№56
Декабрь 2016
ISSN
1990-4126

English

«Архитектон: известия вузов» № 23 Сентябрь 2008

История архитектуры


Меерович Марк Григорьевич

доктор исторических наук, кандидат архитектуры, профессор,
член-корреспондент Российской академии архитектуры и строительных наук,
член-корреспондент Международной академии архитектуры.
Иркутский государственный технический университет,
Иркутск, Россия, e-mail: memark@inbox.ru

КОНЦЕПЦИЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО РАССЕЛЕНИЯ


Идентификационный номер Информрегистра: 0420800020\0026


В статье раскрывается содержание «концепции социалистического расселения», предопределившей весь комплекс расселенческих мероприятий, начиная с 1930-х и заканчивая 1960-ми годами. Концепция предопределяла градостроительные решения, воплощая главную социальную функцию власти – уп­равление людьми. Она задавала административное деление территории страны таким образом, чтобы обеспечить партийно-государственное руководство военно- и трудо-мобилизационными образованиями, формируемыми из проживающего на данных территориях, пролетарского (с его руководящей и организующей ролью) и непролетарского населения.

Ключевые слова: социалистическое расселение, административно-территориальные образования, экономическое территориальное деление, мобилизационно-политическое членение территории.


Выполнено при финансовой поддержке гранта РГНФ в рамках научно-исследовательского проекта «Агломерации: расселенческая доктрина в России сегодня и 100 лет назад (учет исторического опыта при принятии современных решений)» № 08-01-00512а. 2008-2009

 

К середине 1920-х гг. определяются основные положения военно-оборонной доктрины СССР. Именно они составляют основу программы индустриализации, влияют на конкретные планы промышленного и неразрывно связанного с ним гражданского строительства. В этот период формулируются требования, которые позднее, в декабре 1927 г., будут одобрены в решениях XV съезда ВКП (б). Эти требования подготовки страны к обороне составят основу планов первой пятилетки:

а) районирование промышленности должно соответствовать целям стратегической безопасности;

б) металлургия (черная и особенно цветная) должна быть ориентирована на обеспечение, прежде всего, военных потребностей;

в) общий план развертывания промышленности должен предусматривать первоочередное вложение средств в те отрасли, которые являются наиболее проблемными в народном хозяйстве в отношении военных задач (авто- и тракторостроение, химия и т.п.).

Основой экономики страны в целом и планов размещения новой промышленности, в частности, является требование развертывания «ассимилированного» военно-промышленного комплекса (ВПК), состоящего из «военно-гражданских» производств. Требование размещения новых населенных мест в соответствия со структурой производства становится определяющим для формирующейся системы расселения.

Концепция социалистического расселения воплощает главную социальную функцию власти – управление людьми. Она дает окончательный ответ на вопрос о структуре управления территориями, соответствующей природе пролетарского государства – административное деление осуществляется с таким расчетом, чтобы обеспечивать партийно-государственное руководство военно- и трудомобилизационными образованиями, формируемыми из проживающего на данных территориях пролетарского (с его руководящей и организующей ролью) и непролетарского населения. Концепция социалистического расселения в соответствии с планами индустриализации, рассматривает размещение промышленности по территории страны как развертывание единого процесса производства и распределения продукции. Главной ее задачей становится создание такого административно-территориального устройства, которое соответствует характеру производственно-хозяйственных процессов общегосударственного масштаба – она расчленяет территорию и население страны на хозяйственно-территориальные единицы с самодостаточным производственным циклом, соразмерные друг с другом по количеству населения, обладающие:

а) промышленно-пролетарским «ядром»;

б) зоной размещения населения, привязанного к производству (промышленному и сельскохозяйственному);

в) сырьевыми регионами, обслуживающими производство;

г) обслуживающими производство транспортными ареалами;

д) распределительной системой.

Поиск и выделение таких территориальных единиц (или территорий, имеющих тенденцию к формированию таких единиц) с учетом всех названных выше условий называется «экономическим территориальным делением». Правда, «экономическим» подобное деление можно назвать лишь условно, поскольку по сути своей оно таковым не является. Собственно «экономическое» содержание появляется лишь тогда, когда возникает задача территориально очертить границы партийного руководства конкретной хозяйственно-производственной системой.

