№1(61)
Март 2018
ISSN
1990-4126

English

«Архитектон: известия вузов» № 25 Март 2009

Дизайн


Пьянкова Надежда Сергеевна

преподаватель кафедры графического дизайна,
ФГБОУ ВПО "Уральская государственная архитектурно-художественная академия",
г. Екатеринбург, Россия, e-mail: mashanadya@gmail.com

ГЕНЕЗИС РАЦИОНАЛИСТИЧЕСКИХ МОДЕЛЕЙ ПРЕДМЕТНО-ПРОСТРАНСТВЕННОЙ СРЕДЫ


В работе предпринята попытка выявления закономерности возникновения рационалистических моделей предметно-пространственной среды и влияния этих моделей на современный средовой дизайн. Также кратко рассматриваются перспективы развития современного средового дизайна с точки зрения генезиса рационалистических моделей.

В современном средовом дизайне одновременно развиваются различные направления, однако, одной из наиболее явных тенденций здесь является создание иллюзорной предметно-пространственной среды, что свидетельствует об упадке рационального подхода в дизайне. Уход от рационального подхода сопровождается появлением новых форм. История дизайна свидетельствует о том, что возникновение новых форм является закономерным этапом смены рационалистических моделей. Соответственно, в современном средовом дизайне требуется сформировать идейную основу нового рационалистического направления. Некоторые черты этого направления можно спрогнозировать, проанализировав периоды развития рационалистических моделей в средовом дизайне в начале XX в. и в период после II мировой войны.

Традиции рационализма начали формироваться в античности, когда человек воспринимался как часть космоса (порядка). Согласно античной философии, движение космоса подчинено законам, следовательно, любая гипотеза может быть доказана логическим путём.

Рационалистические идеи Платона нашли отражение в его модели «идеального города», которая отражает тройственную расчленённость человеческой души (разумная, яростная и вожделеющая). По мнению Платона, от природы у разных людей одна часть души развита сильнее, поэтому он выделял три сословия: правители, стражи и работники. Все материальные блага должны были принадлежать правителям, стражи должны были следить за соблюдением законов, а работники – обслуживать потребности первых двух слоёв.

Идеи Платона (модель «идеального города») нашли отражение в первой волне архитектурного и дизайнерского рационализма: цели рационалистических утопий функционализма и конструктивизма, рационализма и формализма заключались в формировании нового общества и нового человека. Идеи Платона также нашли отражение в формообразовании функционализма и конструктивизма: форма, обусловленная функцией, содержит в себе общее начало.

В ХХ веке вследствие ослабления позиции церкви рационалистические идеи активно развивались: научный подход идеализировался. Косвенно идеи Платона повлияли на все рационалистические течения в средовом дизайне XX в. Они обусловили появление следующих черт:

- единство чувственного и интеллектуального (форма определяется назначением предмета);

- единство внешнего и внутреннего (ненужность декора);

- единство целого и частей (неприятие эклектики).

В формализме также нашли отражение идеи Аристотеля, который считал, что форма – есть минимально общее начало вещи. Безусловно, его идеи во многом соответствуют идеям второй волны рационализма, который характеризуется большой композиционной сложностью. Функционализм и конструктивизм (а затем деконструктивизм и нелинейная парадигма) провозгласили идею соотнесённости формы и материала, которая раньше была сформулирована немецким философом Г.Земпером.

В XX веке рационалистические модели развивались сразу в двух направлениях: одно рассматривало систему «человек – среда» (европейский рационализм 1930-х гг., советский формализм 1920-х гг.), другое – только среду (европейский функционализм 1920-х гг., советский конструктивизм 1920-х гг., деконструктивизм 1980-х гг. и нелинейная парадигма 1990-х гг.). При этом развитие моделей происходило волнообразно: от развития к упадку. Первая волна рационалистических идей получила развитие в течениях модернизма: рационализме (советском формализме) и функционализме (советском конструктивизме).

Рационалистические идеи модернизма позволили дизайну решить проблему создания новой формы: возникла новая система культурных ценностей, опирающаяся на научные достижения. Другими словами, утопичная идея, связанная с формированием нового человека, воплощалась в смелых проектах благодаря техническому прогрессу, который позволял противостоять хаотичной по сути природе. Идея формирования нового человека обусловила стандартизацию и универсализацию среды.

Упадок рационалистических идей модернизма сопровождался возвратом к прошлым формам, помещённым в новый контекст (посмодернизм). Таким образом, в периоды упадка рационалистических идей качественных изменений в форме не происходило. Проблема создания новой формы, возникшая в постмодернизме, была разрешена сторонниками деконструктивизма. Идеи деконструктивизма, в свою очередь, повлияли на нелинейную парадигму.

По своей сути все рационалистические модели предметно-пространственной среды являются эстетическими утопиями, возникшими в результате идеализации науки (интеллектуально постигаемая красота). Реальное противопоставляется идеальному, поэтому цели моделей недостижимы (существуют вне времени). Модели создаются для того, чтобы выработать принципы формирования нового человека в новой среде (первая волна рационалистических течений), или для того, чтобы вывести правила развития новой архитектуры, не зависящей от человека (вторая волна рационалистических течений).

