№3(59)
Сентябрь 2017
ISSN
1990-4126

English

«Архитектон: известия вузов» № 27 Октябрь 2009

Теория архитектуры


 Коркин Илья Анатольевич

аспирант, Иркутский государственный технический университет.
Научный руководитель: доктор исторических наук Меерович М.Г.

 Шишканов Владимир Сергеевич

аспирант, Иркутский государственный технический университет.
Научный руководитель: доктор исторических наук Меерович М.Г.

ПРОБЛЕМА ОЦЕНКИ НЕИЗВЕСТНЫХ ВИДОВ ФАСАДНОГО ДЕКОРА ПРИ ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОЙ ЭКСПЕРТИЗЕ ИСТОРИЧЕСКИХ АРХИТЕКТУРНЫХ ОБЪЕКТОВ


УДК: 72.03
ББК: 85.113
Идентификационный номер Информрегистра: 0420900020\0031


Статья посвящена проблеме оценки фасадного декора при историко-культурной экспертизе исторических архитектурных объектов, в частности, проблеме выявления уникальных элементов декора, названных в статье «неизвестными».

Ключевые слова: декор; уникальность; историко-культурная экспертиза; православные храмы Сибири


Одной из современных проблем архитектурной науки является проблема оценки исторических объектов с целью определения их охранного статуса. Сознавая особое значение культурных ценностей и их важнейшую роль в развитии образования, науки, культуры, а также в обогащении культурной жизни народов и взаимного сотрудничества, каждое государство стремится к сохранению этих предметов для последующих поколений.

К проблемам сохранения культурного наследия следует отнести, прежде всего, отсутствие должного внимания со стороны академической правовой науки, отсутствие комплексного подхода и крайнюю непоследовательность в создании законодательной и нормативной базы в сфере сохранения и использования культурных ценностей. Одной из методических недоработок является отсутствие общепринятого регламента по выявлению объектов архитектурного наследия (одного из видов культурного наследия).

При изучении объектов архитектурного наследия одной из главных характеристик является декор здания, однако даже в самых подробных методических пособиях возникают противоречия с отнесением того или иного вида декора к категории «уникальный» и «характерный». Уникальной может быть форма декоративного элемента или композиция всего декоративного убранства объекта. А каким следует признавать элемент, отнесение которого к какому-либо из известных видов декора затруднительно?

Данная статья ставит своей целью обратить внимание на «неизвестные» элементы декоративного убранства исторических архитектурных объектов, объяснить, в чем их отличие от различных трансформаций «известных» видов декора и поднять вопрос об их ценности.

Условно все виды декора по количеству существующей информации о каждом из них можно разделить на две неравные группы:

  • «известные», наиболее распространенные, информация о которых содержится в многочисленных литературных источниках и названия которых у всех «на слуху»;
  • «неизвестные», достаточно редкие или вообще единственные в своем роде, упоминание о которых встречается в редких исследованиях, либо информация о которых отсутствует.

Стоит оговориться, что, обозначенные нами как «неизвестные виды декора», декоративные элементы известны большинству исследователей, однако не существует (либо существует в единичных источниках) их какое-либо отдельное обозначение, что может быть объяснено их единичностью. По этой же причине «неизвестные» виды декора редко выступают предметом сосредоточенного изучения историков архитектуры. Единичность применения любого элемента архитектурного декора, как правило, делает невозможным установление каких-либо связей или закономерностей, на основе которых в дальнейшем можно выдвигать гипотезы о принадлежности рассматриваемого объекта к той или иной стилистической группе, региональной архитектурной школе или к работе определенной строительной артели, либо конкретного зодчего. А именно эти вопросы являются ведущим предметом исследования подавляющего числа работ, посвященных изучению архитектурного декора.

Однако, по сравнению с «известными», учет именно редких, «неизвестных», видов декора при анализе системы декоративного убранства дает возможность проанализировать те приемы и тенденции, которые не получили дальнейшего развития, что не менее важно для выявления исторических особенностей формирования и развития региональной архитектурной школы, нежели установление устойчиво повторяемых закономерностей. Также, как уже было сказано выше, изучение «неизвестного» декора должно быть немаловажным в вопросе определения культурно-исторической ценности исторических зданий.

