Ural State University of Architecture and Art

ISSN 1990-4126

Architecton: Proceedings of Higher Education №1 (65) March, 2019

History of architecture

Gurev Grigory S.

Doctoral student, Subdepartment of Fundamentals of Design and Architectural Graphics.
Research supervisor: Professor A.E.Yenin, PhD. (Architecture).
Voronezh State Technical University.

Russia, Voronezh, e-mail: gurudesign@mail.ru

WOODEN ARCHITECTURE OF VORONEZH IN THE LATE 19th- EARLY 20th CENTURY

УДК: 72.035.5
ББК: 85.113

Abstract

The article discusses the historical reconstruction of wooden buildings that existed in Voronezh at the turn of the 20th century.These buildings were irretrievably lost as a result of destruction and fires during the Great Patriotic War and subsequent demolition in the 1970-1980s. The miraculously preserved and surviving specimens of Voronezh wooden architecture illustrate its uniqueness and originality. Field studies and analysis of archival, historical and architectural material have enabled the author to establish the city planning characteristics of the wooden architecture and the location and character of the wooden buildings within the city fabric. The spatial planning, compositional, functional, typological, structural and stylistic features of the wooden architecture of Voronezh have been determined taking into account the regional specifics.

Keywords: wooden architecture, Russian style, eclecticism, Art Nouveau

Введение

Деревянная архитектура Воронежа конца XIX – начала XX в., составлявшая более половины из числа всех жилых строений города, являет собой мощный пласт историко-архитектурного наследия, несправедливо забытый, почти полностью уничтоженный и недостаточно изученный. Между тем, культурно-историческая, образно-эмоциональная и архитектурно-художественная значимость и своеобразие деревянной архитектуры старого русского города могут стать составной частью формирования идентичности современного Воронежа. В публикациях воронежских историков, краеведов А.Н. Акиньшина, П.А. Попова [1, 2, 3] и научно-исследовательских работах архитекторов В.А. Митина [4, 5], Г.А. Чеснокова [6, 7] затрагивались некоторые аспекты этой темы, но детального и углубленного изучения деревянных и смешанных построек Воронежа не проводилось. Анализ, обобщение и систематизация материала по деревянной архитектуре Воронежа рассматриваемого периода является целью данного исследования. Сам объект исследования, его характер и природа рассматривается в ситуации, в которой он находился.

Объемно-планировочная структура Воронежа, в основу которой был положен регулярный план, разработанный выдающимся русским архитектором периода классицизма И.Е. Старовым и утвержденный императрицей Екатериной II в 1774 г., к концу XIX в. окончательно сложилась [5, 6]. Местоположение кварталов, условия рельефа местности, удаленность от центра города, качество и этажность застройки, разделение по социальному статусу и другие важные оценочные признаки дают возможность объединить кварталы в однородные оценочные группы и районы. Таких районов со значительно разнящимися признаками, определилось по три в каждой части города – Московской, Дворянской и Мещанской. Условное цветовое обозначение кварталов, районов и частей города дает наглядное представление об их границах (рис. 1).

 

 Рис. 1. План г. Воронежа 1899 г. с указанием частей и районов. Реконструкция автора

Вполне очевидна разница между центральными кварталами города, где качество, ценность и доходность построек значительно выше, нежели на окраинах. В центральных кварталах города преобладают многоэтажные здания, площадь усадеб, количество строений в них несколько больше, чем в окраинных кварталах, которые застроены в подавляющем большинстве одноэтажными деревянными жилыми домами и надворными строениями.

Плотность населения. По опубликованному в 1897 г. подсчету данных всероссийской переписи населения, в Воронеже проживало 60 тыс. жителей. В 1898 г. – 64 533 человек обоего пола [8]. По переписи 1899 г. в пределах городской черты в Воронеже числится 51 349 человек, из них: в Московской части проживает 13 913 чел. (27% всего населения), в Дворянской части горда числится 20 182 чел. (40%), в Мещанской – 17 254 чел. (33%). Распределение населения по разным частям города в неравных количествах находится в обратной пропорции к территориальной площади частей города. Общая площадь города составляет 655 га, из которых 264,3 га приходится на долю Московской части (40%), 210,8 га занимает Дворянская часть (32%) и 180,2 га (28%) относится к Мещанской части. Сравнив эти отношения с численностью населения, мы видим, что в Московской части проживает гораздо меньше жителей, чем в Дворянской и Мещанской, которые меньше по площади. Окраины Дворянской и Мещанской частей, прилегающие к пойме р. Воронеж и кварталы возле Щепной площади отличаются наибольшей плотностью населения (63 м2 на чел.). Еще большей плотностью населения (18 м2 на чел.) отличаются кварталы Московской части возле Кольцовского сквера, однако в целом эта часть города, будучи больше других частей по площади, невелика по населенности – на одного жителя приходится 136 м2 Плотность населения в Мещанской части – 77 м2, а в Дворянской – 75 (рис. 2).