В плане композиции рационалистические модели разных периодов претерпевали крайние изменения: от простого (модернизм) к сложному (деконструктивизм и нелинейная парадигма), от статики (модернизм) к динамике (деконструктивизм и нелинейная парадигма).

Эстетически ценной является научно обоснованная форма. Так как чаще всего научно-технические достижения проявляются в индустриальных объектах, эстетизировались машинные формы («дом – машина для жилья»). Затем, вследствие распространения компьютеров, появилось осознание виртуального пространства, которое дало ощущение иллюзорности мира. Создание иллюзорной среды демонстрирует упадок рационалистических идей вследствие их простоты и категоричности.

Философ Жиль Делёз в своих последних работах «выражал тревогу по поводу нелинейных опытов мышления, пытаясь найти пути выхода из завораживающего, но непривычного и демонически неуютного мира нелинейности» [1, с. 9]. В нелинейной парадигме осознанно создаётся противопоставление сущности архитектуры и динамики нелинейной парадигмы.

Нелинейная парадигма, опирающаяся на компьютерные технологии, создала идею виртуального пространства. Нелинейная среда формируется изогнутыми плоскостями, нивелирующими переходы между полом, стенами и потолком. Однако предлагаемые пышные формы быстро начали изживать себя, и начало формироваться новое направление в дизайне среды – иллюзорная среда. Здания начали сливаться с окружающей средой: например, дома напоминают льдины или камни в проекте Mountain Architecture архитектурного бюро Jarmund Vigsnaes Architects.

 

Рис.1 рис.2
Рис.1. Кенго Кума Water/Glass House
(2005 г.)
Рис.2. Jarmund Vigsnaes Architects MountainArchitecture (2008 г.)

 

В новых моделях предметно-пространственной среды находят своё отражение существующие рационалистические идеи – открытое пространство, растворение архитектуры во внешнем пространстве (зеркальные фасады, фасады- и крыши-газоны и др.), однако, создают новую реальность, которая накладывается на существующую. В отличие от нелинейной парадигмы иллюзорная среда уходит от рационализации, упорядочивания хаоса. Примером такого подхода в дизайне среды может служить проект Water/Glass House Кенго Кума, в котором идея открытого пространства трансформируется в идею иллюзорного пространства. Плоскость воды становится своеобразной координационной сеткой, на которой строится виртуальная среда (стыки листов стекла напоминают линии построения 3D-объектов).

Идеи создания иллюзорной среды не формируют принципиально новую модель предметно-пространственной среды. Иллюзия параллельного мира, характерная для нелинейной среды, сохраняется, однако, формальная сложность нивелируется прозрачностью и лёгкостью, и упорядоченность исчезает. Таким образом, создание иллюзорной среды знаменует упадок рационалистических идей. Такая модель не даёт раскрыться потенциалу, заложенному в предметно-пространственной среде, она просто уходит от решения проектных проблем.

Кратко схему развития рационалистических моделей предметно-пространственной среды в XX веке можно представить в виде таблицы, в которой направления, знаменующие упадок рационалистических идей, помещены на серый фон.

 

Таблица 1. Генезис рационалистических моделей предметно-пространственной среды в XX в.

 

Из таблицы видно, что в XX веке прошло две волны развития рационалистических моделей предметно-пространственной среды. При этом изменение свойств композиции, кардинально отличающихся в периоды первой и второй волн рационализма, закладывается в периоды упадка рационалистических идей. Следовательно, в парадигме иллюзорной среды содержатся важные композиционные (и, соответственно, концептуальные) изменения, которые сохранятся в будущих рационалистических моделях.

 

Вывод

Парадигма иллюзорной среды не решает проблему создания новой формы, поэтому необходимо сформировать идейную основу нового рационалистического направления. Исследование периодов расцвета рационалистических моделей предметно-пространственной среды в XX веке свидетельствует о том, что направления в дизайне, связанные с упадком рационалистических идей, содержат в себе конфликт, который может быть разрешён только рационально. Однако, так как возникновение этих направлений обусловлено изменениями в сознании людей, изменения (на уровне концепции и, соответственно, композиции), характеризующие данное направление, сохранятся в новой рационалистической модели.


Библиография

  1. Добрицына И.А. Нелинейная парадигма в архитектуре 90-х гг. XX в. – М.: Научная книга, 2001. – 416 с.
  2. Иконников А.В. Утопическое мышление и архитектура. – М.: Архитектура-С, 2004. – 400 с.
  3. Семиотика пространства: Сборник научных трудов международной ассоциации семиотики пространства / под ред. А.А.Барабанова. – Екатеринбург: Архитектон, 1999.
  4. Хан-Магомедов С.О. Архитектура советского авангарда в 2-х т: Т. 2. – М.: Стройиздат, 1996. – 709 с.
  5. Хан-Магомедов С.О. Рационализм – «формализм». – М.: Архитектура-С, 2007. – 496 с.

Источники иллюстраций

Рис.1. Кенго Кума. Water/Glass House.
http://www.floornature.com/worldaround/img_magazine/waterglass_1_popup.jpg

 

Рис.2. Jarmund Vigsnaes Architects. Интерьер+дизайн, февраль 2008. – С. 28


ISSN 1990-4126  Регистрация СМИ эл. № ФС 77-70832 от 30.08.2017 © УрГАХУ, 2004-2017  © Архитектон, 2004-2017