Итак, «неизвестный» декор в «чистом» виде – это не видоизмененный «известный» декор, а принципиально новая категория. Хотя «отголоски» традиционных декоративных элементов можно увидеть практически в любой новой форме. Главным показателем в обнаружении новых «неизвестных» видов декора может служить атрибутивная характеристика элементов, характеризующая его форму, размер, расположение на объекте и т.д. Для каждого вида декора характеристика атрибутов будет различная. Более того, отличаться будут и характеристики элементов декора одного вида, но только те, которые не будут являться для него неотъемлемыми. К примеру, такая архитектурная деталь, как фронтон, может быть практически любой формы, но обязательно должна быть завершением карниза здания или наличника [4], то есть обязательным для данного вида декора будет расположение на объекте. Таким образом, отличие «неизвестных» видов декора от «известных» будет заключаться в иных атрибутивных характеристиках.

Безусловно, такая сложная процедура идентификации новых «неизвестных» видов декора озвучена лишь для того, чтобы объяснить, в чем их коренное отличие от видоизмененных, но остающихся в своей типологической группе «известных» видов декора. Что же касается практики, то для любого человека, разбирающегося в архитектурном декоре, не проблема выделить на объекте (в случае, если они есть) «неизвестные» виды декора. Однако такой случай выпадает не часто. Так, при анализе более 80 каменных православных церквей Сибири XVIII-начала XX веков (то есть основной части сохранившихся до наших дней церквей, построенных до революции) было обнаружено чуть более десятка декоративных элементов, отнесение которых к «известным» видам декора невозможно. Рекордсменом же является Крестовоздвиженская (Крестовская) церковь в Иркутске (1747-1760 гг.) (рис.1), признанный шедевр русской архитектуры, на которой мы выделяем четыре «неизвестных» вида декора (о том, является ли «неизвестный» элемент декора отдельным видом, будет сказано ниже).

Следует констатировать, что, несмотря на обилие всевозможных геометрических форм на фасадах церкви, основная часть представленного декора легко поддается классифицированию. В первую очередь это наборные колонки, кронштейны-городки, перспективные наличники окон и порталов, зубчатые, аркатурные и меандровые пояса. Из более сложных «случаев», конечно, стоит выделить филенки сложных геометрических форм (рис.2), которые стали одной из «визитных карточек» иркутской школы Сибирского барокко. Такое разнообразие форм этого вида декора, которое имеется на фасадах Крестовоздвиженской церкви, может ввести в заблуждение, будто перед нами в большом количестве как раз те искомые «неизвестные» виды декора. Однако это, разумеется, не так, потому как форма для данного вида декора не будет являться неотъемлемой характеристикой.

рис.1 рис.2

Рис.1. Крестовоздвиженская
(Крестовская) церковь в Иркутске
(1747-1760 гг.)

Рис.2. Декоративный элемент «филенка»

 

Также в подобное заблуждение могут ввести картуши всевозможных форм (рис.3), зубцы, перекочевавшие на филенку (рис.4), и бусы (рис.5), также находящиеся внутри филенки. По поводу того, что перед нами именно «зубцы», сомнений быть не может, тем более, что подобный прием часто встречается на храмах того периода. А вот элемент, обозначенный нами как «бусы», может быть обязан своим появлением совсем не этому привычному виду декора, а влиянием прикладного искусства местных народностей [1, 2]. И его необычное расположение на фасаде (не на фризе), и те геометрические композиции с ним, что мы можем видеть (рис.6), могут говорить нам о том, что это не привычный нам декоративный элемент, а новый, неизвестный.

Рис.3 Рис.4

Рис.3. Декоративный элемент «картуш»

Рис.4. Зубцы внутри филенки

 

Рис.5 Рис.6
Рис.5 Рис.6

Рис. 5,6.  «Неизвестный» декоративный элемент

 

Непростая ситуация может возникнуть при рассмотрении солярных знаков внутри филенок (рис.7). Подобный декор в литературе принято обозначать достаточно абстрактным понятием «рельеф», «барельеф» или «лепнина». Такое обозначение выглядит вполне исчерпывающим, если мы имеем дело с символьным элементом, уже само собой имеющим свое отдельное неархитектурное название.

Интересными для рассмотрения являются капители наборных колонок, фланкирующих оконные проемы второго этажа (рис.8). Для капителей данная форма является очень необычной, однако форма не является неотъемлемой характеристикой для данного архитектурного вида. Неотъемлемым в данном случае будет расположение элемента на фасаде - завершение верхней части колонок - этоговорит о том, что перед нами именно этот декоративный элемент.