Иерархически выстроенная система партийных организаций, осуществляющая управление населением и хозяйственно-производственными процессами, предполагает приведение партийных организации одного уровня в хотя бы приблизительное равенство по численности своих членов (а также равенства организуемого этими членами беспартийного окружающего населения). Вопрос пропорционирования, с одной стороны, численности членов партии, распределенных по территории, и, с другой стороны – беспартийной, и как следствие, малосознательной части населения, охватываемой организующим влиянием этих членов партии и мобилизуемой в случае необходимости; оказывается ведущим при определении размеров новых административно-территориальных единиц. Поскольку существующее административно-территориальное деление не отвечает требованию сомасштабности размеров территории и «плотности» партийных организаций (численности членов партии), а также соразмерности партийной и беспартийной частей населения, постольку оно объявляется устаревшим.

Исходя из этого, концепция решает две задачи:

1) реформирование существующей в европейской части страны структуры управления территориями – административно-территориальное членение «перекраивается» в целях выделения пролетарских центров и тяготеющих в нему зон сельскохозяйственного населения (сбалансированных по численности);

2) формирование в отдаленных, слабозаселенных и неосвоенных районах новой иерархически устроенной партийно-государственной структуры «руководства-подчинения», призванной концентрировать, организовывать и направлять финансовые, материальные, человеческие и прочие ресурсы на достижение производственных целей сверхбыстрыми темпами. Таким образом, создается такая конфигурация границ административных единиц и такая плотность населения, которые обеспечивают формирование пролетарских центров, согласованных по численности с находящимся в зоне их влияния населением территорий сельскохозяйственного профиля.

Промышленность рассматривается советским руководством как основа развития всего народного хозяйства. Поэтому, и при перекройке старого территориального деления, и при создании новых территориально-административных единиц выделять объекты управления (партийного, хозяйственного, административного и проч.) предлагается прежде всего с учетом «сосредоточения промышленности». Так предписывает поступать один из тринадцати принципов административно-территориального деления страны, разработанных Административной Комиссией ВЦИК и утвержденных II сессией ВЦИК VIII созыва, 19-20 марта 1921 г. А также размещения населения вокруг промышленно-распределительных пунктов – так предписывает поступать другой принцип>

Промышленность в рамках концепции соцрасселения всегда, в большей или меньшей степени, включает в себя «военную» составляющую, входит в будущую структуру «военно-гражданских» производств. Поэтому, при размещении промышленности требуется не только учитывать существующую концентрацию населения и наличие транспортных коммуникаций, но и определять перспективы ее развития. Один из принципов, разработанных Административной Комиссией ВЦИК: мощность промышленных предприятий, конкретные точки их размещения и перспективные планы их развития, определяет будущую потребность в рабочих кадрах, т.е. необходимость сосредоточения населения в определенном количестве и определенной квалификации в конкретных районах. Размещение промышленных предприятий задает также направление и вид прокладываемых путей сообщения и т.п.

Очевидно, что процессом (какой бы он ни был – например, производство определенного вида продукции или законченного полуфабриката) проще управлять, когда он полностью находится «в одних руках», то есть в одном подчинении находятся все его составные – добыча сырья, его переработка и обогащение, производство, хранение, распределение, транспортировка, требуемые энергетические ресурсы и т.п. Поэтому административно-территориальное деление рекомендуется производить так, чтобы оптимизировать руководство производственными процессами: «… организационное проведение плана и жизнь на местах должны совпадать и территориально. И организационно, так как только близко стоящие к делу люди и организации могут придавать всему делу огромную активность и конкретность …»[1, с.21]. Для этого в границы любого административно-территориального образования предписывается включать все объекты, сырьевые базы и прочие территории, данный процесс обеспечивающие. Так, например, предписания Административной Комиссии ВЦИК предлагают: «При условии работы на местном сырье, границы районов должны быть согласованы с границами распространения этого сырья …»[2, c.162]. В тех случаях, когда сырье доставляется каким-либо из видов транспорта, административное деление предлагается производить на основе учета «направления и характера путей сообщения: железнодорожных, водных, шоссейных и других» [2, c.162].