 

 Рис. 2. Плотность населения Воронежа на 1899 г. по статистическим данным [9]

Площадь усадьбы. Общая площадь измеренных в 1899 г. усадеб, застроенных и незастроенных, составила 475 га. Под огородами находилась небольшая часть усадьбы (0,4%), под пустырями 3,9%. Четверть всей площади усадеб было занято садами, а остальное пространство (68,7%) – дворами, что составило 211,8 га. По отдельным частям города площадь усадьбы проиллюстрирована на рис. 3.

 

Рис. 3. Площадь усадьбы с подразделением ее по видам в отдельных частях Воронежа (га, %). Реконструкция автора
по данным [9]

Из общего числа жилых строений сосчитано 1543 каменных, 1050 смешанных и 3086 деревянных. Деревянные жилища, составляя свыше 54%, оказываются преобладающими. Еще бóльший процент (81%) составляют одноэтажные жилища, двухэтажные около 17,5%, а трехэтажные около 1,5%. Распределение жилых строений по количеству этажей и по материалу представлено на рис. 4.

 

 

Рис. 4. Количество жилых строений в отдельных частях города по этажности и строительному материалу. Реконструкция автора по данным [8]

Сухая статистика порой способна дать объективное представление об исторической эпохе, ушедшей в небытие: количественный и качественный состав деревянных построек города на рубеже столетий, характер их размещения в объемно-пространственной структуре города, их этажность, планировка, преобладающая стилистика деревянной архитектуры. Немаловажным фактором при этом являются данные по сословным группам населения – домовладельцам, поскольку от материального благополучия застройщика, его интеллектуального и культурного уровня, от возможности привлечь профессионального архитектора-проектировщика зависит качество, стилистика и архитектурно-художественный образ жилой постройки. На эти вопросы проливает свет статистическое исследование города, проведенное в 1899 г. Статистическим отделением губернской земской Управы г. Воронежа. В результате исследования было описано 3356 домовладений, из которых около половины (44,8%) принадлежало мещанам, около четверти (25,2%) – крестьянам, 14,8% – дворянам, 10,2% – почетным гражданам и купцам, 2,4% – духовным лицам и 2,6% являлись общественными и казенными домовладениями [9] (рис. 5).

 

 Рис. 5. Состав недвижимых имуществ, принадлежащих различным сословным группам населения Воронежа на 1899 г. Реконструкция автора по данным [9]

Под домовладением подразумевается земельный участок (возможно, с садом и огородом) и находящиеся на нем отдельные строения: жилой дом, флигель, пристройки, дворовые сооружения хозяйственного и вспомогательного назначения.

Типы жилых строений. Абсолютное большинство деревянных и смешанных построек принадлежало далеко не самым богатым городским сословиям – крестьянам и мещанам, которые могли позволить себе недорогое деревянное жилище, в лучшем случае – крытое железом и возведенное на каменном подклете. Однако эти простые деревянные постройки были не лишены изящного и искусно выполненного резного убранства в виде узорочья наличников, пилястр и карнизов, подчеркивающих национальную самобытность деревенской архитектуры, впитавшей традиции народного искусства Центрального Черноземья, Малороссии и Московского региона (рис. 6).

 

Рис. 6. Деревянный одноэтажный тип жилых домов Воронежа второй половины XIX – начала XX в. Реконструкция автора

Композиционным прототипом фасадов этой группы жилых домов служили «образцовые» проекты, разработанные одновременно с проектом регулярной планировки для Воронежа «Комиссией строений Санкт-Петербурга и Москвы» в 1774 г. [10, 4, с. 12]. Достоверно точно дома не повторяли фасады «образцовых» проектов, но композиционно-ритмическое членение соблюдалось на три, пять и семь оконных осей. Далеко не все дома крестьян и мещан украшались деревянной резьбой, особенно в периферийных и удаленных от центра районах, дома и постройки городской бедноты выглядели более чем скромно. Известный воронежский общественный деятель, издатель и краевед XIX в. Г.М. Веселовский писал о Воронеже того времени: «Все почти окраины города носят характер бедности: постройки здесь скорее напоминают богатое село, чем богатый город» [11, с. 226].