На примере выделения в истории архитектуры отдельных элементов декора из более сложных (как в случае с дынькой и валиком в составе наборных колонок) как «неизвестный» вид декора можно отметить элемент в форме песочных часов (рис.8), использующийся в составе рассмотренных выше наборных колонок. Он не будет являться «известным» декоративным элементом, так как его атрибутивная характеристика не принадлежит к какому-либо из "известных" видов декора.

Рис.7 Рис.8

Рис.7. Солярный знак внутри филенки

Рис.8. Составной элемент наборной колонки в виде песочных часов  и необычные капители

 

Кроме двух, отнесенных нами к «неизвестным» видам декора элементов, можно выделить криволинейные узоры, «разбросанные» вокруг филенок, лепящиеся к трифолиям порталов, «висящие» на язычках карнизов (рис.9,10,11) [3]. Однако и тут можно обойтись каким-то общим термином, вроде «лепнина» или «рельеф». Но из-за необычности данных декоративных элементов мы их все же отнесем к «неизвестным» видам декора. Причем, предлагаем считать их одним видом, так как все они примерно одного размера и фактуры, отличается лишь их форма.

Рис.9 Рис.10 Рис.11
Рис.9 Рис.10 Рис.11

Рис.9-11 Криволинейные узоры – «неизвестный» декоративный элемент

К «неизвестным» видам могут быть причислены и различные «образования» небольших размеров, которые можно назвать «розеттами», но коими они вряд ли могут являться (рис.12,13). Их также по общим характеристикам (за исключением формы, которая, кстати, также обнаруживает сходство) можно объединить в один вид.

Рис.12 Рис.13
Рис.12 Рис.13

Рис.12,13. «Неизвестные» декоративные элементы

Итак, мы выделили четыре «неизвестных» вида декора. Можно ли эти декоративные элементы считать отдельным «новым» видом, нуждающимся в отдельном обозначении, или же перед нами частные случаи, не заслуживающие такой почести?

Действительно, необходимость в отдельном обозначении элемента декора появляется в том случае, если элемент получил распространение на большом количестве объектов. В нашем случае, относительно выявленных нами трех «неизвестных» декоративных элементов, мы не можем привести аналогов на других архитектурных объектах, а вот элемент, обозначенный нами как «песочные часы», встречается в составе наборных колонок на Покровском соборе в Красноярске (рис.14) и на Троицкой церкви в Енисейске (рис.15).

Рис.14 Рис.15

Рис.14. Составной элемент наборной колонки в виде песочных часов на Покровском соборе в Красноярске

Рис.15. Составной элемент наборной колонки в виде песочных часов на Троицкой церкви в Енисейске

 

В заключение хочется еще раз повторить, что при исследовании более чем 80 православных каменных храмов Сибири XVIII-начала XX веков, было выявлено чуть более десяти «неизвестных» элементов декора. Это может говорить о том, что «неизвестные» декоративные элементы – редкое явление даже для объектов такого, отличающегося своей удаленностью и определенным разрывом с существовавшей традицией, региона как Сибирь. И ценность каждого из таких элементов декора (а значит и ценность всего объекта) в силу их единичности должна быть намного выше, чем у других, гораздо более распространенных видов.

Говоря об отсутствии общепринятого регламента по выявлению объектов архитектурного наследия, стоит сказать, что, если он появится, то, скорее всего, будет заключаться в количественной оценке ценности исторических объектов с присвоением каждому определенного балла, который и будет свидетельствовать о месте объекта в истории архитектуры (подобное методическое пособие уже разработано в Санкт-Петербурге). При разработке такого регламента, безусловно, стоит учесть ценность уникальных «неизвестных» видов декора, разумеется, исходя из их эстетических, композиционных, конструктивных и функциональных качеств.


Библиография

1. Буряты / отв. ред. Л.Л. Абаева, Н.Л. Жуковская. – М.: Наука, 2004.

2. Калинина И.В. Православные храмы Иркутской епархии XVIII – начало XX века / И.В. Калинина. – М.: Галарт, 2000. – 496 с.

3. Масиель С.Л.К. Каменные храмы Сибири XVIII века: эволюция форм и региональные особенности: автореф. дис. … канд. искусствоведения 17.00.04 / С.Л.К. Масиель – М., 2003.

4. Плужников В.И. Термины российского архитектурного наследия. Словарь-глоссарий / В.И.Плужников. – М.: «Искусство», 1995. – 160с.

Иллюстрации

1-14 – фотографии автора

15, 16 – http://sobory.ru/


ISSN 1990-4126  Регистрация СМИ эл. № ФС 77-70832 от 30.08.2017 © УрГАХУ, 2004-2017  © Архитектон, 2004-2017