Поскольку основой партийных органов является пролетариат, постольку административное деление предлагается производить так, чтобы пролетарский партийный орган выступал в функции центра для партийных органов нижнего звена, состоящих из непролетарских элементов. Исходя из этого, экономическое территориальное деление (следующее за управленческим) рекомендуется осуществлять таким образом, чтобы «основным ядром новых районов» становились «пролетарские центры» [2, c.162].

В роли «пролетарских центров» – ядер новых административно-территориальных образований, концепция соцрасселения предлагаетпоселения особого типа – соцгорода.

Концепция соцрасселения, неразрывно связанная с размещением новых промышленных производств, рассматривает промышленность как градообразующий фактор – причину возникновения, существования и развития городов; она утверждает главенство целенаправленно организуемой производственной деятельности, а селитьбу при ней рассматривает как подчиненную – обеспечивающую, обслуживающую производство. В ее рамках место работы трактуется как главный источник укорененности людей в жизни. Он выполняет функции:

а) распределения средств к существованию (получение жилья из государственных фондов, начисление заработной платы, выдача продуктов и вещей);

б) получения социальных благ (детский сад, поликлиника, санаторий, турбаза и т.д.);

в) организации досуга (празднование дней рождения, банкетов, «красных» дней календаря и т.п.);

г) получения привилегий (поощрение жилищем улучшенного качества или увеличенной площади, получение улучшенных продовольственных пайков, персонального автомобиля и проч.);

д) формирования отношений между людьми на основе включенности в социальные группы внутри организации и проявлении людьми себя в составе этих групп в борьбе за лидерство, в борьбе за упрочение служебного положения или в борьбе за продвижение по службе и т.д.

Законодательно в этот список включены: «… а) денежная плата; б) квартира, отопление, освещение, водопровод; в) предметы продовольствия и потребления; г) производственная одежда, внеплановые выдачи и т.п.; д) парикмахерские, бани, театр; е) продукты с огородов и советских хозяйств; ж) все сделанные предприятиями и учреждениями затраты по организации быта и прочие услуги, предоставляемые коммунальными отделами; е) средства передвижения, жезнодорожные билет, выделение по месту работы надобности грузовые автомобили в случае надобности, оплата проезда к месту работы на трамвае и проч.; ж) семейные пайки и другие дополнения к заработной плате, выдаваемые по месту работы семьям рабочих и служащих» [3, с. 629] . Исходя из этого, соцгород предстает как единое территориальное образование, состоящее из градообразующего промышленного предприятия и поселения работающих на этом предприятии людей (а также членов их семей, которые, согласно концепции соцрасселения, в обязательном порядке должны быть заняты в общественно-полезном труде – либо работать на промышленном или обслуживающих предприятиях, либо учиться).

Несмотря на установку концепции социалистического расселения по равномерному размещению промышленности по территории страны, остается некоторое количество административно-территориальных районов, где численность сельскохозяйственного населения оказывается преобладающей по отношению к фабрично-заводскому. Причем, малая величина существующих городов (или даже их полное отсутствие), а также отсутствие каких бы то ни было перспектив индустриального развития и, как следствие, недостаточно развитый пролетарский потенциал не позволяют городам выступать в роли центров, сомасштабных прилегающей непролетарской зоне. Возведение же новых крупных промышленных объектов, способных выступить причиной появления нового соцгорода, в силу разного рода причин представляется здесь нецелесообразным.

В итоге, эти территории остаются без поступления значительных масс пролетариата и выпадают из-под формируемого концепцией соцрасселения организационно-управленческого охвата. Поэтому в местностях сельскохозяйственного профиля, не входящих в зоны интенсивного индустриального развития, концепция соцрасселения вместо соцгородов предполагает формирование пролетарских центров второго иерархического уровня – пролетарских ядер значительно более мелкого масштаба и иного «качества», нежели соцгород. В этих зонах пролетарские центры формируются в виде специфического производственного образования – машинно-тракторных станций (МТС).