В центральных районах города к концу XIX в. появляются двухэтажные деревянные дома, проектированием которых занимались гражданские архитекторы и техники, о чем свидетельствует внешний облик этих зданий и ощущается «рука профессионала». Позволить себе строительство двухэтажного дома могли состоятельные граждане из купеческого и дворянского сословия, которых объединяло религиозно-философское славянофильское воззрение, провозглашавшее христианское учение как духовное начало русского народа. Дворянство и купечество являются покровителями русского стиля и заказчиками сооружений в русском стиле [12, с. 156]. Благодаря духовным пристрастиям этих сословий русский стиль активно распространялся в гражданском зодчестве. Деревянные здания, построенные в Воронеже во второй половине XIX в., имеют в своем архитектурном облике черты русского стиля (рис. 7).

 

 Рис. 7. Деревянный двухэтажный тип жилых домов Воронежа второй половины XIX – начала XX в. Реконструкция автора

В конце XIX в. деревянные дома декорировались плоскорельефонй, накладной и сквозной резьбой в традициях народного зодчества с доминированием резного декора эклектического характера в соответствии с вкусовыми предпочтениями застройщика. В первом десятилетии XX в., когда новомодный стиль модерн, хоть и с большим запозданием, но пришел в провинциальный Воронеж, состоятельные заказчики с большой осторожностью и с помощью профессиональных архитекторов стали использовать стилистику модерна, в большей степени – рационального, в декорировании деревянных фасадов зданий. По функциональной принадлежности двухэтажные деревянные дома, которые строили состоятельные граждане, являлись «доходными, поскольку, квартиры сдавались внаем.

Всего деревянных жилых домов в Воронеже рассматриваемого периода было 4627, из них двухэтажных – 637, а трехэтажных – всего 10 (рис. 8).

Рис. 8. Этажность зданий и построек по городу Воронеж на 1899 г. Реконструкция автора по данным [9]

Заключение

Проведенное исследование открывает объективную картину (к сожалению, утраченную), социальный и архитектурно-градостроительный контекст существования и развития деревянной архитектуры Воронежа конца XIX – начала XX в. с учетом стилистических трансформаций и региональной специфики. Делается вывод об архитектурно-художественных качествах деревянной архитектуры, этажности, ее местоположения в планировочной структуре города, в зависимости от сословной принадлежности застройщика.

References

1. Akinshin, A.N, Popov, P.A. (2000) The Historical and Cultural Heritage of Voronezh. Voronezh: Center of Spiritual Revival of the Black Earth Region.(in Russian)

2. Popov, P.A. (2008) The Passing-Away Voronezh through Pavel Popov’s Camera Glass. Voronezh: IPF Voronezh. (inRussian)

3. Popov, P.A.(2014) Hello, My Old House! The Most Wonderful Buildings of Voronezh. Book I.Voronezh: Voronezh State University Publishing. (in Russian)

4. Mitin,V. A. (2004) Mansions of the City of Voronezh of the 18th, 19th, 20th Century. Voronezh: Nikitinskoye. (in Russian)

5. Mitin, V.A. (2019) Ivan EgorovichStarov, Nikolay NikolaevichIyevsky, JacomoQuarenghi. The Beginning of the Greater Voronezh. In 2 vol. Voronezh: Albom. - Vol.1: From Fortifications to the General Plan, 2009. (in Russian)

6. Chesnokov, G.A.(2011) Voronezh. The Stone Annals. Architecture and Civil Engineering: in 2 vol. Vol. 1. Voronezh: Albom. (in Russian)

7. Chesnokov, G.A. (1999) Architecture of Voronezh: History and Modernity. Voronezh: Voronezh state Academy of Architecture and Civil Engineering (inRussian).

8. A Memorial Book of Voronezh Province.Voronezh Provincial Statistical Committee. Voronezh: Voronezh Provincial Statistical Committee: Tipolithography of Province Government, 1899. (in Russian)

9. Voronov, I.K. (1903) City of Voronezh: Population and Immovable Properties. Material for Assessment of City Immovable Property. Voronezh: Voronezh Provincial Council. [4], VIII, 240, 229 p.

10. Pirozhkova, I.G. (2008) History of Building Legislation of the Russian Empire. Moscow: «Canon», ROOI «Rehabilitation».

11. Veselovsky, G.M. (1886) City of Voronezh. A Historical Essay of Voronezh from 1586 to 1886. Voronezh, p. 298 (in Russian).

12. Kirichenko, E.I. (1997) Russian Style. A Search for Expression of National Identity. Nation and Nationality. Traditions of Old Russian and Folk Art in 18th-early 20th Russian Art. Moscow:Galart. (in Russian)

Citation link

Gurev, G. S. WOODEN ARCHITECTURE OF VORONEZH IN THE LATE 19th- EARLY 20th CENTURY //Architecton: Proceedings of Higher Education. – 2019. – №1(65). – URL: http://archvuz.ru/en/2019_1/9 


Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons "Attrubution-ShareALike" ("Атрибуция - на тех же условиях"). 4.0 Всемирная


Receipt date: 11.02.2019
Views: 146