взаимодействия с окружающей средой. Также, например, акустика. Наука это молодая, но всем известно, что еще древние греки создавали сооружения с идеальной акустикой. Действительно, масса молодых наук, такие как экология, синергетика, психология восприятия и многие другие научные дисциплины находят подтверждение своих теорий в объектах, созданных задолго до своего появления. Этот факт определяет то, что потенциально любой проект вне зависимости от времени своего создания является носителем информации для всех последующих эпох. Реальный объект неизбежно существует по законам реальности, вне зависимости от того, каким образом он был создан, с учетом каких-либо научных концепций или без их учета. Если какие-то составляющие не учтены, они будут сформированы стихийно. Поэтому естественно ожидать, что в процессе развития наук будет продолжаться изучение с позиций новых знаний созданных объектов архитектуры, частью которых являются и архитектурные проекты.

Таким образом, потенциал нереализованных проектов зависит не от уровня знаний на момент создания проекта, а от уровня на момент анализа проектного решения. Анализировать проект необходимо с позиций современных знаний, не отрицая возможность найти в «старых» проектах массу информации с точки зрения новых, молодых наук. Общепринятое выражение «без истории нет науки» в этом случае работает как нельзя лучше.

Выделим основные критерии оценки потенциала нереализованных проектов. Материально-утилитарный: конструктивный, структурный. Идейно-художественный: стилевой, образный. Обозначенные критерии и их деление мы намеренно ограничили. Каждый из пластов имеет свои особенности функционирования, организации, создания, а, значит, имеет свой информационный багаж. Этот багаж, как мы уже упоминали, имеет внутренние региональные и фундаментальные пласты. Наполнение отдельного пласта происходит не только изнутри, но и снаружи. Процесс пополнения знаний в научных дисциплинах непрерывен, в том числе, и в теории архитектуры. Новые понимания проблемы замещают старые, меняя сложившиеся стереотипы. Встает вопрос об актуальности решений, созданных ранее.

Каждое знание состоит из фундаментальных идей и позиций и сопровождается изменяемой составляющей. В архитектуре принято говорить о каркасе, как неизменяемой составляющей, и о ткани, как изменяющейся составляющей. Изменяемость знаний в рассмотренных пластах идет не линейно, а по спирали. Чем полнее информация сформированных нижних колец спирали, тем определеннее и качественнее верхние. Развитие спирали прямо относится к объему потенциала в проекте. Пласты, обладающие достаточной фундаментальностью, практически не устаревающие, определяют продолжительную актуальность решений, заложенных в проекте. Актуальность пластов с высоким процентом изменяемых знаний имеет циклический характер. Это означает, что информация, ненужная сегодня, может стать востребованной завтра.

Особенно интересно для архитектуры то, что архитектурные стили тоже повторяются по своей специфической спирали. Востребованность архитектурных проектов, разработанных в период господства классицизма и неоклассицизма, в настоящее время очень велика, как и велика востребованность в просмотре проектов, выполненных в начале становления «современного движения». Далее, почти во всех крупных городах имеется серия неосуществленных проектов, разработанных для конкретного градостроительного узла. Информация о таких проектах очень важна при проведении предпроектного исследования, ведь эти проекты выполнены, как правило, профессионалами, которые делали его на основе своего предпроектного исследования. И не важно, в какой период проект разрабатывался. Город – организм, имеющий очень длинную жизнь. Кроме того, в определенный период возможно использование уже готового проекта, разработанного 30-40 лет назад. Иногда это просто экономично, иногда это совпадает со стилистикой места, иногда возникает ситуация, когда стало реально возможно осуществить какой-то грандиозный проект, выполненный полвека назад.

 Важно осознать, что любой архитектурный проект, выполненный когда-либо и кем-либо, обладает потенциалом и может быть востребован потребителем. Кто же они? Потребителей целесообразно разделить на группы: теоретики, историки, проектировщики, администраторы, преподаватели и студенты художественных вузов. Каждая группа изучает информацию, заложенную в проектах со своих позиций, в зависимости от сформулированной задачи.