Именно они призваны, заменяя управленческую функцию соцгорода, выступить в роли пролетарских планово-производственных форпостов «колхозного и совхозного производства, организующих сельскохозяйственный производственный процесс» [4, c .31]. Подобная организационно-политическая роль МТС будет постоянно усиливаться – начиная с 1933 г., после создания в них (и в совхозах) политотделов, МТС фактически становятся «промышленно-производственными» узлами целых сельскохозяйственных районов. Вокруг них организуются машино-тракторные мастерские (МТМ) и небольшие сопутствующие промышленные предприятия. Здесь же группируются и промысловые артели, сосредотачиваются «наиболее квалифицированные и культурные кадры колхозного производства», а также концентрируются культурно-бытовые и социально-культурные учреждения. Местное дорожное строительство направляется на обеспечение транспортной связи МТС с обслуживаемой ею периферией, в результате чего они становятся также и основными транспортными узлами прилегающих территорий [4, c.31].

Концепция соцрасселения рассматривает соцгорода как элементы государственного управления населением в структуре централизованной власти. Поэтому они размещаются там, где существует (или искусственно создается) максимальная концентрация пролетариата. Через них власть осуществляет: а) трудо-мобилизационные мероприятия – перераспределение рабочей силы в масштабе всей страны и удержание ее на месте в целях использования для отправления всеобщей трудовой повинности; б) руководство единой общегосударственной системой производства; в) всеобщее плановое государственное распределение вещей, продуктов, социальных благ между социально-трудовыми коллективами; г) военно-мобилизационные мероприятия.

Соцгород – это новые условия жизни нового социалистического человека. Поэтому концепция соцрасселения утверждает ценность строительства новых городов как мест, свободных от стереотипов прежнего образа жизни, старого характера межличностных отношений, старых форм деятельности, старой культуры – то есть, в целом, как поселения другого типа, благоприятные для внедрения новых форм организации деятельности и жизни, нежели существующие города. Концепция утверждает принципы «искусственно-технической» организации процессов функционирования поселений – «труд», «быт», «отдых» должны быть организуемы целенаправленно, на основе научных знаний и расчетов так, чтобы исключить неконтролируемые процессы жизнедеятельности.

Концепция исходит из принципа искусственного прикрепления к месту работы больших масс людей. Удержание нужного количества рабочей силы в нужном месте осуществляется за счет привязки их пропиской, выдачей продовольственных карточек, наделением жилищем из государственных фондов, медицинским обслуживанием по месту работы, обучением детей исключительно по месту проживания и т.п.; за единицу нормативных вычислений потребного количества населения принимается специфическая расчетная единица – «рабочий».

Соцгорода создают с прилегающими к ним сельскохозяйственными зонами, едиными территориально-производственными системами «город-деревня» с постоянными производственно-хозяйственным обменом: город снабжает деревню конкретным планово изготавливаемым ассортиментом промышленной продукции; деревня город – сельскохозяйственной продукцией в количестве, гарантирующем ее полное употребление. Процесс втягивания сельскохозяйственных территорий и проживающего на них крестьянского населения в сферу организационно-управленческого влияния создаваемых индустриальных центров, а, фактически, в зависимость и подчинение им начинает трактоваться как практическое исполнение теоретических постулатов о «стирании границ между городом и деревней».

Важной организационно-управленческой функцией соцгородов является обеспечение трудо-мобилизационной и военно-мобилизационной составляющей процесса коллективизации. Соцгорода не только предоставляют выходцам из деревни возможность занять рабочие места в промышленной индустрии, но и осуществляют комплектование личного состава дислоцированным в них военных формирований. Прибывающие в город массы крестьянского населения разделяются на два потока. Из одного, состоящего из «необразованных и политически ненадежных крестьян», осуществляется пополнение дислоцированных на данной территории подразделений пехоты и кавалерии (не требующих никакой изначальной квалификации новобранцев). Из другого, который составляют крестьяне, уже прошедшие «школу индустриального производства» (т.е. «опролетаренные», организационно подготовленные, технически грамотные и т.п.), комплектуются «передовые технические соединения – моторизованные и механизированные»[5, c. 108].

Заметим, что в программах на проектирование соцгородов, обязательное размещение в них военных частей предусматривается отдельной строкой. Так, в «Программе для составления эскизных проектов планировки и застройки городов Магнитогорска и Кузнецка и типов жилых домов», утвержденной СТО и Госпланом СССР 1 сентября 1930 г., предписывается включить в планировку Магнитогорска и Кузнецка место для военных городков[6, л.114]. То же и в списке общественных зданий для г. Магнитогорска, предписанных к проектированию в составе генплана с расчетной численностью 120 000 чел.[6, л. 2-3].

Кроме этого, соцгорода, являясь центрами окружающих их непролетарских ареалов и выполняя по отношению к ним функцию сосредоточения органов руководства, одновременно выступают форпостами размещения контингентов силовых ведомств, предназначенных для подавления потенциально возможного внутреннего сопротивления, как в самих городах, так и на прилегающих сельскохозяйственных территориях. Поэтому величина соцгородов определяется, в том числе, исходя из способности содержать определенную «массу» этих контингентов, поскольку подразделения ОГПУ и милиции, как, впрочем, и регулярные военные формирования, могут располагаться в населенных пунктах лишь при условии наличия в них достаточного количества производящего и обслуживающего населения.

Таким образом, определение ареалов мобилизационно-политического членения территории является ключевым в отношении внешних административно-территориальных границ районов расселения – они обеспечивают установление нормативной численности населения различных категорий и «функционального предназначения». То же самое происходит и в отношении планировки социалистических поселений, которые в своей внутренней планировочной структуре (на ином иерархическом уровне) также реализуют принцип мобилизационно-партийного членения городской территории. В масштабе соцгородов этот принцип позволяет определять структурную организацию селитьбы, состав сооружений обслуживания, набор объектов пропаганды, палитру градостроительных средств организации досуга и проч. Он же определяет степень возможной «рассредоточенности-сконцентрированности» территории поселения. Так, например, в ходе экспертизы в марте 1931 г. в Научно-техническом совете ГУКХ РСФСР вариантов размещения соцгорода Магнитогорска Г.Б.Красин, исходя из постулатов концепции соцгорода, категорически возражает против рассредоточенного строительства города одновременно и на правом, и на левом берегах р. Урал только потому, что в результате этого может утратиться организационно-политическая связь селитьбы с заводом и, в итоге, часть населения останется вне политического контроля: «… когда вы сделаете здесь (на правом берегу р. Урал – М.М.) железнодорожный узел, он привлечет к себе жилое население. <…> можем ли мы <…> построить два больших города – один на 80.000 человек (около комбината – М.М.) и другой тоже на 80.000 (на другом берегу, подле железнодорожного узла – М.М.), и можем ли мы посадить там коренное рабочее население. В чьих руках будет находиться политическая власть? Там город будет лишен основного командующего кадра»[6, л.16].

В контексте планов индустриализации концепция соцрасселения решает главную задачу – постулирует принципы выделения территориальных единиц, соразмерных друг с другом по количеству населения и обладающих: а) промышленно-пролетарским «ядром»; б) зоной размещения населения, привязанного к производству (промышленному и сельскохозяйственному); в) сырьевыми регионами, обслуживающими производство; г) обслуживающими производство транспортными ареалами; д) распределительной системой.


Библиография

  1. Александров И.Г. Восстановление производства в России. – М. 1924. – 21 с.
  2. Вопросы экономической географии М.: ОГИЗ-СОЦГИЗ. 1934 – 244 с.,
  3. СУ РСФСР. 1921. Отдел первый. № 67. ст. 513. С. 629
  4. Проектирование социалистических городов. НККХ УССР. // Украинский государственный институт проектирования городов «Гипроград». Сб. тр. № 3. – Харьков. Государственное научно-техническое издательство Украины. 1935. – 196 с.
  5. Самуэльсон Л. Красный колосс. Становление военно-промышленного комплекса СССР. 1921-1941. – М.: АИРО-ХХ, 2001. – 296 с.
  6. ГАРФ. Ф. А-314, Оп. 1, Д. 7667. 216 л.

 


ISSN 1990-4126  Регистрация СМИ эл. № ФС 77-50147 от 06.06.2012 © УрГАХУ, 2004-2017  © Архитектон, 2004-2017