Как решить задачу учета и хранения этой бесценной информации? Уже давно раздаются призывы к созданию базы данных об архитектурных проектах, но воз и ныне там. С годами решать эту проблему не будет легче. Легче будет собирать базу данных о проектах, которые сегодня выполняются на компьютерном носителе. А проекты прошлых лет мы обязаны ввести в базу данных. Это требует определенных затрат, но пора это сделать. В Уральской архитектурно-художественной академии в результате выполненной научно-исследовательской работы, «Нереализованные проекты в архитектуре» при финансовой поддержке Российской Академии Архитектуры и Строительных Наук, подготовлен к изданию альбом и переведено на компьютерный носитель более ста нереализованных проектов архитекторов Екатеринбурга, разработана методика их использования. Работая в архиве музея академии, мы убедились в том, что хранящиеся там проекты малодоступны, неудобны для просмотра, но, в тоже время, содержат в себе остро актуальную информацию с позиций современного архитектурного процесса. Например, мы обнаружили серию нереализованных проектов, которые должны были быть размещены на главном проспекте г. Екатеринбурга (ул. Ленина). Любой архитектор, получив задание на проектирование зданий на ул. Ленина, с большим бы удовольствием просмотрел все то, что проектировалось на этом месте другими профессионалами. Но в современный архив он не пойдет. Он сделал бы просмотр, сидя у себя в мастерской, через интернет.

Все группы потребителей получат возможность быстро получить информацию, отпадет необходимость в подготовке части диссертационных работ, связанных с исторической тематикой. Часто научной новизной является то, что впервые собран материал по какому-то предмету исследования. Сейчас собирать материал по архитектуре крайне затруднительно, и требуются усилия ученых.

Пересмотр самого отношения к любому архитектурному проекту позволит обеспечить эффективную работу как проектировщиков, так и ученых. Если осознать, что архитектурный проект есть артефакт, что в нем заложен потенциал, что он является свидетельством архитектурной мысли, если научиться их хранить, ими пользоваться, то архитектурные процессы получат новое направление. Осуществлять новую систему хранения информации можно уже сейчас. Начинать надо с системы образования. Каждый студент, выполняя объем архитектурного проектирования за год (а все студенты проектируют на реальной ситуации), должен сдавать свои работы на диске, а не в бумажном виде. Постепенно появится навык, и уже выпускник будет продолжать создавать свой личный сайт, который будет содержать его учебные работы, работы на практиках, дипломную работу и текущую работу. Банк данных будет создаваться сам собой.

Создав банки данных об архитектурных проектах в академических проектных институтах, мы получим положительный пример для всех проектных мастерских. Сложность в том, что сам автор проекта или проектная группа быстро теряют интерес к своему выполненному проекту, так как, закончив один, приступают к разработке другого. Создавать специальную службу не экономично. Это должно считаться обычной практикой. Каждый должен знать, что все, что он сделал, должно попасть в архив в компьютерном виде.

 


Библиография

  1. Игнатьева И. Ф. Общефилософский смысл понятия «артефакт». В кн. Человек - сам себе не понятный: Сб. ст./Сост.: В.П.Большаков, А.П. Донченко; НовГУ им. Ярослава Мудрого. – Новгород, 1977. – с. 41.
  2. Заварихин С. П. Русская архитектурная критика. Середина XIII- начало XX вв. Издательство Ленинградского ун-та. 1989. С.7.
  3. Реставрация памятников архитектуры: Учебное пособие для Вузов/С.С.Подъяпольский, Г.Б.Бессонов, А.А.Беляев – М.Стройиздат, 1998. С.5
  4. Холодова Л.П. Нереализованные проекты архитекторов Екатеринбурга./Ж. Стройкомплекс Среднего Урала, N12-1(26), 2000.
  5. Холодова Л.П., Александров А.И. Использование нереализованных проектов в современной архитектурной деятельности. /Ж. Известия высших учебных заведений. Строительство, N 4 (250), 2002.

 


ISSN 1990-4126  Регистрация СМИ эл. № ФС 77-70832 от 30.08.2017 © УрГАХУ, 2004-2017  © Архитектон, 2004-2017